Спарта сейчас: Античный город Спарта в Греции: история и современность. — Портал путешествий | Путеводители

Содержание

Античный город Спарта в Греции: история и современность. — Портал путешествий | Путеводители

Эллинская цивилизация дала миру столько полезного, как никакая другая. Но не было в ней более противоречивого города-государства, чем Спарта. Как только в современном мире звучит это слово, сразу же его ассоциируют со спартакиадами. Но мышление жителей этого античного полиса-государства, вместе с их вождями, было словно специально соткано из противоречий.

Раскопки Древней Спарты

Создается впечатление от хроник тех веков, что спартанцы вышли на поле истории, чтобы показать себя однобокими, а возникнув, быстро и бездарно исчезнуть. Творить собственную культуру и растаптывать ее на полях воинских сражений? Выигрывать войну и затем терять мир?

Где находится Спарта в Древней Греции?

Современная Спарта — столица области Лакония на юго-востоке полуострова Пелопоннес.
А Древняя Спарта располагалась на севере от современного полиса. То, что Спарта в древности была аристократической республикой, когда в Афинах уже установлена демократия, это неполная трактовка общественного устройства жизни постоянно воинствовавших дорийцев.

Древняя Спарта на карте

История Спарты

В 12-м – 11-м столетии до нашей эры на всю территорию материковой Эллады вторглись новые племена дорийцев. В том числе и на земли Лаконики. Только Афины смогли от них устоять. Туда и бежали от захватчиков земледельцы Пелопоннеса. Дорийцы жили уже в родовом строе, что расширило его рамки и на греческие территории.

Лакония

Захватчики быстро переняли от эллинов все их достижения: приспособление для глубокой пахоты, колесные повозки, парусники, прессы и многое другое из технических новшеств. А также освоили основы храмового и замково-крепостного зодчества.

Местное население унижалось, фактически проходило становление рабских условий труда и жизни. Но не везде в одинаковых формах и масштабах. В Спарте, например, завоеватели — спартиаты – вытеснили местное население к границам Лаконики; у населения сохранялось ограниченное самоуправление, развивались ремесла и торговля.

Спартанские воины

После ожесточенной борьбы за территорию оба племени объединились, ими управляли и дорийские цари, и ахейские. Столетие Спарта воевала с соседней Мессенией за расширение территории. Ее жители стали рабами. Но с долей свободы — семьи обрабатывали собственные земельные наделы, которые облагались налогом.

Спарта должна была решать проблемы, до того времени не стоявшие перед ней, – создание такого управления, которое не было известно ни дорийцам, ни ахейцам до того времени. Так появилась аристократически-террористическая форма власти.
Из нее Спарта не вышла до распада государства, несмотря на то, что пилила сук, на котором находилась. На первом месте всегда были войны. Это не про них поговорка: «хочешь мира – готовься к войне». Весь социальный уклад Спарты был положен на алтарь разбоя.

Снаряжение спартанского воина

Спартанцев или спартиатов еще называли «лакедемонянами» – по имени территории.

Что же за лад существовал в этом противоречивом обществе? Не путать этот «лад» с музыкальным дорическим. Именно эти племена придумали музыкальный лад «ре, ми, фа, соль, ля, си, до, ре», до сих пор использующийся в греческой музыке. Возможно, из нее позже сформировалась традиционная октава: «до», «ре», «ми»… «до». В архитектуре также сложился дорический стиль. Это всем известные античные и средневековые колонны с карнизом, фризом и архитавром дорической формы – со своеобразным ее расширением. Рассмотрите эти образцы в городе Спарта, Греция (на фото)

Образец дорической архитектуры

Спарта – милитаристское государство.

Скорее всего, это произошло до 600-х годов до нашей эры, иначе через столетие Спарта стала военным лагерем, машиной для войн. Нет оправдания тому, что, мол, обществу будет так лучше. Это важное отступление в теме.

Спартанские воины. Древнее изображение

В седьмом веке понятия «искусство» и «поэзия» в Спарте перестали существовать.

Милитаристское государство держало под контролем жизнь граждан от рождения до смерти. Оно определяло, кого из родившихся мальчиков оставить (здоровых), а кого сбросить в пропасть горы (больных). С семи лет они уже не принадлежали своей семье, а становились в ряды военизированного сословия.

Остатки строений Древней Спарты

Цари Спарты, наверное, не понимали, что существует такая вещь, как мир, и в нем хотя бы периодически приходится жить. Они продолжали столетиями одну и ту же политику: побеждали в войне, но теряли мир. В четвертом веке не было года, чтобы спартанцы не плодили новых врагов. Даже из своих союзников.

Это сегодня слово «спартанский» употребляют в значении «умеренный», «скромный».

Тогда же молодой спартанец становился орудием в битвах своих царей. На могилах погибших высекали имя и только два слова — «на войне». На их место становились другие.

Упадок государства

Погубило Спарту золото и серебро, которые захватывались на покоренных территориях. Им владела кучка общества. И уже в «домашнем» обществе пошло расслоение и назревало недовольство воинов, которым приходилось продавать доспехи, чтобы существовать. Земельные участки скупались у крестьян богачами.

Руины Древней Спарты

Последний штрих в историю войн Спарты.

Этот город единственный из древнегреческих полисов, не имевший крепостных стен вплоть до второго столетия до нашей эры. История свидетельствует, что не все крепости надежны, но в Спарте полагались ошибочно лишь на крепость человеческого тела.

Чем славится современная Спарта в Греции

Город Спарта заложен в 1834 году. Здесь проживают около двадцати тысяч человек. Это административный и коммерческий центр провинции Лакония. В нем архитектурно просторно – большие площади, парки, сохранившиеся до наших дней древние здания.

Современная Спарта

Больше известен и на полуострове Пелопоннес, и в Греции как торговый центр плодородной долины реки Эвротас (Еврот). Для оптовой, в том числе и международной, торговли используются порты ближайших гаваней. Действуют небольшие предприятия, выпускающие продукты питания, ткани, пищевые, табачные и химические изделия. Артефакты прошлых столетий выставлены на обозрение в археологическом собрании.

Морское побережье в районе Спарты

Также в городе действует кафедра православного епископа.

Старая Спарта достопримечательности передала новой

Археологический музей в Спарте

Достопримечательностями города являются руины Древней Спарты – в некотором отдалении от полиса. Туристы посещают гробницу Леонида – царя Спарты. Популярен Акрополь – античный политический, религиозный и экономический центр города.

Вблизи – древний театр на склоне холма в форме амфитеатра. Посетите и византийский монастырь 10-го века.

Maniatis Hotel в Спарте

Для привлечения туристов современная Спарта развивает пляжную инфраструктуру на берегах заливов и расширяет сеть отелей.

Спарта на карте Греции

Спарта, Греция | Город Спарта на карте

В древние времена Спарта была одна из самых важных городов не только Греции, но и всей Европы.

Спарта – древний город-государство была самой значительной военной силой Греции и играла важнейшую роль в истории Пелопоннеса.

Большинство жителей Спарты были рабами , которые каждую осень во время Криптия, могли быть безнаказанно убиты гражданином Спарты.

Хотя древние спартанцы и не увлекались искусством философии и не оставили нам никаких письменных работ, они навсегда вошли в историю и заслужили почтение за их доблесть, отвагу и сохранение греческих ценностей.

Слово «спартанец» стало нарицательным, будучи синонимом жесткого и сурового воспитания, которому подвергались спартанские юноши в период, когда этот город соперничал с Афинами, являясь одним из главных греческих полисов.

История Спарты очень насыщена и интересна. В Древности, Спарта была известна как самое сильное государство с самой мощной военно-морской силой в масштабах всей страны. В те времена, Афины и Спарта были надежными союзниками против персидских захватчиков , хотя и стали врагами после того , как все утихло.

Интересным фактом является то, что Спарта имела двух королей. В эпоху, когда эта территория была известна как Дорическое Государство Спарта, она имела несколько путанную систему правления, которая позволяла в одно и то же время правление двух наследных королей, имеющих абсолютно равные полномочия.

Современная Спарта расположена в южной части Греции , а число ее жителей составляет примерно 18 000 человек ( по данным переписи 2001 года).

В основном, местное население занято в сельском хозяйстве. Спарта славится своими оливками и переработкой цитрусовых.

Спарта и ее окрестности очень интересное место для посещения, особенно для любителей истории. Но следует заметить, что существующие здесь памятники прошлого задержат вас не более чем на час-два. К ним относятся театр, руины храма и маленький Археологический музей.

«Это Спарта!»: 9 мифов о спартанцах, которые опровергают историки

Спарта — один из крупнейших городов‑государств Древней Греции. Она существовала в XI–II веках до н. э. и располагалась в южной части полуострова Пелопоннес. С тех пор прошло много времени, и сегодня массовые представления о Спарте и её жителях больше похожи на парк развлечений, чем на историческую реконструкцию. Вот некоторые из популярных мифов.

1. Спартанцы сами себя так называли

Мы знаем о спартанцах со школьной скамьи, но мало кто догадывается, что жители Спарты раньше назывались иначе. Чтобы разобраться в вопросе, придётся немного рассказать о политическом строе Эллады .

Древняя Греция не была единым государством: она состояла из множества полисов со своей территорией, властью и законами. Город, который сегодня зовётся Спартой, древние греки знали как Лакедемон. Своё наименование он получил от области Лакония в южной части полуострова Пелопоннес. Жителей Лакедемона называли лакедемонянами. Именно поэтому на щитах воинов из Спарты была изображена греческая буква лямбда (Λ).

Спартанцами же местные жители стали с лёгкой руки римлян. Название произошло от слова «спартиаты». Оно обозначало полноправных граждан (см. миф 4) лакедемонского полиса и было распространено на всех его жителей римлянами по ошибке.

Сейчас читают 🔥

2.

300 спартанцев спасли Грецию

Сражение в Фермопильском ущелье (480 год до н. э.), пожалуй, самая известная битва эпохи античности. О подвиге царя Леонида, который с горсткой храбрецов сдерживал огромную армию персидского царя Ксеркса и спас Грецию от разорения, рассказывает фильм «300 спартанцев» Зака Снайдера. Но древнегреческие историки Геродот и Эфор Кимский, из сочинений которых мы знаем о тех событиях, описывали эту битву несколько иначе.

Иллюстрация: картина Жака Луи Давида «Леонид при Фермопилах» / Louvre / Wikimedia Commons

Во‑первых, при Фермопилах сражалось 5–7 тысяч греков, и далеко не все из них были спартанцами. На стороне Леонида и его 300 тяжеловооружённых гоплитов бились 1 000 тегейцев и мантинейцев, 1 120 воинов из Аркадии, 680 пелопоннессцев и 700 беотийцев.

Когда после предательства Эфиальта стало понятно, что персы скоро окружат войско, Леонид отправил большую часть греков домой. При этом со спартанцами остались 700 беотийцев — жителей Фив и Феспии. Современные греки даже решили восстановить историческую справедливость и возвели возле памятника спартанцам монумент в честь фиванцев и феспийцев.

Монумент греческим воинам, павшим в Фермопилах. Фото: EntaXoyas / Wikimedia Commons

Во‑вторых, битва была проиграна. Ксеркс лишь ненадолго задержался в Фермопильском ущелье и позднее смог захватить большую часть территории Древней Греции. Более того, непримиримость спартанцев принесла много бед беотийцам, афинянам и всей Центральной Элладе. Так, например, персы дотла сожгли Афины. Разбить их на суше эллины смогли только через год в битве при Платеях (479 год до н. э.). Мир же был заключён и вовсе 30 лет спустя.

3. Спартанцы сбрасывали детей в пропасть

Всё тот же Зак Снайдер рассказывает нам о том, что немощных младенцев спартанцы сбрасывали в пропасть. Жестокую систему отбора будущих граждан упоминал ещё Плутарх (46–127 годы н. э.) в «Сравнительных жизнеописаниях»:

Родители не имели власти воспитывать детей своих. Отец приносил младенца вскоре по рождении на место, именуемое «лесха», где сидели всех колен старейшины, которые его тут осматривали. Если находили его крепким и здоровым, то приказывали кормить и уделяли ему одну из десяти тысяч частей земли. Если же он был слаб и безобразен, то отсылали его в так называемые Апофеты, место, исполненное пропастей, близ Тайгета. Они думали, что родившийся слабым и нездоровым не может быть полезным ни себе, ни обществу.

Плутарх

древнегреческий писатель и философ

Но это всего лишь миф. В 2010 году сотрудник Университета Афин Теодорус Пициос опубликовал результаты археологического и антропологического изучения останков, найденных в ущелье Апофеты под горой Тайгет. Выяснилось, что возраст захороненных там людей колеблется от 18 до 50 лет. Это никак не соответствует мифу, изложенному Плутархом, зато хорошо вписывается в систему древнегреческого правосудия. Сбрасывание в пропасть было ритуальным наказанием за предательство и преступления и использовалось не только в Спарте. Сведения об этом можно найти и в других источниках, например в гомеровских эпосах.

4. Все жители Спарты были равными

Спарта — это община воинов, где все были равны, так как в бою нет богатых и бедных. Так можно подумать, если не знать некоторых фактов.

На самом деле спартанское общество было основано на принципах свободы и равенства, но далеко не для всех его членов, а только для упомянутых выше спартиатов. Это были полноправные граждане — владельцы земель, аристократы, обязанные нести военную службу, если потребуется. Сами себя они называли гомеями («равными»). На положении рабов у спартиатов были илоты — земледельцы, покорённые предками спартиатов в древности.

Также общественный строй Спарты знал много переходных состояний между гомеями и илотами:

  • периэки — лично свободные граждане, в основном населявшие побережье и предгорные районы;
  • мофаки — дети неспартиатов, получившие полное спартанское образование и возможность стать гражданами;
  • неодамоды — илоты, получившие свободу и право на военную службу, но не имевшие полных гражданских прав;
  • гипомейоны — опустившиеся, обедневшие или физически неполноценные гомеи, лишённые за это части прав.

Но даже статус спартиата ещё нужно было получить. До 18–20 лет юноши воспитывались в специальных интернатах — агелах. После этого спартанец ещё 10–12 лет находился под наблюдением наставников и только после 30 лет мог покинуть казарму и начать частную жизнь.

Иллюстрация: картина Эдгара Дега «Юные спартанцы» / National Gallery, London / Wikimedia Commons

Зато принадлежащие к родам спартиатов женщины, в отличие от жительниц Афин и других древнегреческих полисов, пользовались уважением и имели статус, сопоставимый с мужским. Они воспитывались дома, занимались спортивными упражнениями, учились держать оружие и управлять рабами. Когда мужчины уходили на войну, они должны были уметь сами себя обеспечить и защитить. Девушкам запрещалось вступать в брак раньше 20 лет, чтобы они могли родить здоровых детей. Права на расторжение союза были одинаковы для обоих полов.

5. У спартанцев была непобедимая армия

Конечно, армия Спарты была серьёзной силой и в конце V века до н. э. доминировала в греческом мире, но назвать её непобедимой можно только с большой натяжкой.

Пробитый шлем спартанца. Такой тип доспеха, кстати, носит название коринфского. Фото: British Museum / Wikimedia Commons

До начала греко‑персидских войн (499–449 годы до н. э.) армия Спарты на фоне других полисов выделялась разве что числом. Об этом пишет профессор Лейденского университета Роэл Конийнендейк, основываясь на многолетних исследованиях группы историков. Лакедемон мог выставить крупнейшее войско в Элладе — около 8 тысяч человек. Для сравнения: 300 спартанцев, погибших при Фермопилах, — это всего лишь 4% от количества воинов, которые могли сражаться за Лакедемон. 700 беотийцев же составляли всё мужское население Фив и Феспии, способное держать оружие.

При этом ни один источник не свидетельствует об особой свирепости, уникальности военных учреждений спартанцев или их ратных подвигах. Тот же Геродот пишет , что в Битве чемпионов (около 550 года до н. э.) при равных условиях воины из Аргоса показали себя лучше, чем спартанцы. Также источники сообщают, что лакедемонская конница была бесполезна.

Иллюстрация: персидский воин убивает греческого гоплита. Отпечаток с древней цилиндрической ахеменидской печати / Marco Prins / Wikimedia Commons

Поворотным моментом в формировании имиджа спартанской армии, считает Конийнендейк, стала битва при Фермопилах и особенно её описание Геродотом. Самый ранний источник данных об этом сражении сделал из него миф, который спартанцы с радостью поддерживали. Это нередко помогало им сломить дух противников, даже не вступая в бой.

Спартанцев запомнили как героев, а о том, что они сдались афинянам в битве на Сфактерии (425 год до н. э.), уступили Малую Азию персам в Коринфской войне (395–387 годы до н. э.) и проиграли Фивам (битва при Левктрах в 371 году до н. э.), никто обычно не говорит. Свою роль в этом сыграли и римляне, искавшие пример воинственного государства, на которое можно равняться, и поддерживавшие репутацию спартанцев‑воинов. Рим, кстати, и сам подчинил Спарту в 146 году до н. э.

6. Тренировки с детства и отточенное искусство владения оружием — причина спартанских побед

Авторы, составляющие топы самых крутых воинов, расскажут вам, что спартанцы с самого детства учились обращаться с оружием, поэтому им не было равных. Но историки опровергают это заблуждение.

Спартанцы не жили только ради войны, и их общественное устройство ничем не отличалось от типичной древнегреческой олигархии . Система образования и воспитания, при которой мальчиков‑граждан с малого возраста государство забирает из семьи, существовала и в других полисах. Поэтому говорить об особом индивидуальном военном мастерстве спартанцев нельзя.

Иллюстрация: сражающаяся фаланга на древнегреческой амфоре. 560 год до н. э. / Bibi Saint‑Pol / Wikimedia Commons

Правильнее сказать, что главным преимуществом воинов из Лаконии была дисциплина, привитое с детства послушание и разделение армии. Фаланга не была уникальным изобретением спартанцев, но они единственные среди эллинов догадались разделить её на отряды по 15 человек и заставить их двигаться в ногу единым строем. Простое правило «следуй за человеком перед собой» спартанцы прививали даже подчинённым союзникам, буквально за несколько дней делая из толпы войско.

Чёткая система командования, раздачи и выполнения приказов — вот настоящая причина успеха воинов с лямбдой на щите. Кстати, только в Спарте войско имело одинаковую униформу.

Реконструкция облика гоплитов V века до н. э. Спартанский воин стоит справа от бойца с быком на щите. Фото: Megistias / Wikimedia Commons

7. Спартанцы не интересовались ничем, кроме войны

На самом деле молодых спартиатов, несмотря на казарменные условия жизни, не воспитывали только как воинов и убийц. В агелах они не только занимались физическими упражнениями, но и учились писать и читать, танцевать, декламировать стихи. Военная служба была обязанностью граждан Спарты, а не профессией. Большую часть времени они являлись землевладельцами, поэтому должны были уметь управлять илотами, знать законы и стать полноценными гражданами.

Мифический сюжет кисти спартанского художника. Фото: Louvre / Wikimedia Commons

О том, что в Спарте не только война была в почёте, говорит история поэта Алкмана. Он родился в Малой Азии и прибыл в Спарту рабом, но за поэтический талант был освобождён и даже удостоен памятника на своей второй родине.

