Северная часть вьетнама: A Campaign in Tonkin — World Digital Library

Содержание

Северный Вьетнам

Северная часть Вьетнама начинается от границы с КНР на севере. С запада она ограничена госграницей с Лаосом, на востоке — Тонкинским заливом. Южная граница четко не определена. Иногда ее считают по провинции Нинь Бинь, а в других случаях — по провинции Куанг Бинь. В Северном Вьетнаме расположены столица государства, город Ханой .
В 50-70-е годы Северным Вьетнамом неофициально называли государство Демократическая Республика Вьетнам, которая занимала именно северную половину нынешнего Вьетнама.

Карта северного Вьетнама

Перевал Кхау Фа в горной части северного Вьетнама

Приведенная на этой странице карта северного Вьетнама может использоваться только для примерного представления об этом регионе и не претендует на точность информации.
На карте указаны административные центры провинций (но не всех) и некоторые города, часто посещаемые туристами. Кроме того — железная дорога, автомобильные дороги с нумерацией, пограничные переходы в Лаос. Пограничные переходы обозначены буквами Г синего цвета. Чтобы открыть страницу с кратким описанием перехода, надо щелкнуть мышкой на такой синей букве на карте.

Природные условия северного Вьетнама

Северный Вьетнам лежит в субтропическом поясе. В нем отчетливо заметны сезонные различия. И хотя зимой не бывает снега, за исключением нескольких дней в году в горных районах, в январе и декабре температура воздуха нередко опускается ниже 10 С. А лето в на севере даже немного жарче, чем на самом юге страны. То есть, климат здесь контрастнее, нежели на юге страны.

Ландшафт северного Вьетнама, преимущественно горный, снижающийся к морю. Горы покрыты вечнозелеными субтропическими лесами (джунглями). В северном Вьетнаме насчитывается около 20-ти национальных парков и заповедников.

История

История Вьетнама — это вероятно более чем на на 90% история северного Вьетнама. Именно в северном Вьетнаме несколько тысяч лет назад возникло вьетнамское государство. Нынешний центральный Вьетнам и южный Вьетнам в те времена занимали другие народы и страны . Именно на Севере можно найти самые старые вьетские королевские дворцы, буддийские пагоды и остатки военных крепостей. Здесь находились и древние столицы. За всю длинную историю Вьетнама лишь с начала 19-го века до середины 20-го столица была в центральном Вьетнаме. В 20-м веке столицей страны вновь стал город Севера — Ханой.

Историю северного Вьетнама нельзя назвать мирной и спокойной. В ней были и внутренние распри, особенно в верхушке, и борьба с ближними и дальними государствами. Это и войны с Китаем, и своя экспансия на территории более слабых соседей. В 19-20 веках к этому добавилась национально-освободительная борьба против Франции и США.

При наличии интереса к истории северного Вьетнама стоит уделить большее внимание таким ключевым событиям как восстание против Китая под руководством сестер Чынг, борьба под руководством Ле Лоя, Августовская революция 1945 года, Первая Индокитайская война против французов за независимость (1945-54 гг.).

Экономика

В северном Вьетнаме довольно развита тяжелая, легкая и пищевая промышленность: производство строительных материалов, пластика, изготовление одежды и обуви, ювелирных изделий, мебели.
В морских городах, расположенных в Тонкинском заливе, строят торговые, рыболовецкие и небольшие военные суда.

В провинциях к северу от Ханоя выращивают чай и кофе. Рис, фрукты и овощи производят во всех провинциях севера. Хорошо развито пчеловодство, молочное животноводство, свиноводство.

Немалый доход приносит туризм.

Наиболее развитой областью в этом регионе на протяжении тысячелетий является территория дельты реки Красной. Это относится и к промышленности, и к сельскому хозяйству.

Отличие северного Вьетнама от южного

Если северный Вьетнам является субтропической зоной, то южный тропической и отчасти субэкваториальной.

Исторически северный Вьетнам в большей степени испытал влияние Китая, а южный — древних индуистских государств.

Если главный город севера, Ханой, является административным и политическим центром Вьетнама, то главный город юга, Хошимин — экономическим центром и самым большим городом по населению.

Существуют некоторые различия между вьетнамцами севера и юга. Особенно это проявляется в диалектах. Если написание слов единообразно, то произношение многих слов имеет различия.
Считается, что южане более предприимчивы, мобильны и больше путешествуют за границу.
На севере, особенно в Ханое, проживает довольно много людей или учившихся в России и других странах Восточной Европы, или работавших в них.