Другим творческим героем Спарты был Терпандр — легендарный основатель классической древнегреческой музыки и лирической поэзии. Правда, он тоже не был уроженцем этого полиса, а прибыл туда для подавления народных волнений.

8. Афины и Спарта были союзниками

После просмотра фильма «300 спартанцев: Расцвет империи» можно подумать, что Спарта и Афины были если не дружественными государствами, то хотя бы союзниками. Однако это далеко от правды.

Два крупнейших полиса Эллады неизбежно шли к столкновению за гегемонию в греческом мире. Афины были сильны на море, Спарта — на суше; афиняне придерживались принципов античной демократии, а у спартанцев были цари и олигархия. Когда Ксеркс подошёл к Афинам после сражения при Фермопилах, спартанцы медлили с отправкой войска. То же самое произошло перед знаменитой битвой при Марафоне (490 год до н. э.). Впрочем, афиняне и сами не пришли на помощь Леониду в Фермопилах.

Иллюстрация: спартанцы против персов. Эпизод битвы при Платеях / John Steeple Davis / Wikimedia Commons

Неудивительно, что после того, как персы были отбиты, Афины и Спарта схлестнулись в череде войн, привлекая на свою сторону другие полисы. Они значительно ослабили друг друга и в итоге спустя два с половиной столетия были покорены римлянами.

9. Спартой руководил один царь

Даже смотря не такой мифологизированный фильм, как «300 спартанцев» 1962 года, можно подумать, что Спартой управлял один харизматичный лидер. В действительности всё было иначе. У лакедемонян было сразу два царя из династий Агиадов и Еврипонтидов. Например, соправителем Леонида (из Агиадов) был Леотихид II (из Еврипонтидов). Власть их передавалась по наследству.

Скульптура гоплита, возможно, изображающая Леонида. Фото: Archæological Museum of Sparta / Wikimedia Commons

Кроме царей в Спарте существовала герусия — совет 28 знатных старейшин. Она имела равное с царями количество голосов при решении вопросов. Геронты, члены герусии, оставались на своём посту до конца жизни.

Цари и геронты правили Спартой и составляли основу её олигархического строя. Обычные же спартиаты на общих собраниях могли только принимать или отклонять их решения.

Читайте также 🏛🏺🗡

Древняя Спарта — государство великих воинов

Вторжение дорийцев: рождение Спарты

Дорийский полис Спарта появился в период Темных веков Греции. В этот период греки-дорийцы переселялись на Пелопоннес и подчиняли себе прежнее ахейское население. По легенде Пелопоннес был разделен между потомками Геракла, возглавившими вторжение. Кресфонт получил Мессению, Темен — Арголиду, а сыновья Аристодема — Лаконику.

В Архаическую эпоху Спарта вела трудные войны с другим дорийским полисом Аргосом. Победы Спарты при Фирее и Сепее подорвали силу Аргоса, и в Классическую эпоху этот полис не решался воевать против исконного врага в одиночку. Тем не менее, Аргос сохранил свою независимость. По словам царя Клеомена I, победителя в битве при Сепее, чтобы у спартанской молодежи было, на ком учиться воевать.

В VI веке до н. э. Спарта вела тяжелые войны с соседней Аркадией. Лаконцам удалось победить, но полисы Аркадии не вошли в состав спартанского полиса, а стали его младшими союзниками. Так была заложена основа Пелопоннесского союза. В этот альянс, возглавляемый Спартой, вошли также Элида, Сикион, Коринф и другие полисы Пелопоннеса. Союзники выставляли отряды в объединенное войско, которое вели в поход цари Спарты.

Общество Спарты состоял из трех социальных групп. Его вершиной были полноправные спартиаты или «равные», потомки завоевателей-дорийцев. Ниже их были периэки, лично свободные, но не имеющие политических прав жители Лаконики и Мессении. Периэки имели право заниматься ремеслом, а также должны были служить в спартанской армии наравне с гомеями. Илоты были рабами спартанской общины.

Создание своей политической системы спартанцы приписывали законодателю Ликургу. Но отделить правду от вымысла в его биографии не могли уже в Античности. Скорее всего, Ликургу приписали комплекс преобразований спартанского общества, который внедрялся на протяжении всей Архаической эпохи к середине VI века до н. э. превратил ее в военизированное государство.

Во главе Спарты стояло два царя из двух правящих одновременно царских династий. Им помогал в управлении совет аристократов, герусия. В него входило 30 членов, и за каждым царем было зарезервировано место. Народное собрание в Спарте имело минимум полномочий — оно только утверждало законопроекты герусии. В VI веке до н. э. к ним добавилась коллегия 5 эфоров, которые контролировали деятельность царей.

Аристомен в бою со спартанцами. (Wikimedia.Commons)

Мессенские войны: появление илотов

Мессения была завоевана дорийцами в Темные века. Сведений о ходе завоевания и укладе дорийской Мессении почти не сохранилось. Древние авторы писали, что ахейцы этой области не были порабощены завоевателями-дорийцами, но признали их власть.

Мессения была страной небольших городков и деревень, жители которых осознавали свое культурное единство. Даже победители Олимпийских игр из этого региона обозначались, как выходцы из Мессении, а не какого-то конкретного полиса. Продолжительные войны со Спартой должны были только укрепить единство мессенцев.

Первая война Спарты и Мессении прошла во второй половине VIII века до н. э. Согласно «Описанию Эллады» Павсания она шла 19 лет. Это был просто конфликт между двумя государствами, которых поддерживали другие государства Пелопоннеса. Коринф был на стороне Спарты. Аргос, Аркадия и Сикион — Мессении.

Мессенцы проиграли войну. По условиям мира они должны были поставлять победителям часть своего урожая, а также признавали зависимость от Спарты. Независимость сохранили западные города Мефона и Пилос. Проявлением зависимости от Спарты, например, то, что жители Мессении отправляли своих плакальщиков на похороны царей. После первой войны началась эмиграция мессенцев, преимущественно, аристократии. Они приняли участия в основании полиса Регий. Потомки изгнанников сохраняли свою идентичность, как мессенцев, и после освобождения их родины в IV веке до н. э вернулись туда. Жрецы, служившие в мессенских храмах, бежали в Элевсин.

В первой половине VII века до н. э. жители Мессении восстали. Во главе новой войны был полководец Аристомен. Его деятельность была прославлена потомками, особенно, когда Мессения вновь получила свободу. Поздние авторы подробно описали его деяния и подвиги, в которых уже невозможно отличить правду от вымысла.

Восставших поддержали другие общины Пелопоннеса — Элида, Аркадия и Аргос. У Спарты тоже нашлись союзников среди других полисов региона. К восстанию присоединились и потомки эмигрантов.

Война поначалу была трудной для спартанцев. Но потом они перешли в наступление, а союзники мессенцев их оставили. В решающей битве у Большого Рва ополчение мессенцев было разгромлено. После этого самые стойкие продолжали вести партизанскую войну — они нападали на владения новых хозяев в Мессении и в самой Лаконике. Войну завершила осада укреплений мессенцев на горе Ире. Последним защитникам Мессении разрешили покинуть страну и уйти в союзную Аркадию.

После Второй Мессенской войны государственность этой области была ликвидирована. Мессения была разделена на земельные владения спартиатов, а основную масса населения ждало обращение в илоты или, в редких случаях, периэки. Жители городов западного побережья переселились в Италию и на Сицилию. В свою очередь, на их месте осели жители дружественных Спарте и разрушенных Аргосом городов Асины и Навплий.

Мессенцы сохранили свое самосознание, как единого народа. Их участь вызывала сочувствие у других эллинов. Изгнанники также помнили о связи с этой областью своих предков. В 464 году до н. э. Спарту разрушило мощное землетрясение. Оно стало сигналом к мощному восстанию илотов Мессении, которое вошло в историю как Третья Мессенская война.

Мятежные настроения мессенцев использовали враги Спарты. Например, в ходе Пелопоннесской войны афиняне создали на побережье Мессении форпост, где могли укрыться беглые илоты, желающие продолжить борьбу со Спартой.

В 370 году до н. э. фиванский полководец Эпаминонд освободил Мессению от спартанской власти. Спарта долго не признавала Мессению свободной и безуспешно пыталась вернуть ее под свою власть. Потомки изгнанников вернулись на историческую родину.

Спаивание илотов. (Wikimedia.Commons)

Илоты и криптии

Слово «илот» происходил или от греческого «взятый в плен», или от названия ахейского города Гелос, жители которого стали первыми илотами. Илоты были рабами спартанского государства, как единого целого. Это не было уникально для греческого мира. В схожем положении оказалось завоеванное коренное население в других землях — гимнеты в Аргосе, кориннофоры в Сикионе, мноиты на острове Крит. У древних авторов сохранились свидетельства о «договорах рабства», по которым члены одной общины становились рабами другой. Они регулировали отношения между ними и налагали на победителей некоторые ограничения — не продавать рабов за границу.

До завоевания Мессении спартанцы сделали илотами ахейское население Лакедемона. Илоты трудились на земельных участках. Владевшая участков семья граждан получала в бессрочное владение и трудившихся на ней илотов. Сам статус этих жителей Лаконики характеризовали в древности, как «между свободными и рабами». Спартиат не имел права продать или освободить трудившихся на его земле илотов — это было прерогативой государства, а также требовать с них оброка больше установленного законом. У зависимых жителей Лаконики было право на имущество, дом и семейную жизнь. Илоты могли получить убежище в храме Посейдона, расположенном на мысе Тенар. Страшное землетрясение, уничтожившее Спарту в V веке до н. э., было воспринято, как кара за нарушение права убежища этого храма.

Илоты Лаконики и Мессении отличались друг от друга. Первые были ахейцами, вторые — потомками ахейско-дорийского населения Мессении. Внутри лаконских илотов тоже были разные группы. В течение V-IV веков до н. э. спартанское государство не раз давало свободу группам зависимых жителей. Условием была военная служба. Получившие свободу илоты получали статус «неодамонов», новых граждан. В Эллинистическую эпоху, когда Спарта не вела войн, илоты чаще выкупали свободу.

Мрачной стороной жизни спартанского полиса были криптии, убийства илотов. Само слово происходит от глагола «прятаться». Молодые спартиаты получали кинжалы и с этим оружием отправлялись в деревни илотов. Спартанские власти отбирали для участия в криптиях наиболее способных молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет. Днем они должны были прятаться, а ночью выходить из укрытия. Юноши убивали встреченных ими на дорогах илотов. Иногда они нападали и на деревни, чтобы убить потенциально опасных илотов.

Участники криптий жили отдельно от сограждан около года. Платон писал, что криптии начинались зимой. Вступая в должность, эфоры объявляли илотам войну и тем самым позволяли спартанцам убивать их.

Исследователи обратили внимание на то, что в ходе криптий спартанец становился противоположностью воина-гоплита, каким он должен был стать, достигнув совершеннолетия. Гоплит сражается в строю с другими воинами, участник криптий — действует в одиночку. Гоплит хорошо вооружен, участник криптий — почти наг и вооружен одним кинжалом. Наконец, гоплит сражался в правильном бою днем, участник криптий — выходил на охоту на людей ночью. Возможно, целью было заставить молодого воина осознать преимущества военной и политической организации и побудить защищать ее.

Фрагменты стихов Алкмана. (Wikimedia.Commons)

Спартанские традиции

Ликург установил, что молодые спартиаты должны состязаться не только в атлетических упражнениях, но и в песнях. С Архаической эпохи были известны религиозные музыкальные фестивали Спарты. В первую очередь это Гиацинтии, названные в честь возлюбленного бога Аполлона по имени Гиацинт. Во время Гиацинтий выступали хоры спартанских девушек.

Трудно поверить, но Спарта VII-VI веков до н. э. стала домом для многих поэтов. Среди них Терпандр с Лесбоса, Ксенокрит из Локр, Полимнет из Колофона. Были среди них и уроженец Спарты Кинетон. Другой поэт, Алкман, прославился авторством гимнов для хоров девушек. Он был включен в число 9 величайших лириков. Многие города претендовали на то, чтобы быть его родиной, но прославился как поэт он в Спарте. География поэтов, живших в Спарте, простирается от Италии (Локры) до Малой Азии (Колофон).

Другим крупным фестивалем были Карнеи и Гимнопедии. Во время них праздновали вступление молодых спартиатов во взрослую жизнь. Карнеи включали не только спортивные, но и музыкальные состязания. Авторы песен Гимнопедий были поэты Талет и Алкман. Позже к ним добавили стихи Дионисодота. На Гимнопедиях между собой соревновались три хора — юношей, мужчин призывного возраста и пожилых мужчин.

Гонки на колесницах. Современная реконструкция. (Wikimedia.Commons)

Спартанцы-олимпионики

Несмотря на изменения в полисе спартанцы были постоянными участниками Олимпийских игр. До середины VI века до н. э. спартанские атлеты часто оказывались в числе победителей (олимпиоников). Из 85 известных именам победителей в Олимпийских состязаниях за период 776−580 гг. до н. э. 43 — выходцы из Спарты. После этого количество спартанцев-победителей снижается. Вероятно, из-за милитаризации общества Спарты, где занятия атлетикой были излишними. Другой причиной стало развитие атлетики во всем греческом мире и расширение круга участников Олимпийских игр. За следующие три столетия, вплоть до разрушения традиционного спартанского уклада, известно 13 спартанцев-победителей из 293 олимпиоников.

Больший процент победителей-спартанцев в колесничных бегах, где победителем записывали владельца упряжки. Спартанцы были победителями в гонках квадриг в Олимпии с 448 по 388 годы до н. э. С этим соотносится упоминание у писателя Павсания, что после войн с Персией спартиаты активнее других эллинов занимались коневодством. Статуи спартанцев, чьи кони побеждали в гонках на квадригах, несколько веков стояли в Олимпии. Автор статуи спартанца Ликина был великий скульптор Мирон.

Спартанское воспитание

По словам Платона, Ликург изобрел четыре способа превращения юношей в воинов-граждан: совместные трапезы, физические упражнения, охоту и криптии.

Спартанские мальчики начинали свое обучение в возрасте семи лет. Все дети, достигшие этого возраста, объединялись в агелы (стада). Их обучению предстояло продлиться более 10 лет. После его завершения молодые спартиаты получали право носить длинные волосы, а когда достигали тридцати — усы.

Само слово агела упоминается Платоном, но не Ксенофонтом, жившим в Спарте. Каждая группа детей была под присмотром взрослого спартанца или подростка, достигшего 12 лет.

Как пишет Ксенофонт, важной частью жизни молодых спартиатов было воровство. В дополнение к рациону совместных трапез они должны были красть продукты. Попавшихся наказывали плетьми. Отдельной задачей было воровство сыров с жертвенника Артемиды. Так, по мнению Ликурга и Ксенофонта, спартанские юноши учились ловкости.

Юноши, готовящиеся к взрослой жизни, познавали и однополую любовь. Они оказывались вовлечены в эти отношения в возрасте 12−14 лет. Их старший любовник из числа молодых неженатых спартиатов должен был также привить им ценности, которым дорожила спартанская община.

Для сплочения гражданского коллектива общины равных были придуманы совместные обеды, сисситии. Они существовали и в Спарте, и в дорийских критских полисах. Но подход к организации в них отличался. На Крите сисситии организовывали за счет дохода с государственной земли и податей от периэков. В Спарте — за счет взноса каждого гражданина. Формально, это должно было упрочивать равенство спартиатов. На деле же приводило к расслоению, потому что не все спартанцы были в состоянии уплатить взнос. Они теряли право участвовать в общей трапезе и в политической жизни. Предположительно, эту социальную группу называли гипомейонами.

Сведения о взносе в сисситии сохранили два автора — Дикеарх и Плутарх. Они расходятся в точных цифрах, но дают общий состав продуктов для трапез: медимн или полтора муки ячменя, 12 хоев вина, фиги, сыр, а также 10 эгинских оболов для покупки мяса. Доли в совместные обеды, предоставляемые государством от имени царей, передавали в храм Артемиды дважды в месяц — в новолуние и седьмой день. Царские взносы включали зерно, жертвенное животное, четверть вина. С учетом того, что взнос делался дважды в месяц, взнос царей был вдвое выше взноса обычного гражданина. Но и порции пищи во время обедов цари получали вдвое большие.

В Классическую эпоху на совместных обедах подавали хлеб, вино, вареную свинину, похлебку из нее же, маслины, фиги, сыр. Иногда могли подать зайчатину или мясо птицы, добытые на охоте. Состоятельные граждане посылали к общему столу охотничью добычу и пшеничный хлеб. Они могли прислать на трапезу готовое рагу. Жертвователей более дорогих блюд сажали на почетное место. Для участников обедов были фиксированные нормы хлеба и вина. По данным Фукидида, примерно такой же паек спартанские воины получали во время походов. Спартанцы не пускали сосуд с вином по кругу, но пили каждый из своего.

Когда цари обедали со всеми, они получали двойную порцию. Это делалось, чтобы цари могли угостить обедом кого-то из уважаемых ими граждан. Сотрапезниками царей были пифии, должностные лица, отвечавшие за контакты царей с Дельфами. В походе царской сисситией были полемархи и три спартанца, отвечавшие за снабжение. Причиной этого древние называли необходимость того, чтобы царь и военачальники проводили вместе больше времени и совмещали обед с военным советом.

На протяжении истории Спарты усиливалось расслоение «общины равных». К эпохе Клеомена III в сисситиях могло участвовать меньшинство граждан. И Плутарх описывает роскошь этих обедов эпохи заката Спарты.

Место сбора членов сисситии называлось фидитий. Все эти места для совместных трапез располагались около могилы древнего героя Тисамена. В Классическую эпоху Спарта продолжала быть союзом 4 деревень, поэтому общее место для трапез символизировало их единство, как граждан одного полиса. На позднюю трапезу в фидитий следовало идти без факелов. Так спартанцы приучали себя к скрытным ночным маршам.

***

Несмотря на закрытость и сосредоточенность на военной подготовке спартанцам не была чужда культурная жизнь. В Классическую эпоху продолжались состязания хоров. Кроме того, искусства лаконизма заключалось в умении изречь не просто короткую, но остроумную реплику. Живший в эпоху Римской империи Плутарх собрал коллекцию вошедших в историю изречений спартанцев.

Спартанские места

Современная Спарта — это греческий город, основанный в 1834 году. Это очень небольшой городок с населением порядка 20000 человек. Но от его названия «Спарта» или «Спарти» веет величием, силой духа, непоколебимостью и даже жестокостью. Отчасти этим мы обязаны Плутарху, отчасти современному кинематографу.

Немного о мифах и истории

 

Древняя Спарта, именем которой назван современный город, или точнее Лакедемон, был крупным государством, расположенным в одной из долин острова Пелопоннес. Считается, что дорийцы для своего поселения избрали долину Эврота в Лаконии. Это поселение со временем и стало Лакедемоном, а затем Спартой.

Сегодня о великом противостоянии Лакедемона и Афин слагаются легенды и снимаются фильмы, которые в основном воспроизводят сказания, далекие от реальности. Верно в них только одно, государство, способное противостоять богатым Афинам, должно быть достаточно могущественным. Сегодня же от некогда блистающего государства нам достались мифы и руины.

Когда мы слышим слово «Спарта», память услужливо выдает два самых известных мифа о жителях этого древнего города-государства: непобедимости его воинов и жестокости к серым, убогим и увечным. Кто не помнит со школьной скамьи миф о том, как спартанцы сбрасывали детей в море? И о мальчике, который прятал лисенка, которого хотели сбросить со скалы, под одеялом и молча терпел боль, рожденного слабым зверька, при этом лисенок грыз его бок в попытках освободиться.

Воины Лакедемона были действительно хороши, хотя их армия в конце концов проиграла Афинам, а вот достоверных свидетельств тому, что все ущелье Спарты заполнено телами увечных младенцев археологи не нашли. Сейчас считается, что это, скорее всего, миф. Такой обычай, на который ссылается Плутарх, возможно когда-то и существовал, но не во времена Спарты. Ведь сам Плутарх описывает хромого спартанца Агесилая, который на поприще царя и военачальника сделал успешную карьеру, и даже был уважаем и любим спартанскими воинами, впечатлить которых было нелегко. Хотя скалу, которую, по словам историков, использовали лакедемоняне в целях искусственного отбора, современные жители Спарты с радостью покажут ее любознательному туристу.

Проникаясь спартанским духом

Когда встает вопрос о спартанских местах, достойных посещения, наш ум, питаемый кинематографом, выбрасывает одно единственное название Фермопилы — место великой битвы, в которой триста спартанцев во главе со своим царем сдерживали атаки «бессмертных» подразделений многотысячной персидской армии. Спартанцы проиграли, но гордится персам тоже нечем. К победе привела не воинская доблесть персидских бойцов, не их мастерство и настойчивость, и даже не численное преимущество, а предательство, позволившее персидской армии зайти в тыл к своим врагам. До сих пор остается загадкой, как долго мог бы продержаться царь Леонид со своими воинами, если бы их не предали. Наверное, поэтому Фермопилы, как место необычайной доблести, которую не смогли похоронить века, так влечет туристов. Территориально ущелье располагается у города Ламия на востоке Греции. На сегодняшний день Фермопильское ущелье не сохранилось в том виде, в каком оно было при царе Леониде. За 2,5 тысячелетия местность претерпела некоторые изменения, Эгейское море, которое подпирало Фермопилы, отступило, образовав долину. И сейчас ущелье — это просто полоса, которая отделяет горы от морского берега. Посетив место бессмертного подвига спартанского царя, нельзя не почтить своим вниманием его гробницу. Это мемориал, который венчает статуя самого Леонида.

По следам истории

Кроме этих славных достопримечательностей, Спарта и ее окрестности могут порадовать туриста и другими памятниками древней культуры. Правда, это скорее руины памятников, но и они дают представление о величии ушедших веков. Выбирая «спартанские места» стоит посетить:

  • театр Акрополя;
  • храм Афины;
  • монастырь Осис-Никон;
  • руины самого древнего Лакедемона;
  • святилище Аполлона;
  • античное поселение Манелаион;
  • замок Мистрас, построенный в средних веках;
  • и монастырь Перивлепту, выстроенный из камня.

Ценности, которые удалось спасти археологам при раскопках этих исторических мест, хранит Археологический музей Спарты. Тем, кому хочется прикоснуться к «печати веков», вдохнуть аромат древности обязательно стоит нырнуть под сень музейных сводов. Они хранят интереснейшие изображения змей, маски из керамики, барельефы, украшенные мраморной головой воина, великолепные мозаики времен Римской империи и, конечно же, оружие. В музее можно увидеть щиты с литерой «Л» (Лакедемон), принадлежащие воинам древней Спарты, их мечи, и многое другое.

В противоположной части города находится другой музей, один из самых необычных — это Музей олив и масла. Оливковая ветвь — это ветвь мира, олива — дерево мира, оливки и всевозможные масла из них (холодного и горячего отжима) — это визитная карточка Греции. Именно ее красочно и интересно представляет гостям этот музей.

Возвращаясь к тому, что осталось от былого материального воплощения величия Спарты и ее окрестностей, стоит подробнее остановиться на особенностях архитектурных памятников, к которым принято возить туристов:

Древнеримский театр Акрополя археологи относят к I-II веку нашей эры, его считают одним из самых крупных (третьим по габаритам) театром античных времен.

Храм Афины датируется IV веком до нашей эры. К сожалению, от прекрасного сооружения, посвященного богине мудрости и военной стратегии, остались лишь воспоминания и небольшое количество фрагментов, дающих представление о постройке.

Расширяя маршрут своей экскурсии, стоит посмотреть на руины Лакедемона (древней Спарты), чтобы получить представление о том, что в те времена считалось государством.

По дороге в Триполис можно столкнуться с еще одним, менее распространенным, но все же довольно известным мифом. Глядя на руины храма Артемиды Ортии, знатоки истории не преминут вспомнить, что это одно из мест первой инициации юных спартанцев. Будто бы именно на пороге этого храма воины секли розгами спартанских подростков, испытывая их стойкость и мужество. Молодые люди должны были молча переносить побои, иначе воинами им было не стать.

С противоположной стороны от Спарты, в 7 км с юго-запада от нее, около деревни Амикле стоит святилище Апполона. Время не пощадило и этот храм, поэтому «стоит» это условное определение. В свое время это было одно из самых важных сооружений культа в Лакедемоне, но сейчас это лишь развалины. Примерно в 5 км от Спарты можно увидеть античное микенское поселение, точнее его руины, с название Менелаион. Для кого-то такие руины — это лишь камни, для кого-то целый пласт истории, позволяющий понять, как жили наши предки.

В окрестностях Спарты есть и менее древние постройки, имеющие историческую ценность, или то, чему время позволило сохраниться до наших дней. Например, монастырь Осиос-Никон, который предстает перед любознательным туристом в виде груды камней, был построен в X веке нашей эры. Но время и события не пощадили и его.

Вершину холма недалеко от современной Спарты всего в 5 км от нее венчает храм Мистрас, от которого так и веет средневековьем. Он интересен тем, что на его территории «хоромы соседствуют с избами», то есть практически дворцовые помещения для очень богатых и скромные домики для простых людей вполне мирно уживаются друг с другом.

В окрестностях замка есть несколько церквей, которые любознательный турист может посетить:

  • Св. Николая;
  • Св. Софии;
  • Св. Евангелистрии;
  • Св. Афанасия;
  • Св. Златоуста.

Церкви датируются XI-XIV веками, их архитектура является характерным примером средневековой церковной стилистики.

Еще один замок, выстроенный бароном де Нивелетом, можно посетить, если подъехать к деревне Граки. Замок был возведен в XIII веке, когда крестоносцы обосновались на этих землях. Замок сохранился не слишком хорошо, но даже то, что от него осталось, позволяет осуществить глубокий экскурс в историю туристам, обладающим некоторым воображением. Ведь на его территории сохранились византийские церквушки с чудесными настенными росписями.

Монастырь Перивлепту (небольшая церквушка с тремя пристройками), выстроенный из камня в XIV веке, с радостью откроет перед любознательным взором посетителя уникальные фрески тех времен. Где еще можно увидеть 12 христианских праздников, бродя среди дышащих историей каменных стен? Пожалуй, это все «спартанские места» которыми может похвастаться родина Леонида, и которые стоит посетить тому, кто решил ступить на спартанскую землю.

Погода в Спарте — прогноз погоды в Спарте на неделю

Погода в Спарте представлена на текущий день, а также дан прогноз погоды в Спарте на три дня вперед. Ниже вы найдете график погоды в Спарте по месяцам за последний год, а также среднюю температуру в Спарте на каждый месяц.



Спарта погода сейчас и прогноз на несколько дней


Посмотреть прогноз на 4 дня вперед

Погода в городе Спарте отличается своей мягкостью. Зимой здесь не холодно, а летом жарко благодаря преобладанию средиземноморского климата.

Туристы которые хотят понежиться под солнцем советуют приезжать в Спарту в разгар лета, когда тепло и можно посетить пляжы. Зимой тоже не холодно, но все же к вечеру с гор спускается прохлада. Осенью и весной в город лучше приехать, чтобы посмотреть окрестности или съездить в экскурсионный тур с познавательной программой. В летний период температура может достигать 35 – 40 градусов. Для тех, кто не переносит жару, стоит приехать в Спарту в сентябре или октябре, или, к примеру в мае. Ну а пиком туристического сезона считается июль и август. 


Погода в Спарте сегодня и по месяцам:

СЕЙЧАС
  • ЯНВ
  • ФЕВ
  • МАР
  • АПР
  • МАЙ
  • ИЮН
  • ИЮЛ
  • АВГ
  • СЕН
  • ОКТ
  • НОЯ
  • ДЕК

Спарта среднее значение температуры

You need to upgrade your Flash Player


Спарта погода по месяцам

температура днем температура ночью
Погода в Спарте в январе+13°C+9°C
Погода в Спарте в феврале+14°C+9°C
Погода в Спарте в марте+14°C+8°C
Погода в Спарте в апреле+19°C+12°C
Погода в Спарте в мае+25°C+17°C
Погода в Спарте в июне+28°C+20°C
Погода в Спарте в июле+32°C+25°C
Погода в Спарте в августе+33°C+24°C
Погода в Спарте в сентябре+29°C+21°C
Погода в Спарте в октябре+24°C+18°C
Погода в Спарте в ноябре+17°C+12°C
Погода в Спарте в декабре+14°C+11°C

Кликните здесь, чтобы посмотреть погоду в остальных городах Греции

Температура воды в Спарте сейчас / Температура воды в море по месяцам

Температура воды в море сейчас:

Максимальная температура воды в мае: 22.8°C
Минимальная температура воды в мае: 16.8°C
Средняя температура воды в мае: 19.3°C
подробная информация
22 мая 18.6°C 17 мая 18.1°C
21 мая 18.9°C 16 мая 18.9°C
20 мая 19.2°C 15 мая 19.2°C
19 мая 18.7°C 14 мая 19.8°C
18 мая 18.3°C 13 мая 20.4°C

Когда в Спарте самое теплое море?

Согласно собранным нами данным о температуре воды в море за последние три года, самым теплым море в Спарте было в августе, сентябре и июле.

Средняя температура воды в августе 2020 года составила 27.4°C. В то время как минимальная и максимальная температура воды в море достигала 26.7°C и 27.9°C соответственно.

Средняя температура воды в сентябре 2020 года составила 26.6°C. В то время как минимальная и максимальная температура воды в море достигала 25.6°C и 28.1°C соответственно.

Средняя температура воды в июле 2020 года составила 25.9°C. В то время как минимальная и максимальная температура воды в море достигала 23.7°C и 27.5°C соответственно.

Самые солнечные месяцы:

Самые теплые месяцы:

Самое теплое море:

Самые холодные месяцы:

Самые дождливые месяцы:

Самые ветреные месяцы:

Афины – центр культурной, экономической и политической жизни страны, её сердце.

Предлагаем вам посетить уникальные девственные места северо-западного побережья Корфу

Остров Грамвуса и лагуна Балос заслуженно считаются самыми красивыми и популярными на Крите!

15 малоизвестных фактов, о которых вы, вероятно, не знаете

Статуя короля Леонида I в современной Спарте

У подножия горного хребта Тайгет в южной части Пелопоннеса в Греции, известной как Лакония, находится город Спарта. Этот город, ныне представляющий собой бетонные джунгли из жилых и офисных зданий 1960-х годов, скрывает выдающееся прошлое. Более 2500 лет назад Спарта была домом для бесстрашных спартанских воинов, которые какое-то время представляли самый могущественный народ Древней Греции.Однако этот доминирующий древний город вырос из скромных корней. Он постепенно развивался из небольшого поселения, состоящего всего из пяти деревень, расположенных на берегу реки Еврот. В соответствии со своими культурными ценностями, город оставался маленьким и невзрачным на протяжении всего классического периода, предпочитая простые деревянные конструкции сложной мраморной архитектуре Афин.

Радикальная социальная реформа в Спарте

Карта древнего Пелопоннеса

Спартанские артефакты, датируемые 7 веком до н.э. и ранее, демонстрируют высокое мастерство и творческий подход, особенно в образцах изделий из бронзы.Однако с конца 7 века спартанское общество претерпело кардинальные изменения. Был введен новый этос, который поощрял равенство между гражданами и непоколебимую лояльность к государству. Эта внутренняя направленность означала, что Спарта вскоре стала изолированным городом-государством, который отвергал импортную роскошь. Горы, окружающие Лаконию, облегчили эту изоляцию и позволили городу отрезать себя от остальной Греции.

Одним из многих последствий этого разделения было то, что торговые пути были закрыты, и импорт товаров постепенно прекратился.Без внешнего творческого влияния качество спартанского мастерства сильно пострадало и, возможно, так и не восстановилось полностью.

Греческое бронзовое зеркало с фигурной спартанской подставкой, 7 век до н.э., через Музей Метрополитена

спартанцев считали, что эти социальные изменения были внесены законодателем по имени Ликург. Ликург — загадочная фигура, и никаких окончательных подробностей о нем неизвестно. Многие историки предполагают, что в какой-то момент в VII веке до нашей эры был лидер, который провел радикальные реформы и постепенно превратился в фигуру легенды.

Реформы Ликурга затронули все аспекты спартанского общества, включая структуру руководящих органов. Была разработана система правления, состоящая из двух королей, пяти ведущих магистратов, известных как ephors , совета из 30 старейшин, известного как gerousia , и собрания граждан мужского пола, известного как ecclesia . Эта система была разработана для обеспечения справедливости и уменьшения вероятности того, что один человек получит абсолютную власть.

Спарта и Илоты

Театр в Мессении сегодня

Спарта была уникальной для Древней Греции обществом, порабощавшим других греков, в основном из соседнего региона Мессения.Эти люди были известны как илоты, и их массовое порабощение было решающим как для успеха, так и для окончательного провала спартанского общества.

670 г. до н. Э. Разразилась Вторая мессенская война между Спартой и Мессенией. Спустя 17 долгих лет Спарта наконец победила и вскоре превратила все население Мессении в государственных рабов или илотов. Илоты в первую очередь должны были обрабатывать землю и обеспечивать спартанцев продуктами. Это, в свою очередь, высвободило время для обучения мужчин-граждан военному искусству.

Каменный рельеф спартанцев в битве

Одним из основных недостатков этого массового порабощения было то, что население Спарты стало непропорционально большим, и илоты превосходили численностью граждан в соотношении 20: 1. Страх перед восстанием илотов быстро рос, и поэтому была применена политика жестокости, чтобы держать рабское население под контролем.

В начале каждого года илотов объявляли войну, и граждане могли законно охотиться на них и убивать их в течение определенного периода времени.Однако стоит также отметить, что, в отличие от рабов в других местах Древней Греции, илотам разрешалось вступать в брак и образовывать семейные единицы. Им также разрешалось хранить часть своей продукции и поклоняться богам.

Спартанские женщины

Молодые спартанцы на тренировке, Эдгар Дега, 1860

Женщины в древней Спарте обладали гораздо большей независимостью, чем женщины в любом другом греческом городе-государстве. Поначалу это может показаться странным для такого консервативного и дальновидного общества.Но женская независимость была основана на идее, что свобода ведет к хорошему физическому и психическому здоровью, а это, в свою очередь, приводит к тому, что здоровые женщины рожают здоровых детей. Производство и поддержание населения граждан было решающим для выживания Спарты.

В результате девочек воспитывали физически сильными работниками общества. Плутарх говорит нам, что девочек учили бегать, бороться и метать копье, а также танцевать и играть музыку. Видимо, женщины даже тренировались обнаженными, как и мужчины.Девочек также обучали базовым навыкам грамотности и счета, чтобы они могли эффективно вести домашнее хозяйство, пока мужчины были на войне.

Бронзовая статуэтка танцующей спартанской женщины, VI век до н.э., Британский музей

Спартанские женщины выходили замуж позже, чем другие греческие женщины, потому что им разрешалось ждать, пока они не будут готовы физически и эмоционально. Выйдя замуж, их главной целью в жизни было рождение детей. Прелюбодеяние также поощрялось как способ увеличения населения.

В Спарте женщин воспитывали, чтобы они чувствовали себя уверенно и использовали свой голос. Их поощряли насмехаться над мужчинами с юных лет и бросать вызов их мужественности. Считалось, что это увеличивает амбиции и умственные способности мужчин. Другие греки очень критически относились к спартанкам и считали их распутными и опасными. Говорят, что афиняне дали им прозвище «огрызатели бедра!»

Военное образование Спарты

Спартанские мать и сын, Луи-Жан-Франсуа Лагрене, 1771 г.

Большое количество илотов-рабов в Спарте сильно увеличило тревожную потребность государства в военной силе.Одна из самых важных реформ Ликурга заключалась в изменении структуры и обучения армии. В результате Спарта превратилась в общество, которое почти полностью вращалось вокруг войны.

Система образования в Спарте, известная как agoge , готовила мальчиков к войне с раннего возраста. В возрасте семи лет мальчики покинули дом и отправились жить в армейские казармы под присмотром eirens , молодых спартанцев, которые ранее преуспели в agoge . Мальчики проводили время, наращивая свою физическую и умственную силу, выполняя серию опасных тренировочных упражнений.Обучали только основам чтения и письма, поскольку считалось, что все остальные предметы отвлекут мальчиков от их послушания государству.

Греческий киликс (чашка для питья) с изображением гоплита

Заключительный этап обучения был зарезервирован для самых лучших молодых бойцов, вошедших в загадочную криптею . Мы мало знаем о деталях повседневной жизни krypteia , но лучше всего ее можно охарактеризовать как тип секретной оперативной группы, целью которой было выследить и убить особо сильных и способных илотов.После полной подготовки эти молодые люди стали элитной силой в армии, которая веками оставалась непобежденной.

Почему спартанская армия оказалась такой успешной?

Каменный рельеф с изображением боевого строя фаланги

Одной из главных причин военного успеха Спарты была их организованность и тактическая осведомленность в бою. Наиболее ярко это видно в их боевом построении — фаланге. Фаланга была прямоугольной формацией, которая выстроила людей и их оружие так близко, что противник не мог проникнуть через их позиции.

Греческий железный меч Махайра (более коротких спартанских образцов не сохранилось), V – IV века до н.э., через Музей Метрополитена

Спартанская военная техника была простой, но эффективной. У каждого солдата, известного как гоплит, был щит, копье и меч. Эти мечи были короче, чем у других греческих образцов, так как спартанцы предпочитали рукопашный бой. Гоплиты носили простой шерстяной плащ, окрашенный в красный цвет, чтобы скрыть пятна крови. Интересно, что они также носили длинные волосы, чтобы придать им более крупный и, следовательно, более устрашающий вид на расстоянии.

Спартанцы были известны своей безжалостностью в битвах. Если вражеские силы начнут отступать, спартанцы будут преследовать их, пока они не будут схвачены и убиты. Сдаться в бою было для спартанских солдат судьбой хуже смерти. Была известная поговорка, которую спартанские жены и матери говорили своим сыновьям и мужьям, уходя на битву: «Вернись со своим щитом или неси его».

Битва при Фермопилах

Каменный рельеф царя Ксеркса и его приближенных в Персеполе

В начале V века до нашей эры разразилась война между Персией и Грецией.Греческие города-государства объединились, чтобы отразить массовое вторжение во главе с персидским царем Дарием. Однако изоляционистская Спарта изначально не хотела участвовать в военных действиях и явно не участвовала в Марафонской битве 490 г. до н.э., в которой греки заметно победили более многочисленных персов.

В 480 г. до н.э. персы, возглавляемые теперь царем Ксерксом, начали второе вторжение в Грецию. Огромная персидская армия вскоре двинулась на юг через Грецию. Но по пути персы подошли к далекому и узкому горному перевалу в Фермопилах.Именно здесь спартанцы во главе с королем Леонидом сыграли, пожалуй, свою самую известную роль.

Бюст Леонидаса I, Археологический музей Спарты

Греческие союзники, к которым теперь присоединилась Спарта, подготовили своевременную атаку и убили многие тысячи персов в первые два дня битвы. Однако случилась катастрофа, когда греков предал местный житель, который показал персам другой путь через перевал. Как только греки обнаружили предательство, Леонид распустил большую часть греческих войск и сохранил только свои элитные силы из 300 спартанских гоплитов.Удивительно, но этим 300 мужчинам удалось сдержать персидскую армию в течение целых двух дней, прежде чем они уступили своей судьбе.

Хотя битва закончилась поражением греков, невероятная храбрость, проявленная спартанцами, значительно подняла боевой дух греческих союзников. Менее чем через месяц персы потерпели поражение в битве при Саламине, и Ксеркс отступил в свой дворец в Персеполе.

Спарта и Афины

Афинский Акрополь

Менее чем через 50 лет после этой исторической победы отношения между бывшими союзниками, Спартой и Афинами испортились.Спарта, в лучшие времена проявлявшая ксенофобию, опасалась растущей Афинской империи, в то время как Афины все более подозрительно относились к спартанской военной мощи.

В 431 году до нашей эры между ними возникла война, известная сегодня как Пелопоннесская война. Длительный конфликт расколол Грецию на две части: Спарта и ее союзники, Пелопоннесская лига, с одной стороны, и Афины и ее союзники, Делосская лига, с другой.

Чернофигурная греческая ваза с изображением сцены битвы

За этим последовало много лет тупика.Афины и их превосходящий флот кораблей одерживали победы на море, а Спарта и ее бесстрашные гоплиты одерживали победы на суше. Многое из того, что мы знаем об этих годах, взято из рассказа афинского историка и бывшего генерала армии Фукидида. Однако его афинское происхождение означает, что мы должны с осторожностью читать многие детали, которые он сообщает.

В последние годы V века Спарта обратилась за помощью к своему бывшему врагу, Персии. Вместе они осадили Афины.В 404 г. до н.э. Афины наконец сдались, население ее города голодало и страдало от вспышки чумы.

Закат Спарты

Фиванский надгробный указатель, I век до н.э., через Археологический музей Фив

По иронии судьбы, именно эта победа над Афинами вызвала упадок самой Спарты. После поражения Афин Спарта стала лидером огромной империи, и для этой должности она была совершенно не подходящей. Ее многолетняя изоляция означала, что это внезапное взаимодействие с внешними влияниями и культурами имело разрушительный эффект.Постепенно спартанское общество отошло от строгой самодисциплинированной жизни к роскоши внешнего мира.

В то же время город Фивы набирал силу и вступил в битву со спартанцами, чтобы захватить контроль над Пелопоннесом. В 371 г. до н.э. фиванцы победили спартанцев в битве при Левктре и освободили Мессению с тысячами порабощенных илотов. В течение нескольких коротких лет без рабочей силы рабов, поддерживающих спартанскую систему, структура общества и его военное превосходство рухнули.

Театр Спарты сегодня, через Archeology Travel

Древняя Спарта была обществом контрастов, в котором качества верности и равенства между немногими сильно зависели от порабощения многих.

Наследие Спарты и ее влияние на западную цивилизацию, возможно, менее очевидно, чем у Афин. Но важно признать, что во многом благодаря бесстрашным воинам Спарты культура древних Афин пережила угрозу со стороны Персии.В конце концов, именно афинская культура, ее демократические ценности, философия, искусство и литература так тесно сформировали западный мир, каким он является сегодня.

История Древней Спарты | Живая наука

Спарта — город в Лаконии, на Пелопоннесе в Греции. В древности это был могущественный город-государство со знаменитыми военными традициями. Древние писатели иногда называли его Лакедемон, а его жителей — лакедемонянами.

Спарта достигла пика своего могущества в 404 г. до н. Э.C. после победы над Афинами во второй Пелопоннесской войне. Когда он был в расцвете сил, в Спарте не было городских стен; его жители, кажется, предпочитали защищать его людьми, а не минометами. Однако через несколько десятилетий после поражения от фиванцев в битве при Левктре город оказался пониженным до «второразрядной державы», статус, из которого он так и не восстановился.

Доблесть и бесстрашие воинов Спарты на протяжении тысячелетий вдохновляли западный мир и даже в 21 веке были включены в голливудские фильмы, такие как «300» и футуристический сериал видеоигр «Halo» (где группа супер- солдат называют «спартанцами»).

Тем не менее, реальная история города сложнее, чем кажется в популярной мифологии. Задача отделить реальное о спартанцах от мифов усложнилась, поскольку многие из древних рассказов были написаны не спартанцами. Таким образом, их нужно принимать с определенной долей скептицизма.

Руины древнего театра находятся недалеко от современного города Спарта, Греция. (Изображение предоставлено: Панос Карас Shutterstock)

Ранняя Спарта

В то время как город Спарта строился только в первом тысячелетии до нашей эры.C., недавние археологические открытия показывают, что Спарта была важным местом, по крайней мере, еще 3500 лет назад. В 2015 году всего в 7,5 милях (12 км) от места, где был построен город Спарта, был обнаружен 10-комнатный дворцовый комплекс, содержащий древние записи, написанные шрифтом, который археологи называют «линейной B». Также во дворце были обнаружены фрески, культовая чаша с головой быка и бронзовыми мечами. [На фотографиях: Спартанский храм и обнаруженные культовые артефакты]

Дворец сгорел в XIV веке до нашей эры.C. Предположительно, где-то рядом с дворцом возрастом 3500 лет был более старый спартанский город, но не там, где в первом тысячелетии до нашей эры. Позже была построена Спарта. Дальнейшие раскопки могут показать, где находится этот старый город.

Неясно, сколько людей продолжало жить в этом районе после того, как дворец сгорел. Недавние исследования показывают, что засуха, длившаяся три столетия, поразила Грецию примерно в то время, когда сгорел спартанский дворец.

Археологи действительно знают, что когда-то в раннем железном веке, после 1000 г. до н. Э.C., Четыре деревни — Лимна, Питана, Мезоа и Киносура, которые расположены недалеко от того, что должно было стать спартанским акрополем, — объединились, чтобы сформировать новую Спарту.

Историк Найджел Кеннелл в своей книге «Спартанцы: новая история» (John Wiley & Sons, 2010) пишет, что расположение города в плодородной долине Евротас давало его жителям доступ к изобилию продуктов питания, что не нравилось его местным соперникам. . Даже название Спарта происходит от глагола, означающего «я сею» или «сеять».

Хотя Спарта прилагала усилия для консолидации своей территории в Лаконии, мы также знаем, что на этом раннем этапе жители города, похоже, гордились своими артистическими способностями.Спарта была известна своей поэзией и гончарными изделиями, ее изделия находили в таких отдаленных местах, как Кирена (в Ливии) и остров Самос, недалеко от побережья современной Турции. Исследователь Константинос Копаниас отмечает в журнальной статье 2009 года, что вплоть до шестого века до нашей эры в Спарте, судя по всему, была мастерская по изготовлению слоновой кости. Сохранившиеся слоновые кости из святилища Артемиды Ортии в Спарте изображают птиц, мужские и женские фигуры и даже «древо жизни» или «священное дерево».

Поэзия была еще одним ключевым ранним спартанским достижением.«На самом деле у нас больше свидетельств поэтической деятельности в Спарте в седьмом веке, чем в любом другом греческом государстве, включая Афины», — пишет историк Честер Старр в главе книги «Спарта» (Edinburgh University Press, 2002).

Хотя большая часть этой поэзии сохранилась в фрагментарной форме, а некоторые из них, например, из Тиртея, отражают развитие воинских ценностей, которыми прославилась Спарта, есть также произведения, которые, кажется, отражают общество, озабоченное искусством, а не чем просто война.

Особенно выделяется этот отрывок из поэта Алькмана, который он написал для спартанского праздника. Это относится к девушке из хора по имени «Агидо». Алкман был спартанским поэтом, жившим в седьмом веке до нашей эры.

Есть такая вещь, как возмездие от богов. Счастлив тот, кто в здравом уме плетет день непететым. Я пою свет Агидо. Я вижу его, как солнце, которое Агидо призывает явиться и стать свидетелем для нас. Но славная хористка запрещает мне ни хвалить, ни винить ее.Ибо она кажется такой выдающейся, как если бы среди пасущего стада поместили идеальную лошадь, призера с громкими копытами, одну из мечтаний, обитающих под скалой …

(Перевод Глории Феррари, из Alcman и Космос Спарты , University of Chicago Press, 2008)

Война с Мессенией и порабощение

Ключевым событием на пути Спарты к становлению более милитаристского общества стало завоевание земли Мессении, расположенной к западу от Спарты. , и превращение его подданных в илотов (рабов).

Кеннелл указывает, что это завоевание, по всей видимости, началось в восьмом веке до нашей эры, а археологические свидетельства из города Мессена показывают, что последние свидетельства проживания здесь были в восьмом и седьмом веках до нашей эры, до начала периода дезертирства.

Включение народа Мессении в рабское население Спарты было важным, поскольку оно дало Спарте «средства для содержания ближайшего к постоянной армии Греции, — пишет Кеннелл, — освобождая всех ее взрослых граждан мужского пола от нужды. для ручного труда.

Сдерживание этой популяции рабов было проблемой, с которой спартанцы столкнулись бы на протяжении столетий с помощью некоторых глубоко жестоких методов. Писатель Плутарх (живший в 46–120 годах нашей эры) утверждал, что спартанцы использовали то, что мы могли бы назвать эскадронами смерти.

«Магистраты время от времени посылали в страну самых осторожных из молодых воинов, вооруженных только кинжалами и всем необходимым. Днем они разбегались по темным и труднодоступным местам, где прятались и лежали тихо; но ночью они вышли на шоссе и убили каждого илота, которого поймали.»

(перевод Бернадотта Перрина из цифровой библиотеки Персея)

Спартанская поэзия, написанная в седьмом веке до нашей эры, также намекает на переход к более воинственному обществу. Тиртей пишет:

Вот мужество, лучшее достояние человечества, вот вам благороднейший приз, который может попытаться выиграть молодой человек, и это хорошо, что его город и все люди разделяют с ним, когда человек ставит ноги и упорно стоит на передних копьях, все мысли о мерзком бегстве полностью забываются, и хорошо натренировал свое сердце быть стойким и терпеливым, и словами ободряет человека, стоящего рядом с ним.Вот человек, проявивший храбрость на войне …

(Перевод Ричмонда Латтимора из книги «Греческие тексты», University of Chicago Press, 1960)

Спартанская система обучения

Наличие Большое количество рабов избавило спартанцев от физического труда и позволило Спарте построить систему обучения граждан, которая подготовила детей города к суровой войне.

«В семь лет спартанского мальчика забрали у матери и вырастили в бараках на глазах у старших», — пишет профессор Университета Вирджинии Дж.Э. Лендон в своей книге «Солдаты и призраки: история битв в классической античности» (Yale University Press, 2005). «Мальчиков бичевали, чтобы привить им уважение ( aidos ) и послушание; они были одеты плохо, чтобы сделать их стойкими; и их морили голодом, чтобы сделать их устойчивыми к голоду …»

Если они становились слишком голодными, мальчиков поощряли чтобы попытаться украсть (как способ улучшить свою скрытность), но были наказаны, если их поймали.

Спартанцы усердно тренировались и продвигались по этой системе обучения до 20 лет, когда им разрешили присоединиться к коммунальной столовой и, следовательно, стать полноправными гражданами сообщества.Ожидалось, что каждый член беспорядка будет давать определенное количество еды и строго тренироваться.

Спартанцы издевались над теми, кто не мог сражаться из-за инвалидности. «Из-за своих крайних норм мужественности спартанцы проявляли резкость по отношению к тем, кто был неспособен, и поощряли тех, кто был способен, несмотря на их недостатки», — написал Уолтер Пенроуз-младший, профессор истории Государственного университета Сан-Диего, в своей статье. опубликовано в 2015 году в журнале «Классический мир.»

Младенцы, признанные инвалидами старейшинами Спарты, могли быть убиты.

» Отец не имеет права растить потомство, но он должен отнести его в место под названием Лещ, где старшие того же Племя, сидя в качестве судей, внимательно изучает ребенка. Если он силен и здоров, они приказывают воскресить его и назначают ему участок земли из 9000 участков. Если он плохо рожден и деформирован, его бросают в яму в месте под названием Apothetae, ниже горы.Тайгет, так как ни ему, ни городу лучше оставаться в живых, так как с самого начала у него нет хорошего старта к тому, чтобы стать здоровым и сильным », — писал Плутарх, греческий писатель, живший в первом веке нашей эры (перевод Уолтера Пенроуза-младшего)

Спортивные женщины

Девочки, хотя и не тренировались в военном отношении, должны были тренироваться физически. сила », — пишет Сью Бланделл в своей книге« Женщины в Древней Греции »(Harvard University Press, 1995).Это включало бег, борьбу, метание диска и копья. «Они также научились управлять лошадьми; они управляли экипажами в процессиях, а на Гиацинтии, празднике Аполлона и Гиацинта, они мчались в колесницах с двумя лошадьми».

Согласно древним писателям, спартанские женщины даже участвовали в Олимпийских играх, по крайней мере, в соревнованиях по гонкам на колесницах. В V веке до нашей эры спартанская принцесса по имени Циниска (также пишется Киниска) стала первой женщиной, победившей на Олимпийских играх.

«Она была чрезвычайно амбициозна, чтобы добиться успеха на Олимпийских играх, и была первой женщиной, которая разводила лошадей и первой одержала олимпийскую победу. После Циниски другие женщины, особенно женщины Лакедемонии, одержали олимпийские победы, но ни одна из них была более известна своими победами, чем она », — писал древний писатель Павсаний, живший во втором веке нашей эры (перевод WHS Jones и HA Ormerod).

Нагота, еда и равенство между спартанцами

Некоторые древние греки считали, что спартанцы первыми раздели обнаженными в тренажерном зале и во время соревнований по спорту, отметил дартмутский профессор Пол Кристесен в статье, опубликованной в книге «Товарищ в спорте». и зрелище в греческой и римской античности »(John Wiley & Sons, 2014).Спартанские женщины, вероятно, не участвовали в публичном обнажении.

«Спартанцы были первыми, кто раздевался догола, открыто раздевался и мазался маслом после занятий спортом в обнаженном виде», — писал греческий писатель Фукидид в V веке до нашей эры. (перевод Пола Кристесена). Фукидид также писал, что спартанцы предпочитали одеваться скромно и что «более богатые граждане вели себя таким образом, который, насколько это возможно, ставил их в равное положение с населением в целом.(перевод Пола Кристесена)

Спартанская поэзия также демонстрирует стремление к равенству среди мужчин-спартанцев. Это стремление к некоторому уровню равенства применимо к чему-то столь же простому, как тарелка супа. «И я дам вам чашу треноги. .. Он еще не потушен, но скоро он будет полон супа, такого, что Алкман, который ест все, любит горячее после солнцестояния: он не ест никаких кондитерских изделий, а просто ищет обычную доступную еду. как люди », — читает Алкман в стихотворении.(перевод Николаса Ботерфа)

Короли Спарты

Спарта со временем разработала систему двойного царствования (два короля правят одновременно). Их власть уравновешивалась избранным советом эфоров (который может служить только один годичный срок). Существовал также Совет старейшин (Герусия), каждый член которого был старше 60 лет и мог служить пожизненно. Общее собрание, в которое входили каждый гражданин, также имело возможность проголосовать по законам.

Легендарный законодатель Ликург часто упоминается в древних источниках как основатель спартанского права.Кеннелл, однако, отмечает, что он, вероятно, никогда не существовал и на самом деле был мифическим персонажем.

Война с Персией

Первоначально Спарта не решалась вступать в бой с Персией. Когда персы угрожали греческим городам в Ионии, на западном побережье современной Турции, греки, жившие в этих районах, отправили в Спарту своего эмиссара с просьбой о помощи. Спартанцы отказались, но пригрозили царю Киру, сказав ему оставить греческие города в покое. «Он не должен был причинить вреда ни одному городу на территории Греции, иначе лакедемоняне накажут его», — писал Геродот в V веке до нашей эры.C.

Персы не слушали. Первое вторжение Дария I произошло в 492 г. до н. Э. и был отбит преимущественно афинскими войсками в битве при Марафоне в 490 г. до н. э. Второе вторжение было совершено Ксерксом в 480 г. до н.э., персы пересекли Геллеспонт (узкий пролив между Эгейским и Черным морями) и двинулись на юг, попутно приобретая союзников.

Спарта и один из их царей, Леонид, стали главой антиперсидской коалиции, которая в конечном итоге заняла неудачную позицию в Фермопилах.Расположенные у побережья Фермопилы содержали узкий проход, который греки перекрыли и использовали, чтобы остановить продвижение Ксеркса. Древние источники указывают, что Леонид начал битву с несколькими тысячами войск (в том числе 300 спартанцами в ее ядре). Он столкнулся с персидскими войсками, во много раз превосходившими их.

После шпионажа за отрядами спартанцев и ожиданием того, сдадутся ли они, Ксеркс приказал атаковать. Мидяне бросились вперед и атаковали греков, но пали в большом количестве; другие же заняли места убитых и не были отбиты, хотя и понесли ужасные потери.Таким образом стало ясно всем, и особенно королю, что, хотя у него было много бойцов, у него было очень мало воинов. «Борьба, однако, продолжалась весь день», — писал Геродот. (Перевод Джорджа Роулинсона)

После того, как эти побежденные силы ушли, Ксеркс послал элитное подразделение под названием «Бессмертные» после спартанских войск, но они тоже потерпели поражение. Геродот отметил боевую тактику, которую использовали спартанцы.

«Лакедемоняне сражались достойно внимания и показали себя гораздо более искусными в бою, чем их противники, часто поворачиваясь спиной и делая вид, будто все они улетали. варвары бросались бы за ними с шумом и криком, когда спартанцы при их приближении оборачивались и встречали своих преследователей, таким образом уничтожая огромное количество врагов.»

В конце концов, грек показал Ксерксу проход, который позволил части персидских войск перехитрить греков и атаковать их с обоих флангов. Леонид был обречен. Многие войска, которые были с Леонидом, отступили (возможно, по приказу спартанского царя. По словам Геродота, феспийцы решили остаться с 300 спартанцами по собственной воле. Леонид тогда сделал свою судьбоносную позицию и «храбро пал, сражаясь вместе со многими другими известными спартанцами», — пишет Геродот.

В конечном итоге персы убили почти все спартанские войска. Были убиты и привезенные с собой спартанцы илоты. Персидская армия двинулась на юг, разграбив Афины и угрожая прорваться на Пелопоннес. Победа греческого флота в битве при Саламине остановила это приближение, персидский царь Ксеркс вернулся домой и оставил армию, которая позже была уничтожена. Греки во главе с ныне мертвым Леонидом победили.

На этой карте показаны стратегии Спарты и ее союзников во время Пелопоннесской войны.(Изображение предоставлено: общественное достояние)

Пелопоннесская война

Когда угроза со стороны персов отступила, греки возобновили соперничество между городами. Двумя самыми могущественными городами-государствами были Афины и Спарта, и напряженность между ними обострилась через десятилетия после их победы над Персией.

В 465/464 г. до н. Э. В Спарте обрушились мощные землетрясения, и илоты воспользовались ситуацией для восстания. Ситуация была настолько серьезной, что Спарта обратилась к союзным городам с просьбой о помощи в ее подавлении.Однако когда прибыли афиняне, спартанцы отказались от их помощи. В Афинах это было воспринято как оскорбление и укрепило антиспартанские взгляды.

Битва при Танагре, произошедшая в 457 г. до н.э., знаменовала период конфликта между двумя городами, который продолжался то и дело, то на протяжении более 50 лет. Временами казалось, что Афины имели преимущество, например, битва при Сфактерии в 425 г. до н. Э. когда, что поразительно, 120 спартанцев сдались.

«Ничто из того, что произошло во время войны, не удивило эллинов так сильно, как это.Было мнение, что никакая сила или голод не могут заставить лакедемонян отказаться от оружия, но что они будут сражаться, как могли, и умирать с ним в руках », — писал Фукидид (460-395 до н. Э.) (Перевод Дж. М. Dent via Perseus Digital Library)

Были также периоды, когда Афины были в беде, например, в 430 г. до н.э., когда афиняне, которые стояли за городскими стенами во время спартанской атаки, перенесли чуму, убившую многих людей, включая их лидера. , Перикл.Было предположение, что чума на самом деле была древней формой вируса Эбола.

В конечном итоге конфликт между Спартой и Афинами разрешился на море. Хотя афиняне имели военно-морское преимущество на протяжении большей части войны, ситуация изменилась, когда человек по имени Лисандр был назначен командующим флотом Спарты. Он искал персидской финансовой поддержки, чтобы помочь спартанцам создать свой флот.

Он убедил персидского князя по имени Кир предоставить ему деньги.Князь «привез с собой, как он сказал, пятьсот талантов; если эта сумма окажется недостаточной, он будет использовать свои собственные деньги, которые дал ему его отец; а если и этого окажется недостаточно, он зайдет так далеко, как чтобы разрушить престол, на котором он сидел, который был из серебра и золота », — писал Ксенофонт (430-355 гг. до н. э.). (Перевод Карлтона Браунсона из цифровой библиотеки Персея)

При финансовой поддержке со стороны Персии Лисандр построил свой флот и обучил своих моряков. В 405 г.C., он вступил в бой с афинским флотом у Эгоспотами, на Геллеспонте. Ему удалось застать их врасплох, одержав решающую победу и отрезав Афины от поставок зерна из Крыма.

Афины были вынуждены заключить мир на условиях Спарты. Им пришлось снести свои стены, ограничить свою деятельность Аттикой и (как приказал последний Лисандр) подчиниться правлению группы из 30 человек, позже названной «тридцатью тиранами».

«Пелопоннесцы с большим энтузиазмом начали разрушать стены [Афин] под музыку флейтисток, думая, что этот день был началом свободы Греции», — писал Ксенофонт.

Спарта была сейчас на пике своего могущества.

Падение силы

Серия событий и ошибок привела Спарту из выдающейся силы Эгейского моря к второстепенной державе.

Вскоре после победы спартанцы выступили против своих персидских сторонников и начали безрезультатную кампанию в Турции. Затем в следующие десятилетия спартанцы были вынуждены вести кампанию на нескольких фронтах.

В 385 г. до н. Э. Спартанцы столкнулись с мантийцами и использовали наводнения, чтобы разрушить свой город.«Нижние кирпичи промокли и перестали поддерживать те, что были выше, стена сначала начала трескаться, а затем рушиться», — писал Ксенофонт. Город был вынужден сдаться перед этим неортодоксальным натиском.

Еще больше проблем повлияло на гегемонию Спарты. В 378 г. до н.э. Афины образовали вторую военно-морскую конфедерацию, которая бросила вызов Спартанскому контролю над морями. В конечном итоге, однако, падение Спарты произошло не из Афин, а из города под названием Фивы.

Подстрекаемые спартанским царем Агесилаем II отношения между двумя городами становились все более враждебными, и в 371 г. до н. Э.C., решающая битва произошла при Leuctra.

«Сила Лакедемона была сокрушена Фивами на поле Левктры. Хотя Фивы были союзниками Спарты во время долгой Пелопоннесской войны, они стали путеводной звездой сопротивления, когда победившая Спарта, в свою очередь, стала разгневанным тираном», — пишет Лендон. Он отмечает, что после заключения мира с Афинами в 371 г. до н. Э. Спарта обратила свое внимание на Фивы.

В Левктре «по неясным причинам спартанцы разместили свою конницу перед своей фалангой.Лакедемонская кавалерия была бедна, потому что хорошие спартанские воины все еще настаивали на том, чтобы служить гоплитами [пехотинцами], — пишет он. — У фиванцев, напротив, была старая кавалерийская традиция, и их превосходные лошади, которые много тренировались в недавних войнах, быстро разбили войска. Спартанская кавалерия отбросила их обратно в фалангу, запутав ее порядок ».

Из-за неразберихи в спартанских линиях, бойня продолжалась.

« Клеомброт, сражавшийся во фаланге, как спартанские короли, был повержен и унесен умирающим. вне боя », — пишет Лендон.«Вскоре были убиты и другие ведущие спартанцы». Говорят, что фиванский генерал Эпаминонд крикнул: «Дайте мне один шаг, и мы одержим победу!»

Так и случилось. Лендон пишет, что «фиванцы отбросили спартанцев на один роковой шаг, и затем спартанцы без предводителей обратились в бегство, а вместе с ними и их союзники. Из семисот полных спартанских граждан в битве четыреста погибли …»

Фиванцы оказали давление. юг, заручившись поддержкой общин, когда они маршировали и освободили Мессению, лишив спартанцев большей части их илотовского труда.Спарта так и не оправилась от потерь в жизни спартанцев и рабского труда. Как пишет Кеннелл, город теперь был «второсортной державой» и уже никогда не восстановит свою былую силу.

Более поздняя история

В последующие столетия Спарта, в ее уменьшенном состоянии, оказалась под властью различных держав, включая Македонию (в конечном итоге возглавляемую Александром Македонским), Ахейский союз (конфедерация греческих городов), а позднее , Рим. В этот период упадка спартанцы были вынуждены впервые построить городскую стену.

Были попытки вернуть Спарте былую военную мощь. Спартанские цари Агис IV (244–241 до н.э.) и позже Клеомен III (235–221 до н.э.) провели реформы, которые отменили долги, перераспределили землю, позволили иностранцам и негражданам стать спартанцами и в конечном итоге расширили круг граждан до примерно 4000 человек. В то время как реформы привели к некоторому обновлению, Клеомен III был вынужден отдать город под контроль ахейцев. Ахейский союз, в свою очередь, вместе со всей Грецией в конечном итоге пал в Рим.

Но, пока Рим контролировал регион, люди Спарты никогда не забывали свою историю. Во втором веке нашей эры греческий писатель Павсаний посетил Спарту и отметил наличие большого рынка.

«Самая поразительная особенность рынка — это портик, который они называют персидским, потому что он был сделан из добычи, взятой во время персидских войн. Со временем они изменили его, пока он не стал таким же большим и великолепным, как сейчас. На столбах бело-мраморные фигуры персов… «он написал. (Перевод WHS Jones и HA Omerod через Perseus Digital Library)

Он также описывает гробницу, посвященную Леониду, который к этому моменту умер 600 лет назад в Фермопилах.

» Напротив театра находятся две гробницы; первый — это Павсаний, полководец в Платеях, второй — Леонида. Каждый год они произносят речи и проводят состязание, в котором никто не может соревноваться, кроме спартанцев, — писал он. — Там установлена ​​плита с именами и именами их отцов тех, кто выдержал битву при Фермопилах против персы.»

Современные руины

Спарта продолжалась в средневековье и, действительно, никогда по-настоящему не была потеряна. Сегодня современный город Спарта стоит рядом с древними руинами с населением более 35000 человек.

На руинах древней Спарты историк Кеннелл пишет, что сегодня с уверенностью можно идентифицировать только три места: «святилище Артемиды Ортии у Еврота [реки], храм Афины Хальциоэкус (« Бронзового дома ») на акрополе, а чуть ниже — раннеримский театр.»

Действительно, даже древний писатель Фукидид предсказал, что руины Спарты не будут выделяться.

» Предположим, например, что город Спарта должен был стать безлюдным и что остались только храмы и фундаменты зданий, я думаю что будущим поколениям со временем будет очень трудно поверить в то, что это место действительно было таким могущественным, каким оно представлялось ». (Из книги Найджела Кеннелла« Спартанцы: новая история »)

Но Фукидид был всего лишь наполовину правильно.Хотя руины Спарты могут быть не такими впечатляющими, как Афины, Олимпия или ряд других греческих достопримечательностей, истории и легенды спартанцев живут. И современные люди, независимо от того, смотрят ли они фильм, играют в видеоигры или изучают древнюю историю, кое-что знают о том, что означает эта легенда.

Спарта | История, местонахождение, правительство и факты

Спарта , новогреческий Спарта , исторически Лакедемон , древняя столица района Лакония на юго-востоке Пелопоннеса, юго-запад Греции.Вместе с окружающей территорией он образует perifereiakí enótita (региональная единица) Лаконии (новогреческий язык: Lakonía) в пределах Пелопоннеса (Pelopónnisos) periféreia (регион). Город расположен на правом берегу реки Евротас-Потамос. Редкость древних руин вокруг современного города отражает суровость военной олигархии, правившей спартанским городом-государством с VI по II век до нашей эры.

Митрополия (собор), посвященная св.Деметриос в Мистре, разрушенном византийском городе недалеко от Спарты, Греция.

© Mairani — CLICK / Chicago

Популярные вопросы

Каково древнее название Спарты?

Историческое название Спарты — Лакедемон. Это была древняя столица района Лакония на юго-востоке Пелопоннеса, Греция. Наряду с окружающей территорией он образует perifereiakí enótita (региональную единицу) Лаконии (новогреческий язык: Lakonía) в периферии (регионе) Пелопоннеса (Pelopónnisos).Город расположен на правом берегу реки Евротас-Потамос.

Какое сражение сделало Спарту самым могущественным государством Греции?

Битва при Саламине (480 г. до н.э.), одно из сражений в греко-персидских войнах, показала величие афинского военно-морского флота и положила начало смертоносной борьбе между двумя державами. Это привело к появлению Спарты как самого могущественного государства Греции.

Когда была основана нынешняя Спарта?

Нынешний город построен в 1834 году на древнем месте.Местные жители называют его Неа (Новая) Спарта, чтобы отличить его от руин, раскопанных в 1906–10 и 1924–29 годах.

Кем был Леонид?

Леонид был спартанским царем, чье противостояние вторгшейся персидской армии на перевале Фермопил в центральной Греции — одна из непреходящих историй о греческом героизме, упоминавшаяся на протяжении всей западной истории как воплощение храбрости, проявленной против превосходящих сил.

Считается, что государство Спарта, основанное в 9 веке до нашей эры с жесткой олигархической конституцией, на протяжении веков сохраняло в качестве пожизненных соправителей двух королей, которые выступали в роли арбитров во время войны.В мирное время власть была сосредоточена в Сенате из 30 членов. Между 8-м и 5-м веками до нашей эры Спарта подчинила Мессению, доведя ее жителей до крепостного статуса. С V века правящий класс Спарты посвятил себя войне и дипломатии, сознательно пренебрегая искусством, философией и литературой, и создал самую мощную армию в Греции.

Непоколебимая приверженность Спарты правлению милитаризованной олигархии исключала любую надежду на политическое объединение классической Греции, но она оказала большую услугу в 480 г. до н. Э. Своим героическим сопротивлением в Фермопилах и последующим лидерством в греко-персидских войнах.Битва при Саламине (480 г.) показала масштабы афинской военно-морской мощи и положила начало смертоносной борьбе между двумя державами, которая закончилась поражением Афин в конце Пелопоннесской войны в 404 г. и появлением Спарты как самого могущественного государства в мире. Греция. В Коринфской войне (395–387) Спарта имела две сухопутные победы над афинскими союзными государствами и серьезное морское поражение при Книде объединенным афинским и персидским флотом. Участие Спарты в персидских гражданских войнах в Малой Азии при Агесилае II (годы правления 399–360) и последующая оккупация Спартанцами (382 г.) фиванской цитадели, Кадмеи, чрезмерно расширили спартанскую мощь и подвергло государство поражению при Левктре (371 г.) фиванцами. Эпаминонд, который отправился освобождать Мессению.Последовал вековой упадок.

Непрерывное волнение Спарты спровоцировало войну Рима с ахейцами (146 г.) и римское завоевание Пелопоннеса. В 396 г. скромный город был разрушен вестготами. Византийцы заново заселили это место и дали ему древнее гомеровское название Лакедемон. После 1204 г. франки построили новый город-крепость Мистра на отроге хребта Тайгет к юго-западу от Спарты; после 1259 года Мистра была столицей деспотата Мореи (т. е. Пелопоннеса) и процветала около двух столетий.С 1460 года до войны за независимость Греции (1821–29), за исключением венецианской интерлюдии, регион находился под властью Турции.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Нынешний город построен в 1834 году на древнем месте; его называют Неа (Новая) Спарта, чтобы отличить его от руин, раскопанных в 1906–10 и 1924–29 годах. Небольшой коммерческий и промышленный центр европейской равнины, город торгует цитрусовыми и оливковым маслом.Как и в древности, он обслуживается небольшим портом Гитион (Йитион) в 28 милях (45 км) к юго-востоку, с которым он связан асфальтированной дорогой. Поп. (2001) город, 17 503; (2011) 16 239.

Древняя Спарта. Mystras. Стоит ли приехать?

Город Спарта — одно из самых неоднозначных туристических направлений на полуострове Пелопоннес. На различных форумах ведутся страстные дискуссии о том, стоит ли посещать Спарту. Дело в том, что благодаря фильму «300 человек» и великолепному Джерарду Батлеру, сыгравшему спартанского короля Леонидаса, повышенное внимание к спартанцам и городу, в котором они выросли.Однако туристы, приезжающие в этот славный город, разочаровываются, ведь смотреть здесь буквально не на что. От славы Древней Спарты не осталось ничего, кроме нескольких руин, и фильм был снят с использованием только компьютерной графики. Однако мы были готовы к этому, поэтому все равно решили поехать туда, и я хочу рассказать вам, что мы там видели.

Лакония и лаконизм

Спарта была главным городом в регионе Лакония на юго-востоке Пелопоннеса. В этом регионе зародилось слово «лаконизм», означающее способность кратко и выразительно излагать свои мысли.Спартанские воины овладели этим искусством в полной мере. Существует множество историй о лаконичности спартанцев, но есть две, на мой взгляд, самые красивые и лучше всего характеризующие этих людей.

Первая история о легендарном ответе царя Леонида на предложение персидского царя Ксеркса, который хотел, чтобы Спарта сдалась накануне битвы при Фермопилах. Ксеркс послал гонца, чтобы передать фразу: «Сложите оружие», на что Леонид ответил: «Идите и возьмите их.Вскоре эта крылатая фраза стала девизом греческой армии.

Второй рассказ менее популярен, но он более лаконичен и лучше передает значение слова «лаконичность». Отец Александра Македонского Филипп подошел к стенам Спарты и послал сообщение: «Я завоевал всю Грецию, так как у меня лучшая армия в мире. Сдавайся, потому что, если я возьму Спарту, я сломаю твои ворота и убью всех твоих жен и детей, и твои дома сравняются с землей «. Спартанцы ответили ему очень лаконично: «Если.”

Древняя Спарта

В этом древнем государстве все граждане, от короля до простых людей, жили в одинаковых условиях, которые теперь принято называть «спартанцами». В результате они достигли высокого уровня сознания, когда думали не о собственном богатстве, а только о благосостоянии государства. Более того, воспитание детей здесь достигло невероятных высот, так как с 7 лет спартанский ребенок уже не принадлежал к своей семье, а был взят в особый отряд, где и происходило дальнейшее воспитание.Детей учили читать, писать, а главное — молчать. Еда здесь тоже была очень простой, без излишеств, чтобы не испортить спортивное телосложение. Если вдруг спартанец толстел, его били палками, так как его тело позорило Спарту. Спартанец не имел права издавать какие-либо звуки при физическом наказании, что показывало силу его духа.

Не было разницы в воспитании девочек и мальчиков, поэтому девочки были пригодны для войны не меньше мужчин.Кроме того, их здоровые тела могли родить физически здоровых детей. Люди с разным телосложением не могли стать супружеской парой, так как это неравенство могло сказаться на их потомстве, а Спарте нужны были только сильные дети. Спартанцы всегда были готовы к войне. Существует легенда, согласно которой больных новорожденных детей сбрасывали со скалы, чтобы оставшиеся в живых вырастали сильными и могучими воинами. Однако современные археологи утверждают, что это всего лишь легенда, созданная для устрашения врагов, ведь у подножия этой скалы не было обнаружено детских останков.

Наконец, последний факт в легенде о Спарте и ее воинах — это битва при Фермопилах, где 300 спартанцам удалось остановить несколько тысяч персидских солдат. Этот героический поступок лучше всего описывает характер доблестных воинов, с которыми приходилось иметь дело врагам Спарты.

В общем, Древняя Спарта — самое известное место среди всех городов Древней Греции, поэтому так много людей желают увидеть легендарный город своими глазами.

Современная Спарта

В современном городе нет намека на легендарное прошлое.Сейчас это самое обычное место, в котором нет ничего особенного. Вот почему многие говорят, что ехать туда бессмысленно. Среди оставшихся достопримечательностей — руины Спарты, которые, честно говоря, не выглядят особенно впечатляюще, так как это состояние не содержало никаких архитектурных изысков. Кроме того, немногочисленные остатки были использованы для строительства соседнего городка Мистра, куда мы тоже ходили. Туристу могут понравиться спартанские памятники, один из которых посвящен царю Леониду и на нем написана знаменитая фраза «Приди и возьми».Второй памятник посвящен спартанскому воину, который держит щит с буквой «L», что указывает на его принадлежность к армии царя Леонида. В городе есть археологический музей, который обычному человеку не очень интересен. Но мы рекомендуем вам отправиться в музей оливкового масла, в котором вы можете найти множество интересных фактов об этом типичном для Греции продукте. Поскольку вы приехали в Спарту, вам стоит посетить этот музей, чтобы расширить кругозор. Но мы остались довольны поездкой в ​​Спарту.

Мистрас

Всего в 8 км от Спарты находится еще одна достопримечательность — Мистра, древнегреческий город-крепость, яркий пример заката Византийской империи. Он был построен давно, в 1249 году, на склоне горы, чтобы контролировать долину Лаконии, расположенную прямо у ее подножия. Отличительная черта Мистры не только в том, что весь комплекс построен на горе, но и в том, насколько гармонично переплелись целые эпохи разных культур.Каменные дворцы, церкви и монастыри разных веков демонстрируют великолепие некогда богатого города.

Сегодня Мистра внесена в список ЮНЕСКО. На его территории много заброшенных монастырей, и действует только один — Пантанасса, построенный на вершине этого комплекса. Он был построен в 30-х годах 15 века, и его особенность — смешение разных архитектурных стилей, что отличает его от любого другого монастыря.

Чтобы посетить его летом, выбирайте время после обеда, потому что из-за жары подниматься наверх очень сложно. Наденьте удобную обувь и возьмите с собой немного воды. Вход стоит 12 евро для взрослого.

Таким образом, можно сказать, что если вы побываете и в Спарте, и в Мистре, у вас не останется того неприятного привкуса обмана, на который жалуются многие туристы, отправившиеся только в Спарту.Эти места обязательно нужно посетить!

Падение Империи

Клеомброт [царь Спарты]. . . не вошел в Беотию. . . в том месте, где его ждали фиванцы и где они охраняли узкий проход. . . но, выступив с берега моря, он расположился лагерем в Левктре. . . и фиванцы расположились лагерем на противоположном холме не очень далеко. . . . Затем его друзья отправились к Клеомброту и сказали: «Если вы позволите фиванцам уйти без боя, вам грозит самое серьезное наказание от вашего государства.’. . . Услышав эти слова, Клеомброт был побужден вступить в бой. . . .

Пространство между [двумя армиями] было равниной, поэтому спартанцы разместили свою конницу перед своей фалангой, и фиванцы сделали то же самое. Но фиванская кавалерия была прекрасно обучена. . . в то время как спартанская конница была крайне бедна. . . . Когда Клеомброт начал вести к врагу, в первую очередь он сделал это до того, как его собственная армия даже заметила, что он ведет. Затем вступившая в бой кавалерия и спартанцы были быстро разбиты.В своем бегстве всадники напали на своих гоплитов, а затем на них напали фиванские полки. Люди вокруг Клеомброта сначала одержали победу. . . но когда был убит Дейон, военачальник и сподвижник царя Сфодрий, и его сын Клеоним, и телохранитель царя, и помощники военачальника были убиты, оставшаяся часть армии была отброшена плотной массой солдат. противники отступили. И те из спартанцев, которые были на левом фланге, когда увидели, что правое оттеснено, тоже уступили.. . . (Ксенофонт, Hellenica ).

Решительное поражение спартанской армии гоплитов вооруженными силами Фив в битве при Левктре в 371 г. до н. Э. год положил конец эпохе в военной истории Греции и навсегда изменил греческий баланс сил. Одна за другой старые убеждения «золотого века» пятого века были брошены под сомнение и ниспровергнуты, но образ военной непобедимости Спарты до этого момента оставался надежным оплотом.

Однажды одного вида и звука приближающейся линии спартанских солдат было достаточно, чтобы сломить нерв противников, даже до удара оружия.В своих фирменных алых накидках, перьях шлема из конского волоса и упорядоченных щитах, каждый из которых украшен L ( лямбда, для «Лакедемон» или «Лакония», два названия спартанской родной территории), спартанцы выглядели как череда пульсирующих горизонтальных разрядов молний, ​​непрерывные ряды воинов размеренными шагами шагают вперед под пронзительную музыку военных волынщиков. Их способность быстро перемещаться по труднопроходимой местности, внезапно концентрировать свои силы и выполнять сложные предбоевые тактические маневры была легендарной.Шок от их последней атаки был столь же верным и смертоносным, как громовое оружие бога неба Зевса.

Незадолго до Левктры, в 404 г. г. до н. Э. г., спартанцы решительно разгромили Афины, долгое время их самого опасного врага. Тем самым Спарта захватила гегемонию в греческом мире. Leuctra, должно быть, показался многим наблюдателям современной сцены дождем с ясного голубого неба. Тем не менее, оглядываясь назад, если мы более внимательно посмотрим на историю Спарты как военного общества, крах на Leuctra начинает обретать смысл.К тому времени, когда они встретили там фиванцев, Спарта уже давно переживала серьезные неприятности; Это был лишь вопрос времени, когда кто-нибудь найдет способ использовать глубокие внутренние слабости Спарты. История упадка и падения Спарты — наглядный урок тесной взаимосвязи между социальной организацией и военной мощью.

Город-государство Спарта, занимающий центральную часть южного греческого полуострова Пелопоннес, возвышался над плодородной долиной реки Еврот и над ним возвышался скалистый хребет Тэгет.Контролируя территорию площадью около 3500 квадратных миль, Спарта, несомненно, была величайшей военной державой классической Греции. При ближайшем рассмотрении это замечательное исследование противоречий: Спарта, давно известная среди греков своей конституционной стабильностью и рассматриваемая многими древними писателями как воплощение традиционных греческих ценностей гражданской ответственности, личной храбрости и откровенно честной речи, оказалась коварное, самообманчивое, хрупкое и безнадежно запутавшееся общество в самый момент своего наиболее заметного успеха.Воплощение греческой «республики гоплитов», Спарта, в конце концов, не смогла выставить достаточно воинов-гоплитов, чтобы предотвратить военную катастрофу. В основе этих очевидных противоречий лежало общество, сила которого заключалась в глубоко консервативном социальном порядке, основанном на сохранении ошеломляющего множества взаимно враждебных социальных каст. Каждая спартанская каста должна была состоять из совершенно одинаковых человеческих единиц, и каждая каста должна была оставаться совершенно отличной от всех остальных. На вершине этой строгой иерархии стояли сами спартанцы — воинская элита, гордо называвшая себя hoi homoioi, — «Подобные».’

Жизнь подобного спартанцу была привилегией, но не легкостью. При рождении молодой спартанский мужчина предстал перед советом старейшин и обследован на предмет физических уродств. Если он не соответствовал стандартам, его переносили в близлежащее ущелье, где оставляли умирать от разоблачения. В возрасте семи лет мальчик, переживший первоначальную проверку, был взят у матери, чтобы начать формальное обучение дисциплине и послушанию, обучение, которое продлилось до конца его жизни. Молодые спартанцы были разделены между «стадами» молодежи в образовательном режиме, который напоминал отряд бойскаутов в аду.Каждым стадом управляли старшие мальчики, которым было поручено приводить (буквально, в случае определенных ритуалов выносливости) младших в форму. Фактически, детским садом в Спарте руководили самые крутые дети из младших классов, а их, в свою очередь, подтолкнули к новому уровню жесткости суровые старейшины, мужчины, у которых было такое же воспитание.

Молодые люди, проходящие обучение, были изолированы от остального общества; Возможно, неудивительно, что гомосексуальные отношения между мальчиками и юношами считались нормой.Действительно, было позором, что за мальчиком не ухаживал старший юноша. Спартанцы считали, что гомосексуальные отношения между молодыми людьми поощряют солидарность отрядов и боевую доблесть, полагая, что любовник наверняка не постыдится перед своей возлюбленной, отступив от очереди.

Спартанскую молодежь учили постоять за себя. Они спали под открытым небом, участвуя в бесконечных военных учениях, спортивных состязаниях и инсценированных битвах. Чтобы повысить свою ловкость и находчивость, они должны были воровать большую часть еды у местных фермеров.Потенциальные Подобные научились полагаться на себя и своих товарищей по отряду — а дьявол забирает всех остальных. Институционализированное воровство — это контекст истории о мальчике-спартанце, который украл лису и спрятал живое животное под своим плащом. После задержания юноша категорически отрицал воровство и никогда не вздрагивал, когда отчаявшийся пёс прогрыз его внутренности. Несомненно, апокрифический, часто рассказываемый рассказ дает некоторое представление о стандарте стойкости, который спартанцы установили как идеал для себя, а стойкий умирающий спартанский вор является подходящим символом для общества, которое в конечном итоге окажется мертвым на своем пути. ноги, съеденные изнутри собственным непреклонным кодом.

Достигнув двадцати лет, молодой спартанец попытался устроиться в одну из коллективных столовых, вокруг которых была организована жизнь Подобных. Юноша, которому не удалось попасть в одну из частей, никогда не становился настоящим Подобным; он был вынужден присоединиться к низшей касте, его жизнь была в руинах, прежде чем она должным образом началась. Подразделения столовой, в каждой из которых находилось около пятнадцати человек, составляли основу организации армии и общества: спартанец сражался бок о бок, жил (до брака) и ел со своими товарищами по столовой.Он был обязан им абсолютной верностью и регулярно обедал.

В принципе, каждый спартанец унаследовал выделенный государством участок земли и набор крепостных илотов, которые обрабатывали его. Эта земля была условно достаточна для его пропитания и достаточной для того, чтобы регулярно вносить в столовую. Если из-за неудачи или плохого управления спартанец не мог выдержать своего раунда — накормить своих товарищей, когда подошла его очередь, — его изгоняли из отряда и понижали в звании из числа подобных.

Неповиновение приказу или проявление какого-либо намёка на страх во время битвы были дополнительными основаниями для исключения.Было несколько низших каст людей, выпавших (или чьи предки выпали) из рядов элитных схожих; каждому дали уничижительное имя: «Низшие», «Тремблеры» и тому подобное. «Тремблеры» действительно сражались со спартанской армией, но отдельными (и явно более низкими) подразделениями. Короче говоря, в Спарте была значительная социальная мобильность, но в основном нисходящая. Аналогичный мог быть понижен в должности за ряд недостатков; ни он, ни его потомки не могли рассчитывать на возвращение в привилегированную элиту.

Ключевой привилегией, которой пользовался подобный, была возможность на постоянной основе участвовать в общественных делах: военная подготовка, сражения, контроль над молодежью и управление штатом. Предполагалось, что зарабатывание денег не имеет никакого отношения к его жизни. (Многие действительно зарабатывали деньги, но они должны были действовать скрытно.) Все взрослые подобия были членами Гражданской ассамблеи спартанцев (Апелла), и как таковые они имели право одобрять все вопросы государственной политики (особенно решения по стоит ли идти на войну).Однако обычно их одобрение выражалось только в криках в пользу решений, принятых внутренней элитой спартанских магистратов.

Помимо двух потомственных королей, которые служили религиозными деятелями и фельдмаршалами, Спартой управляли пять государственных чиновников, называемых эфорами (надзирателями), ежегодно избираемых своими равными. Эфоры, в свою очередь, получали советы от двадцати восьми старейшин, выбранных из числа высших спартанцев. В этой системе было много места для путаницы; линия власти между двумя королями и эфорами была неясной, и на практике многое зависело от личности людей.Столкновения между конкурентоспособными, упрямыми королями и непримиримыми эфорами привели к тупиковой ситуации в спартанской политике. Иногда эти тупики выходили из-за личной инициативы, то смелой, то глупой. Самый амбициозный царь Спарты запомнился как «Клеомен Безумный». Хотя в конце его жизни его поведение стало чрезвычайно жестоким и неустойчивым, именно агрессивная политика Клеомена в отношении своих соседей, возможно, послужила поводом для обвинения в безумии. Внутренняя социальная жесткость Спарты странным образом дополнялась крайне неустойчивой внешней политикой.

The Spartan Similar не пользовался большим физическим комфортом — по крайней мере, на публике. «Сходство» означало недопущение публичной демонстрации богатства или вкуса к роскоши. От каждого спартанца требовалось одеваться в грубую одежду, точно такую ​​же, как у его собратьев, чтобы содержать свою семью в простом доме, ничем не отличавшемся от домов других спартанцев, есть грубые закуски (особенно суп из черной фасоли, известный среди греков своей неприятностью). предусмотрены в подразделениях столовой. Он будет проводить большую часть своей жизни на публике под ревнивыми и бдительными глазами своих собратьев-подобных.Он не будет проводить много времени дома. Его дети мужского пола, конечно, росли в стадах, в том же суровом режиме, который он перенес.

Он мало времени проводил в компании своей жены; действительно, он мог бы одолжить ее другому подобному для целей разведения. Ожидалось, что спартанские женщины безоговорочно примут такое обращение и посвятят себя воспитанию доктрины послушания, храбрости и долга в своих детях. Это спартанская мать, которая, возможно, апокрифически, повелела своему сыну вернуться с военной миссии «со своим щитом или на нем» — победителем или трупом.

В течение долгого времени, с середины седьмого века до начала четвертого, эта строгая система работала, чтобы производить лучших солдат в греческом мире. Спартанский подобный провел всю свою жизнь, готовясь к суровым битвам, и он стал необычайно хорош в этом. Это не значит, что он был берсерком, способным победить нескольких противников в единоборстве. Историк V века Геродот представил себе разговор на тему военной доблести между Демаратом, спартанским царем в изгнании, жившим в Персии, и Ксерксом, царем Персидской империи: В 480– гг. До н. Э.C. Ксеркс готовился вторгнуться в Грецию с огромной армией, и ему было интересно узнать, с какими людьми он может столкнуться. Услышав, что спартанцы были лучшими воинами Греции, он призвал Демарата. Поскольку Ксеркс ожидал сражения с коэффициентом, близким к десяти к одному, он полагал, что не столкнется с большими трудностями. Но Демарат быстро его развел: спартанцев отличало не выдающееся умение сражаться как личность; скорее, это была интенсивная дисциплина и обучение, которые позволяли им эффективно сражаться в тесном отряде гоплитовой фаланги.

Поскольку спартанцы не разбивали ряды, а неуклонно продвигались, плечом к плечу, со сцепленными щитами, они в полной мере воспользовались построением фаланги: сплошной стеной щитов, ощетинившейся колющими копьями. Персы Ксеркса с ужасом узнали, насколько разрушительной может быть спартанская фаланга: сначала в Фермопилах, где всего 300 спартанцев, оставшихся в качестве арьергарда в узком горном перевале, нанесли ужасающие потери элитной персидской пехоте, а затем в Платеях, где Спартанцы также оказались способными победить лучшую персидскую кавалерию.Спартанская фаланга, насчитывавшая около 9000 человек на момент обращения Демарата к Ксерксу, была огромной по греческим стандартам; на своей собственной территории он был настолько близок к неудержимой силе, с которой когда-либо сталкивался древний мир. Однако правительственные и социальные структуры Спарты были просто неспособны справиться с эпохой быстрых перемен. И это именно то, с чем Спарта — вместе с другими греческими городами-государствами — столкнулась в тяжелые полвека между битвами при Мантинее в 418– годах до нашей эры. и Leuctra в 371 B.С.

Во время битвы при Мантинее, которая проходила примерно в середине долгой Пелопоннесской войны (431-404, г. до н.э., г. до н.э.), некогда безупречная репутация Спарты среди греков уже сильно испортилась. Война между имперскими Афинами, смелой демократической военно-морской державой, и Пелопоннесской лигой, в которой доминируют спартанцы, затянулась намного дольше, чем кто-либо ожидал: оптимистичные спартанцы ожидали, что Афины сдадутся после двух или трех сезонов кампании.Хотя у Афин был прекрасный флот, надежные линии поставок за границу и денежные средства морской империи. И все же Спарта возглавила испытанную коалицию пелопоннесских государств. Пелопоннесский союз мог выставить на вооружение сухопутную армию, не имеющую себе равных по численности, а спартанская тяжелая пехота обеспечивала безупречный передний край. Начиная с лета 431 года превосходящая сухопутная армия Пелопоннеса неоднократно разоряла родную территорию Афин — Аттику. Но он не смог серьезно повлиять на силу или внутреннюю сплоченность Афин и оказался совершенно непригодным для ведения осадной войны.

Шесть лет войны, в 425 г. г. до н. Э. В году произошла серьезная неудача: спартанская армия провалила нападение на Пилос, мыс на юго-западном побережье Пелопоннеса, который был захвачен и укреплен афинянами. Спартанцы пытались обойти стены Пилоса, пытаясь высадиться с моря, но когда внезапно появился афинский флот, спартанский отряд оказался на небольшом прибрежном острове Сфактерия. Афиняне блокировали остров и высадили легковооруженные войска.В конце концов, преследование снарядами привело к капитуляции и пленению нескольких сотен спартанских воинов.

Поражение Sphakteria было шоком; это доказало, что спартанские солдаты не непобедимы. Более того, продолжающееся присутствие афинян в Пилосе подпитывало мечты илотов о независимости. Ситуация была серьезной, но спартанцы нашли в своих рядах подлинно новаторского военачальника. Брасидас с разношерстной армией, состоящей в основном из новобранцев илотов, открыл новый фронт в северной Греции, угрожая доступу Афин к жизненно важным рынкам зерна и лесным ресурсам.Игровое поле снова стало равным: опасения Спарты перед восстаниями илотов, спровоцированными присутствием гарнизона Пилоса, теперь уравновешивались страхами афинян перед крахом империи на севере. Несколько лет спустя был заключен нелегкий Никийский мир; Первый этап войны закончился, и многие афиняне и спартанцы вздохнули с облегчением. Но некоторые из ключевых союзников Спарты считали, что Мир был подписан преждевременно, без надлежащих консультаций и что их интересы были ущемлены в условиях мира.Тем временем коварные и амбициозные афиняне, в том числе пресловутый Алкивиад, вступали в дипломатические интриги со своими спартанскими коллегами; Результатом стала совершенно запутанная международная ситуация на некогда чистом Пелопоннесе. К 418 году, когда военные действия возобновились, многие греки сомневались, что легендарное спартанское мужество, решимость и прямолинейность — это не что иное, как хитрый обман. Фанатическая приверженность Спарты секретности во всех вопросах, касающихся ее военной организации, стала выглядеть как прикрытие.

Тем не менее, как отмечает афинский генерал, ставший историком Фукидид, все сомнения развеялись в битве при Мантинее. Для спартанцев это было обязательное занятие на их собственном пелопоннесском заднем дворе. Столкнувшись с опасной коалицией недовольных бывших союзников и традиционных врагов, спартанцы и их оставшиеся верные союзники выставили армию гоплитов примерно из 10 000 человек, включая примерно 4 000 из элитных Сходников.

Битва началась с очень плохого начала для спартанской стороны: король Агис, как командующий, попытался в последнюю минуту провести тактическую передислокацию, чтобы избежать обхода с фланга.Он отозвал два отряда подобий, не укомплектованных полными спартианцами, с линии и развернул их на своем левом фланге, затем приказал двум полкам подобий отойти с правого фланга и заполнить брешь. Но, поставив безопасность своих товарищей по отряду выше блага армии в целом, два аналогичных командира полков отказались подчиняться приказу. Это оставило опасную брешь в левом фланге спартанцев. Их противники устремились через брешь, отбросив спартанцев назад и нанеся многочисленные жертвы.

Меньшая армия рухнула бы. Но царь Агис уверенно повел спартанский центр в наступление и быстро обратил в бегство противостоящие им войска. В самом деле, говорит Фукидид, «большинство [противников Агиса] не выдержали даже первого удара, но сразу же уступили место, когда спартанцы атаковали, а некоторых фактически топтали ногами в их стремлении уйти до того, как враг настигнет их». затем повернул свои войска влево и обратил в бегство удачный на мгновение правый фланг противника.Победившие спартанские солдаты отправились домой как раз вовремя, чтобы отметить важный праздник в их напряженном религиозном календаре. Они также выслали двух командиров полков, которые отказались от приказа, обвинив их в трусости.

Это была спартанская военная машина в том виде, в каком греки представляли ее в своих снах и кошмарах.

Поражение афинян и их союзников при Мантинее стало благоприятным знаком для оставшейся части войны. Хотя это продолжалось еще четырнадцать лет, Спарта в конце концов взяла верх; Афины капитулировали в 404 г. до г. до н. Э.Около г. Спарта и Персия, великая территориальная империя Востока, которая в конечном итоге вступила в войну на стороне Спарты, разделили добычу: Персия восстановила контроль над культурно греческим западным побережьем Анатолии. Спарта, теперь несомненно доминирующее государство материковой Греции, установила дружественные правительства и гарнизоны в островных и северных греческих государствах, ранее подчинявшихся Афинам. Казалось, начало нового спартанского века.

Однако только тридцать четыре года спустя, в Левктре, Спарта была навсегда исключена из рядов великих держав Эгейского моря.Leuctra была не просто неудачей — она ​​знаменовала конец спартанской власти и влияния. Напротив, Афины, побежденный соперник Спарты в Пелопоннесской войне, пережили, казалось бы, катастрофические события конца пятого века и продолжали процветать до тех пор, пока подъем Македонии в конце четвертого века не положил конец эпохе по-настоящему независимых материковых городов. состояния. Подобно тому, как приверженность Афин демократии помогает объяснить замечательную послевоенную стойкость Афин, так и быстрый крах Спарты объясним в свете весьма своеобразного подхода к правительству и социальной организации.

Именно кастовая система является ключом к военным успехам Спарты, к первоначальному развитию структуры «вооруженных лагерей» спартанского подобного общества и к окончательному краху Спарты. Существовали три основные касты: ниже вышестоящих схожих была промежуточная каста «обитателей окраины» ( Perioikoi): свободных людей, которые занимались торговлей и сельским хозяйством и служили в вооруженных силах, но не имели права голоса или участия в правительство. Многие обитатели окраины, похоже, не были особенно враждебны спартанскому режиму, но и у них не было никаких причин быть особенно лояльными по отношению к подобным, когда дело доходило до кризиса.Под жителями окраины стояла огромная крепостная каста илотов. Илот был привязан к земле; он не мог быть куплен и продан, как раб движимого имущества, но он также не мог переехать с фермы, к которой он был назначен, и он был должен значительную часть годового урожая Спартанскому подобию, который был назначен государством. его хозяин.

Изначально илоты были двух основных разновидностей: выходцы из Лаконии и мессенцы. Мессенские илоты, жители самого западного пальца Пелопоннеса, когда-то были свободными гражданами своего собственного полиса; они были завоеваны Спартой в колониальных войнах восьмого и седьмого веков до н.c. Именно в ходе этих упорных войн возникла военная машина Спарты. Несмотря на столетия порабощения, мессенские илоты помнили о своем свободном происхождении; они рассказывали истории о своем храбром сопротивлении в древних конфликтах со спартанцами. Эти народные воспоминания стимулировали волю к сопротивлению всякий раз, когда появлялась возможность, мессенские илоты восстали против своих хозяев и бежали к крутым склонам горы Итхом, которая возвышается над плодородной мессенской равниной. Наиболее документированные события мессенских восстаний произошли в 463– годах до нашей эры.Около г., после землетрясения, в результате которого погибло несколько спартанцев и нарушилась связь с Пелопоннесом. Поколение спустя, во время Пелопоннесской войны, илоты устремились в укрепленный афинский лагерь в Пилосе — спартанская паника из-за призрака афинской поддержки вооруженного восстания илотов ускорила необдуманные действия, приведшие к разгрому Sphakteria.

Спартанское общество полностью зависело от систематической эксплуатации илотов, как сельскохозяйственных рабочих, так и носильщиков во время военных экспедиций: в Платеях во время Персидских войн каждый спартанский гоплит посещал семь илотов.Но поскольку илоты, особенно из Мессении, были далеки от добровольных соучастников, спартанцы были вынуждены тратить огромные силы, пытаясь удержать свою крепостную касту на своем месте. Спарта, как общество, неизбежно была обращена внутрь себя и против самой себя. Подобные провели свою жизнь, нервно охраняя илотов на предмет признаков восстания и одержимо наблюдая друг за другом на предмет признаков несоответствия — потому что только непрерывный фронт мог сдержать гораздо более многочисленные илоты.

Чтобы напомнить всем о реальном положении дел на территории Спарты, Спартанская Ассамблея ежегодно официально объявляла войну населению илотов.Отдельные илоты подвергались ритуальному унижению, например, заставляя их пить огромное количество алкоголя в качестве наглядных уроков для молодых спартанцев в отношении достоинств умеренности. Но более серьезной была устрашающая модель Krypteia — «Секретная материя». Хотя, как и многое в Спарте, модель Krypteia была намеренно окутана тайной и дезинформацией, похоже, что до того, как попасть в столовую, предполагалось, Он должен был служить в качестве члена очень засекреченной команды финансируемых государством убийц.Молодые члены Krypteia крались по территории Спарты, особенно ночью, и убивали тех илотов, которые считались выдающимися в любом случае — для илота могло быть смертельно опасно считаться красивым, умным или амбициозным. Сколько илотов на самом деле умирали под ножами или гарротами членов Krypteia каждый год, неизвестно, но нет никаких сомнений в том, что спартанцы хотели провести жизнь илота в постоянной незащищенности и явном ужасе — никогда не зная, когда был нанесен удар упадет, или почему.

В некоторых случаях индивидуализированное, случайное насилие Krypteia было недостаточно. Фукидид отмечает, что спартанцы когда-то так боялись непреклонного характера [илотов] и их численности, что разработали следующий план: они провозгласили, что илоты сами должны составить список тех илотов, которые оказали наилучшую услугу Спарте. во время военных действий, подразумевая, что эти люди будут вознаграждены своей свободой. Фукидид продолжает: «Тем не менее, это было испытание, проведенное с верой в то, что те, кто проявит больше духа и первым выступит, чтобы заявить о своей свободе, с наибольшей вероятностью восстанут против Спарты.«Около 2000 человек были должным образом отобраны; они надевали праздничные гирлянды и приносили благодарственные жертвы богам. «Вскоре, однако, спартанцы покончили с ними, и никто так и не узнал, как именно каждый из них был убит».

И все же спартанцы вскоре обнаружили, что они фактически не могут обойтись без солдат илотов; За несколько лет до Мантинеи спартанский полководец Брасид одержал заметные победы над зависимыми афинскими владениями в северной Греции во главе армии, в которую входило 700 илотов, служивших гоплитами — предположительно, они были завербованы теми же обещаниями, которые когда-то предлагались менее удачливым людям. соотечественники.Но на этот раз спартанцы, очевидно, чувствовали, что они не могут позволить себе тратить зря людские ресурсы: если илоты погибнут в битве, тем лучше для них будет скатертью во время кампании, но теперь они считались слишком ценными, чтобы их можно было зверски убивать. И на этот раз спартанцы подтвердили свое слово: оставшиеся в живых среди солдат Брасида были освобождены спартанцами и поселились вместе с некоторыми ранее освобожденными илотами в городе Лепреон на северо-западе прибрежных земель Спарты.

Как и в случае с подобными, унитарная каста илотов начала разделяться. Очевидный сдвиг в политике от истребления амбициозных илотов к использованию их в качестве наемников указывает на проблему, которая стала серьезной к последним десятилетиям V века — г. до н. Э. : Подобных просто не хватило, чтобы справиться с работой самостоятельно.

Общая причина, казалось бы, стремительного падения численности населения Подобных достаточно ясна. Потери на поле боя были относительно высоки, но, что еще более важно, суровые спартанские правила долга и конформизма делали нисходящую мобильность из рядов Схожих относительно легким делом, а продвижение вверх в ряды Сходных было практически невозможным.С началом Пелопоннесской войны спартанское общество больше не могло эффективно изолировать себя от влияния более широких греческих и средиземноморских культур: спартанцев обязательно отправляли подальше от дома, подальше от тщательного контроля своих собратьев, и на длительные периоды. времени. В то время как Спарта изо всех сил пыталась соответствовать способности имперских Афин нанимать наемников, поддерживать разветвленные армии в течение еще более продолжительного сезона кампании и строить надежный флот, некогда закрытая спартанская экономика все больше вовлекалась в более широкие сети обмена.По мере того как спартанская экономика становилась все более монетарной, земельное богатство концентрировалось в руках все меньшего и меньшего числа людей.

Многие аналогичные, следовательно, оказались неспособными поддерживать свои взносы в столовую и были признаны нижестоящими. Унижение, связанное с попаданием в ряды суб-подобных, было слишком горьким для некоторых спартанцев, чтобы их проглотить. В последние годы пятого века ликование спартанцев по поводу их победы в Пелопоннесской войне было смягчено разоблачением смелого революционного заговора группы низших во главе с неким Цинадоном.Ненависть Синадона и его товарищей к спартанской системе выражалась в их выраженной готовности «пожирать подобных себе сырой». Подобно мальчику и лисе, спартанское общество почти буквально поглощалось изнутри.

Демографические процессы, приведшие к социальному понижению Чинадона и его товарищей, стали еще более заметными в десятилетия после Пелопоннесской войны. Выиграв войну, Спарта немедленно начала пожинать плоды распавшейся Афинской империи.Спартанцы были отправлены в качестве наместников в бывшие афинские владения. Неудивительно, что в свете их юношеского образования в области воровства, их укоренившейся привычки презирать всех несходных и внезапного знакомства с роскошью неспартанского мира эти правители, как правило, были хищными и сердечно возмущались теми, кем они правили. Спустя десятилетия после победы 404 года Спарта заключала и разорвала союзы, проявляя небрежное пренебрежение международными последствиями; Спартанцы с хорошими связями, которые участвовали в глупых, жадных или оппортунистических военных операциях, часто вопиющем нарушении договорных обязательств и традиционных греческих нравов, обнаружили, что их родное правительство было более чем готово закрывать глаза на их грешки.В конце концов, они были членами клуба инсайдеров и причиняли вред только «чужакам». Другие греки, будь то традиционные союзники или враги Спарты, становились все более недовольными спартанской гегемонией, и вскоре была организована новая антиспартанская коалиция. С постоянно уменьшающимся запасом дипломатического доверия спартанцы все чаще пытались сохранить свой авторитет грубыми демонстрациями военной мощи. Кровавая битва при Коронее в 394– гг. До н. Э. , описанный Ксенофонтом, был тому примером:

[Царь Агесилай] немедленно контрмаршировал свою фалангу и повел ее против [фиванцев].И фиванцы тоже, когда они увидели, что их союзники бежали к Геликону, желая прорваться к своим людям, сомкнули свои ряды и решительно двинулись вперед. Что касается того, что произошло потом, Агесилая, бесспорно, можно назвать храбрым, но он выбрал не самый безопасный путь. . . он закрылся с фиванцами лицом к лицу. И, ударяя щитом по щиту, они толкали, сражались, убивали и умирали. Наконец некоторые фиванцы прорвались к Геликону, хотя многие были убиты при отступлении. И когда он победил, Агесилай сам был ранен.. . приказал Гилису, военачальнику, выстроить армию в боевом порядке и установить победный трофей, а всем мужчинам — увенчать себя в честь бога и всем флейтистам — играть.

Дело было сделано: спартанские хмелеводы по-прежнему не имели себе равных; но Агесилай потерял около 350 человек, и Спарта не могла позволить себе многих из этих дорогостоящих побед. Каждая жертва на поле боя означала на одного меньше. Подобно тому, как противостоять все более многочисленным и решительным внутренним и внешним врагам Спарты.Более того, уже не было ясно, что абсолютное господство Спарты над традиционной тактикой гоплитов будет длиться вечно. В 390 году спартанцы были ошеломлены поражением изолированного спартанского полка и потерей около 250 человек от рук смешанных афинских сил гоплитов и легко вооруженных пельтастов — высокомобильных и высококвалифицированных наемных стрелков, которые использовали копья и легкие целевые щиты, тактика и оружие, заимствованные у наемных фракийцев с побережья Черного моря. Тем временем враги Спарты все больше и больше узнавали о военной тактике Спарты.Среди подобных издавна была принята мудрость, согласно которой Спарта должна избегать слишком частых сражений с одним и тем же врагом; к 371 г. до н. э. фиванцы более или менее непрерывно сражались со спартанцами более двух десятилетий; фиванские генералы хорошо изучили сильные и слабые стороны Спарты на поле боя — и оказались более чем способны их использовать.

Спартанцы послали две трети своей постоянной армии на Левктру, но оказалось, что это всего 700 подобных и, возможно, 1600 других лаконийцев.Слишком мало, чтобы одержать победу, переигрывая закаленных в боях противников; их слишком мало, чтобы противостоять многочисленным рядам фиванских гоплитов с их поддерживающим составом отточенной кавалерии. А потом их было слишком мало, чтобы остановить последовавшую за этим разрушительную серию фиванских вторжений в Лаконию; Спартанки, которые никогда не видели вражеских солдат, были вынуждены стать свидетелями разграбления и разграбления богатых окраин.

Спартанцев снова было слишком мало, чтобы помешать фиванцам построить новую укрепленную столицу для мессенцев на склонах горы Итхом.Великие каменные стены Мессены, которые до сих пор являются памятником греческой военной инженерии, были печатью гибели Спарты. Фиванцы освободили мессенцев, и Мессена стала независимым городом-государством — государством, непримиримо враждебным своему бывшему хозяину. Без принудительного труда илотов Мессении Спарта не смогла бы сохранить свои военные традиции и быстро стала просто еще одним полисом второго уровня, способным время от времени выигрывать приграничные стычки со своими соседями, но никогда больше не игроком на более широкой греческой арене.

К римской эпохе Спарта превратилась не более чем в антикварный тематический парк; туристы стекались со всего греческого мира, чтобы посмотреть, как спартанские мальчики терпят жестокие порки в старомодных состязаниях на выносливость, которые удобно проводить в открытом театре, чтобы вместить измученные кровожадные толпы. Эти зрелища служили жалким напоминанием о преданности дисциплине и общественному долгу, которая поддерживала когда-то гордое общество подобных воинов. Сегодня греческий город Спарта — это шумный региональный центр; Долина Еврот по-прежнему прекрасна, но есть несколько археологических памятников о ее славном и ужасном прошлом: по иронии судьбы руины бывшего города илотов Мессена, которые возвышаются над равниной Каламаты, гораздо более впечатляющие.

Спартанское общество часто идеализировали, во многом из-за его длительного военного успеха. Социальный философ эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо взял Спарту в качестве модели для своей влиятельной книги Общественный договор . Американские революционеры в 1776 году и французские революционеры в 1789 году смотрели на Спарту как на идеализированную «республику добродетели». С тех пор бесчисленные местные спортивные команды получили прозвище «спартанцев», а некоторые американские города получили название «Спарта».Но важно помнить, что настоящая, оригинальная Спарта сломалась с резким треском, потому что не могла согнуться. Спартанцам не удалось отыграться после Leuctra, потому что они не смогли найти способ отклониться от укоренившихся привычек жесткой иерархии, государственного терроризма и социального подчинения. Леуктра была судьбой Спарты, потому что эти привычки заставляли спартанцев окружать себя врагами за границей, одновременно утоляя гневный голод тех беспокойных внутренних подданных, которые с радостью съели бы немногих оставшихся Подобных в сыром виде.

Эта статья была написана Джозайей Обером и первоначально опубликована в выпуске лета 1998 года MHQ .

Чтобы получить больше замечательных статей, подпишитесь на MHQ: Ежеквартальный журнал военной истории сегодня!

Почему мы должны благодарить спартанцев за Конституцию, Чик-фил-а и капитализм

Год — 480. Триста спартанцев вместе с небольшим отрядом греков защищают горный перевал Фермопилы от вторжения персов.Если бы 300 спартанцев остались дома и если бы персы выиграли греко-персидские войны, западная концепция свободы, скорее всего, не существовала бы. Авторитарная монархия была бы нормой, и потребовалась бы группа людей, очень похожих на спартанцев, чтобы снова отстаивать такие ценности, как защита, свобода воли и свобода, над империализмом, принуждением и авторитаризмом. Конечно, такая защита могла произойти, но было бы труднее знать, что спартанцы и другие греки, защищавшие свободу в битвах при Фермопилах, Саламине и Плате, не смогли этого сделать.

Хотя битва при Фермопилах в 480 г. до н. Э. произошло примерно за сто лет до рождения великого философа и защитника свободы Аристотеля, у греков еще была концепция защиты города-государства, полис . Множество полисов существовало по всей Греции примерно с восьмого века до нашей эры. Каждый город-государство ревностно охранял свою автономию, желая свободы жить в соответствии со своими собственными диктатами, а не с мнениями другого города-государства или, что более важно, авторитарного режима.Хотя правительства полисов иногда расходились (в Афинах была демократия, а в Спарте — олигархия) и даже боролись друг против друга, почти все греческие города-государства действительно соглашались по крайней мере в одном аспекте: персы были авторитарными, не имели понятия о свободе. , поработил свой народ и должен быть побежден. Таким образом, хотя Аристотель еще не описал греческий идеал свободы, все города-государства защищали свою независимость от внешних и внутренних врагов, особенно в случае битвы при Фермопилах.


Спартанцы сдерживают персидские войска у Анопеи, прохода в один конец у Фермопил.

Эта великая битва в 480 году произошла во время греко-персидских войн, в которых царь Персии Ксеркс пытался получить больше территорий. Группа греков, в том числе спартанцы, афиняне и другие, объединились, чтобы бороться против персидской угрозы. Чтобы добиться гегемонии над материковой Грецией, Ксеркс планировал атаковать с суши и с моря. Слабая коалиция эллинов (древних греков) определила горный перевал Фермопилы и мыс Артемисий как ключевые оборонительные точки на суше и на море соответственно и послала конгломерацию греков во главе с царем Спарты Леонидом для защиты Фермопил.Поскольку Олимпийские игры проходили одновременно с ожидаемым вторжением персов, греческий союз послал лишь небольшой авангард. Леонид послал местный отряд для защиты Анопеи, прохода в один ряд возле Фермопил, в то время как 300 спартанцев и другие остались на узком, но несколько более крупном проходе Фермопил. Нападение персов началось 17 августа и длилось три дня, прежде чем персы наконец убили 298 спартанцев, защищавших горный перевал, с другим небольшим греческим контингентом численностью примерно от трех до четырех тысяч человек.Однако прежде, чем спартанцы и другие погибли, они убили двадцать тысяч персов.

Хотя битва при Фермопилах была технически поражением для греческой коалиции, это было также и завоевание. Это ознаменовало начало нескольких важных побед греков над персами и ознаменовало собой сдвиг в моральном духе греков. Несмотря на то, что почти все из 300 спартанцев (двое дезертировавших) погибли, они сражались энергично и отважно, отказываясь просто подчиняться персам. Воодушевленные такими спартанскими действиями, другие выжившие греки с большим динамизмом сражались против персов.Хотя греки окончательно победили персов в битве при Плате в 479 году до нашей эры, положив конец греко-персидским войнам, многие ученые связывают возможный успех греков над персами с защитой спартанцев при Фермопилах. Если бы спартанцы и другие более поздние греческие армии бежали в страхе, вполне вероятно, что победа персов способствовала бы империализму над защитой, принуждению над свободой и авторитаризму над свободой.

По самой своей природе Персидская империя была экспансионистской.Кир, Дарий, Ксеркс и другие персидские цари хотели распространить влияние Персии на весь известный мир. Греки, с другой стороны, хотели защитить свою землю от захватчиков. До Александра Македонского Македонского они не мечтали о мировой империи; Греки наслаждались своими небольшими полисами и свободой выбора правительства в каждом из них, такой как демократическая система Афин (хотя и отличающаяся от современных демократий) и олигархия Спарты.Если бы персы одержали победу в греко-персидских войнах, персы могли бы создать первую мировую империю и потребовать от греческих городов-государств подчинения персидской монархии, не позволяя процветать идеям демократии и свободы. Хотя персы проявили больше милосердия, чем другие древние империи, такие как ассирийцы, правители, подотчетные царю, управляли различными регионами или сатрапиями. Хотя греки могли бы сохранить свои обычаи и религию, было бы сложнее сохранить свое уникальное правительство, поскольку греческие сатрапии должны были бы платить налоги Персидской империи.Вместо того чтобы существовать как отдельные образования, греческие полисы были бы поглощены вторгшимся персидским правительством.

Как часть этой империи, персы предпочли бы принуждение свободе воли. Как отмечает историк Пол Картледж, Геродот, древнегреческий историк, рассказывает, как персидский царь Ксеркс заставил своих людей сражаться кнутами, в то время как греки сражались по собственной воле: «[Спартанцев] не нужно было бить, чтобы заставить их бороться изо всех сил.. . Кнуты предназначались только для рабов, а не для свободных людей; они подходили для варвара-хозяина, чтобы использовать его на своих рабах, но не могли быть и речи для солдат-граждан свободного греческого полиса ». Если бы персы победили, царь хлестал греков, чтобы они сражались, вместо того, чтобы позволить грекам самостоятельно решать, защищать идеал свободы. Такое действие превратило бы греков в варваров и рабов, а не в свободных людей, тем самым устранив различие между греческим полисом и Персидской империей.

Фактически, греки могли даже изменить свое понимание ключевых добродетелей, таких как свобода, поскольку с ними обращались бы как с рабами. Вместо того чтобы узнавать о свободе, греки открыли бы для себя авторитаризм, при котором воля царя превосходит чьи-либо желания. В своей книге Thermopylae Картледж ссылается на контрастный язык, который Геродот использует для описания греков и персов: «Поскольку система Спарты стояла за свободу, отсюда следует, что Великий Царь стоял за рабство.«Если бы персы победили, греки выросли бы и приняли бы то, что они раньше определяли как рабство, как свободу. Идеалы, которые побудили спартанцев сражаться против персов при Фермопилах, погибли бы при персов.

Американцы могут благодарить греков, и особенно спартанцев, за то, что они любят и иногда принимают как должное, например, Конституцию, Чик-фил-а и капитализм. Если бы спартанцы не выступили, возможно, не осталось бы достаточно свободолюбивых греков для защиты от персов.Как ренегат Спартанец Демаратос говорит царю Ксерксу перед битвой в Геродоте Истории : «А теперь знайте: если вы покорите этих [спартанских] людей и тех, кто остался в Спарте, ни одна другая человеческая раса не захочет. останутся поднятыми против вас. Потому что теперь вы нападаете на самое благородное королевство всех эллинов и на лучших людей ».

Спарта, Греция

Думаю, я всегда был привязан к Спарте.В конце концов, это мой родной город. Вроде как. Я спартанец, несмотря на то, что не провел здесь ни одной ночи. Не думаю, что мой отец когда-либо ночевал здесь. Может быть, мой дедушка. Как и многие мои товарищи-спартанцы, моя семья происходила из небольшой деревушки недалеко от Спарты. В моем случае это было деревня Калифея, первоначально называвшаяся Зарафона. Но когда люди спрашивали, откуда мы в Греции, было легче сказать Спарта. Люди имеют общее представление о его истории и о том, где он находится, и это позволяет мне сказать, что я спартанец, что подразумевает героическое происхождение, а не я Калифея , что означает, что я человек с прекрасным видом или Зарафонский , который Я не совсем понимаю, что это значит.Может быть, тот, кто делает покупки в испанском универмаге и хвастается этим.

Но хотя я на самом деле не из Спарты, я все же знаю, что это вполне возможно, что мои предки сражались вместе с Леонидом, когда лакедемоняне сдерживали персов при Фермопилах или нанесли поражение Афинам, покорили илотов и уничтожили армии иностранцев и соседей. Я не «гордый спартанец». Я почти уверен, что если бы я родился в те дни, я, вероятно, был бы одним из тех младенцев, которых сбросили со скалы или бросили умереть от разоблачения, чтобы спартанцы не превратились в расу дегенератов.Тем не менее, как только я проезжаю Триполис, и главная автомагистраль идет в сторону Каламаты, а выезд на Спарту ведет к двухполосной дороге мимо ферм, деревень и скал, у меня возникает ощущение, что я вхожу на свою родную территорию.

Успех фильма «300 человек» (который я до сих пор не видел) сделал Спарту туристической картой любой семьи с подростком. К сожалению, греческие туристические компании не догнали остальной мир, и туры с такими названиями, как «Классическая Греция», похоже, посещают везде, кроме Спарты, даже до монастырей Метеоры, которые не имел ничего общего с древнегреческой историей.Великий город Спарта, кажется, был полностью упущен из виду при создании туристических карт Греции.

ОК. Честно говоря, древние спартанцы не оставили впечатляющих храмов, таких как Парфенон, или обнесенных стенами крепостей, таких как Афинский Акрополь или Коринф. Да, есть несколько разбросанных руин зданий, разбросанных вокруг, но ни на что вы бы не пошли, за исключением Мистры, который является византийским городом. В каком-то смысле Спарта похожа на Фермопилы.Вы можете отправиться туда в поисках греческой истории, но там особо не на что посмотреть. Вроде как в исторический Поле битвы при Геттисберге и осознание того, что вы просто смотрите на поле и холмы, или идете на марафон и видите холм земли, оливковые деревья и пляж. От древней Спарты осталось очень мало свидетельств. Конечно, этого недостаточно, чтобы отправить сотни полностью загруженных туристических автобусов, таких как Микены, Эпидаврос и Олимпия. Скорее всего, если вы турист в Спарте, вы приехали на арендованной машине и куда-то собираетесь.

Но подожди секунду. Я пришел не для того, чтобы отговорить вас от посещения Спарты. На самом деле все наоборот. Нет, я не говорю, что вы должны провести здесь весь отпуск или больше одного дня или около того. Поблизости есть более приятные места для проживания, с пляжами и рыбными тавернами, такими как Гитеон и Мани, или Монемвасия и бесконечное количество пляжных городков. Но ночь в одном из красивых отелей недалеко от главной площади Спарты, где дети играют, пока их родители заполняют кафе и рестораны, подарит вам греческий опыт, который есть у немногих туристов.Вы хотите испытать «настоящую Грецию»? Что может быть лучше большого сельскохозяйственного городка посреди Пелопонесса? Особенно с такой же долгой и славной историей, как Спарта.

Спарта расположена на большой равнине рядом с рекой Еврот, в тени горы Тайгеттос, которая в царстве греческих гор впечатляет, со снегом на вершинах еще в мае.На горе есть несколько традиционных деревень, пешеходных троп и немного экотуризма, а летом здесь можно освежиться, как купание в море. К сожалению, красивый лес, через который люди когда-то проезжали по живописной дороге, соединяющей Спарту с Каламатой, больше не существует, и, несмотря на мемориальную доску, который отдает дань уважения пожертвованиям богатых американцев греческого происхождения на лесовосстановление, похоже, этому не так много доказательств. Но, как я уже сказал, Тайгеттос — большая гора, и есть много мест, которые не были разрушены, с хорошо размеченными пешеходными тропами через русла рек, ущелья, традиционные деревни, отдаленные церкви и монастыри и да, леса.

Спарта — не красивый город. Вы не будете поэтически рассказывать об этом, когда приедете, и это не вдохновит вас написать песню об этом, когда вы уедете. Это похоже на внешнюю окраину Афин с четырехэтажными многоквартирными домами и редкими домами для одной семьи, проживающими на больших проспектах и ​​узких улочках. Нахождение центра городу потребуется, по крайней мере, один человек, который будет бдительно следить за знаками.Но велики шансы, что вы все равно попадете туда, хотя вы можете не знать, что находитесь там. Хорошей достопримечательностью является красивый исторический отель Menelaion на проспекте Палеологу, 91, который в значительной степени является главной улицей Спарты, идущей от статуи Леонидаса на северной окраине города до Гитеонская дорога на юг. Другой главный проспект — Lycorgou, идущий с востока на запад и пересекающийся с Palaiologou. Если вы собираетесь ночевать, отель Menelaion будет вашим местом для проживания, что-то вроде провинциального Grande Bretagne, с кафе-баром и очень хорошим рестораном.Здесь даже есть бассейн. Хотите верьте, хотите нет, в Спарте есть ограниченная парковка, а на некоторых улицам нужна наклейка. Но вы можете купить стикер в одном из киосков, и ограничения действуют только с 8:00 до 15:00.

Как только вы припаркуетесь, спросите кого-нибудь о площади platia (квадрат) или dimarchio , которая является ратушей. Это одна из самых больших площадей в Греции, и в связи с финансовым кризисом наступили лучшие времена, но здесь есть несколько кафе и две хороших узери, одна из которых называется En Epalti , простой, неприхотливый семейный мезедопульон, специализирующийся на в рыбе, которую они ловят на собственной лодке, а другой — в более высококлассной узери, подобной той, что вы можете найти в Афинах, под названием Kapari , которая получает отличные отзывы на Tripadvisor.Неудивительно, что мы ели в том ресторане, который вообще не упоминался на Tripadvisor, и очень вкусно поели. Как и любой другой греческий номер platia , здесь можно быть до 13:00 или после 18:00. Если вы приедете днем, особенно летом, там ничего особенного не будет. Есть еще пара ресторанчиков, фаст-фуд и кафе-захаропластеоны. (кондитерские) на проспекте Палеологу.

Помимо впечатляющего Dimarchio , здания мэрии, на площади есть только несколько достопримечательностей, имеющих большое туристическое значение, и большинство из них находятся за пределами города.Первый — это руины византийского города Мистра, которые вы можете найти, следуя указателям или направляясь на запад по Ликургу к горе. и молится. Музей оливкового масла , который находится в старом здании электрической компании, является другим. Его можно легко найти, похитив местного жителя и потребовав отвезти вас туда. Любители искусства могут быть впечатлены галереей Koumantarios Art Gallery с ее коллекцией западноевропейского искусства 16-19 веков.К счастью, он находится на проспекте Палаиологу, 123, и его легко найти. Возможно, самое важное место для посещения в городе — это Археологический музей Спарты на проспекте Ликургу, который находится недалеко от отеля. Palaiologou Ave очень близко к главной площади. Само здание имеет историческое значение, построено в 1876 году, это был первый музей, построенный в провинциальном городке, и в нем хранятся артефакты из древней Спарты, которые до сих пор ежедневно находят в результате многочисленных раскопок, проводимых в городе и вокруг него. .

Самым важным событием в Спарте, которое привлекает посетителей и участников со всего мира, является Спартатлон , посвященный бегству Фидиппида из Афин в Спарту в 490 году до нашей эры, чтобы попросить помощи в отражении персидского вторжения в Марафоне. Забег, названный самым сложным из всех пеших гонок на длинные дистанции, проходит. В конце сентября маршрут занимает более 20 часов, чтобы преодолеть расстояние в 246 километров от подножия Акрополя до статуи Леонидаса .Идея этого события возникла, когда Джон Фоден, командующий крылом британских ВВС, задумался, сможет ли современный человек преодолеть расстояние от Афин до Спарты за то время, которое потребовалось Фидиппиду. Он и трое его коллег приехали в Афины в 1982 году и пробежали дистанцию ​​примерно за 36 часов, доказав, что это возможно. С тех пор это стало ежегодным мероприятием, как Афинский классический марафон, хотя и намного сложнее. Для получения дополнительной информации посетите официальный сайт Спартатлона.

Другая важная статуя в Спарте, Статуя Ликурга работы американского скульптора Аварда Фэрбенкса, за которую он был посвящен в рыцари королем Греции Павлом, расположена на авеню Ликургу возле Старого здания суда, одного из нескольких впечатляющих неоклассических зданий в город. Леонидеон — большое сооружение пятого века, которое, возможно, был храмом Аполлона, несмотря на то, что он был связан с царем Леонидом, который, как вы знаете, возглавлял 300 человек против персов и до недавнего времени был лишь третьим по известности спартанцем. Первыми двумя были, конечно же, король Менелай и его жена Хелен, более известная как Елена Троянская, подруга Парижа и женщина, вызвавшая Троянскую войну. Менелайон , Святилище Менелая и Елены, находится на берегу реки Еврот, на восточной окраине Спарты.Также в долине реки находится гробница Толоса Вафейо и Святилище Аполлона Амиклея на холме Агиа Кириаки, примерно в четырех километрах от Спарты, и Святилище Ортии Артемиды , недалеко от берега реки в районе Лимнес, где находятся остатки древнего амфитеатра. Если у вас нет машины, до этих мест можно добраться на характерных красных такси Спарты, о которых я упоминаю просто как оправдание для использования этой фотографии. Это также одна из моих любимых вещей в городе, потому что мне нравится видеть их на шоссе и в Афинах.Плюс у меня нет фотографии тех мест, которые я упомянул.

Отели в Спарте

Как я уже писал ранее, очарование старины — это 3-звездочный отель Menelaion, который расположен в самом центре города, насколько это возможно. У них есть бассейн, который открыт круглый год, бесплатный беспроводной доступ в Интернет. Интернет, а если у вас нет компьютера или портативного устройства, вы можете использовать компьютеры отеля за небольшую плату.Красивые номера с кондиционерами. В отеле есть кафе / ресторан. Отель Lakonia предлагает номера с кондиционером, спутниковым телевидением, бесплатным беспроводным доступом в Интернет, а также бар в нескольких метрах от гробницы Леонидаса. Элегантный 3-звездочный отель Dioscouri предлагает номера с балконами с видом на горы и кабельным телевидением. В отеле подают сертифицированный греческий завтрак «шведский стол» с органическими продуктами. На всей территории отеля предоставляется бесплатный Wi-Fi. Просторные и светлые номера отеля Dioscouri оснащены кондиционером, феном и мини-баром.С их меблированных балконов открывается захватывающий вид на гору Тайгетос и город. В ресторане подают блюда греческой и интернациональной кухни. Современный отель Maniatis расположен в центре Спарты. В отеле есть мраморное лобби с элегантными креслами и лаунджами, ресторан с обслуживанием по меню и зал для завтраков. Он известен своим завтраком «шведский стол». Бесплатный Wi-Fi предоставляется на всей территории отеля. Отель Tagetos Balcony, Построенный полностью из камня и дерева в деревне Георгитси, примерно в 29 км от Спарты, он экологичен, подходит для проживания с домашними животными и детьми, а также имеет собственный ресторан и различные мероприятия в помещении и на открытом воздухе.

Вам также следует рассмотреть отели в Mistras, а также отели в Githeon, которые имеют гораздо больший выбор и достаточно близки, чтобы быть в некотором роде удобными, в частности Mystras.

Еда в Спарте

В Спарте множество ресторанов, где можно поесть, и лишь немногие из них, если таковые имеются, можно назвать «туристическими ресторанами», за исключением, возможно, тех, что находятся в отелях.Но даже это не типичные туристические места, потому что, давайте посмотрим правде в глаза, в Спарте не так много типичных туристов. На самом деле большинство иностранцев, вероятно, греко-американцы или греко-австралийцы. Это хорошая новость для тех, кто любит настоящую греческую кухню. Обе узри на площади, о которых я упоминал, — хорошая ставка, собираетесь ли вы просто выпить узо и мезе и понаблюдать за людьми, или даже если вы планируете полностью поесть. В Капари есть паста и даже бургер с грибным соусом, а также грибное блюдо на гриле и большие порции, которые довольно сытны. En Epalti похожа на маленькое рыбное место в стене, на которое с большей вероятностью вы наткнетесь на берегу моря. Получите их жареные сардины и возьмите оттуда. Ресторан Elysse Restaurant , расположенный примерно в квартале к северу от отеля Menelaion, — это ресторан estatorion , что означает, что в нем есть запеченные в духовке блюда, которые лучше всего есть на обед, когда они только что приготовлены. Но он получил высокие оценки от большинства людей, которые ели здесь с тех пор, как я был там в последний раз около десяти лет назад.Раньше он принадлежал греко-канадской семье, но я не знаю, так ли это до сих пор. Рядом с Elysee находится Diethnes с садом, покрытым виноградными лозами, и традиционной домашней греческой кухней, такой же, как ваш yaya , который готовили, если вы грек. Дальше вниз находится Lambros , который был здесь еще с довоенных времен и предлагает patsa среди других традиционных греческих блюд. Также за углом в пешеходном торговом центре загляните в магазин souvlaki канадского магазина Jimmy , который с радостью расскажет вам все, что вы хотите знать о Спарте… на английском. Еще одно хорошее место — Tsipouradiko на улице Евангелистриас 50, который, как следует из названия, является рестораном мезедес, как и две узери на площади. Чтобы узнать больше о таверне, посетите ресторан Dionysious Garden Restaurant по дороге в Мистрас. Не бойтесь отправиться в деревни горы Тайгеттос, чтобы попробовать настоящую греческую кухню в таких ресторанах, как Taygettos Balcony Restaurant в Джорджитси, где подают домашнюю кухню, которую любят путешественники и греки.

Подводя итог, можно сказать, что Спарта, если находиться у моря не является обязательным, на самом деле является хорошей базой для изучения юго-восточной части Пелопонессоса, в частности, Лаконии. Вам понадобится машина, хотя люди, путешествующие на автобусе, могут легко и часто добираться сюда из Афин, а как только вы окажетесь здесь, подключитесь к Гитеону, Монемвасии, Неаполису и Мани. Тем не менее, автомобиль рекомендуется, а еще лучше — водитель, говорящий по-гречески.Летом в Спарте жарко, и прогулки по городским улицам в июле и августе не всем понравятся. Но летние вечера здесь комфортные, и, как часто бывает в этих больших провинциальных городах, они полны жизни, когда солнце исчезает за горой Тайгеттос.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.