Туризм

В северном Вьетнаме из всех трех частей страны период комфортного пляжного отдыха самый короткий. Он продолжается с середины марта до конца мая весной и с середины сентября до конца октября осенью. Летом много дождей, а зимой прохладно. Температура воды опускается до 15 C.

Северный Вьетнам выигрывает своими красивыми пейзажами и историей. Наиболее посещаемыми туристами являются города Ханой, Халонг и Cапа. Но искушенные путешественники считают, что самые красивые места на севере находятся в провинции Ха Зянг.

БАКБО (название северной части Вьетнама)

БАКБО (название северной части Вьетнама)
БАКБО (название северной части Вьетнама) БАКБО́, название северной части Вьетнама; см. Тонкин (см. ТОНКИН).

Энциклопедический словарь. 2009.

  • БАКА Юзеф
  • БАКБО (Тонкинский залив)

Смотреть что такое «БАКБО (название северной части Вьетнама)» в других словарях:

  • БАКБО — название северной части Вьетнама; см. Тонкин …   Большой Энциклопедический словарь

  • Бакбо — I (Вăс Вŏ), Тонкинский залив, залив Южно Китайского моря, у берегов Китая и Вьетнама; отделён от открытого моря полуостровом Лэйчжоу и о. Хайнань. Длина 330 км, ширина до 241 км. Глубина у входа 40 82 м. Порт  Хайфон. II название северной части… …   Энциклопедический словарь

  • История Вьетнама — История Вьетнама …   Википедия

  • ВЬЕТНАМ — Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ), государство в восточной части полуострова Индокитай, в Юго Восточной Азии. Граничит на севере с Китаем, на западе с Лаосом и Камбоджей, на востоке омывается водами Южно Китайского моря, включающими залив …   Энциклопедия Кольера

  • Вьетнам — Социалистическая Республика Вьетнам, гос во в Юго Вост. Азии. Первоначальная обл. расселения народа вьеты включала более сев. земли басс. реки Сицзян (Юж. Китай), откуда вьеты по прибрежным равнинам постепенно передвигались на Ю. Отсюда и… …   Географическая энциклопедия

  • Тонкин — 1) европейское название северных районов Вьетнама в XVI XIX вв. 2) Название французского протектората (1884 1945), территория северной части Вьетнама. Во Вьетнаме всегда именуется Бакбо («Северная часть»). * * * ТОНКИН ТОНКИН, 1) европейское… …   Энциклопедический словарь

  • Ханой — столица Вьетнама. Город основан в V в. Название Ханой (На N60 от вьет, ha река , noi внутри , т. е. внутри рек , отражает положение города между реками Хонгха и Толить. См. также Бакбо. Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ …   Географическая энциклопедия

  • Тонкин

    —         иногда Тункин (португ. Tonquin),          1) искажённое португальское произношение одного из названий столицы средневекового Вьетнама г. Тханглаунг (современный Ханой) Донкинь («Восточная столица»).          2) Европейское название… …   Большая советская энциклопедия

  • ТОНКИН — 1) европейское название северных районов Вьетнама в 16 19 вв2)] Название французского протектората (1884 1945), территории северной части Вьетнама. Во Вьетнаме всегда именуется Бакбо ( Северная часть ) …   Большой Энциклопедический словарь

  • Общественные отношения в Китае при Младшей династии Хань — Восстания конца начала I в. н. э. явились показателем крайнего обострения классовых противоречий в Ханьской империи и назревания глубокого внутреннего кризиса. Мероприятия Лю Сю и политика следующих за ним императоров новой династии, получившей… …   Всемирная история. Энциклопедия

Вьетнам — путеводитель по стране

Вьетнам – колоритная страна со своей историей и культурой, которые уходят корнями в далекое прошлое. Но она славится не только этим. Выразительные ландшафты, чудесный климат, роскошные пляжи – все это привлекает туристов из разных стран.

Не так давно по инициативе коммунистической партии Вьетнам был закрыт для всего мира. Такая изоляция длилась не одно десятилетие, что сделало страну одной из самых бедных в мире. В год на душу населения приходилось не более 300 долларов дохода.

Сегодня страна меняется, и на смену коммунизму постепенно приходит капитализм. После распада СССР и потери основного торгового партнера Вьетнаму пришлось налаживать новые связи. Изменилось отношение народа и к иностранцам. Вьетнамцы дружелюбно встречают гостей страны, гордятся своей родиной и полны оптимизма.

Ежегодно во Вьетнам приезжает огромное количество туристов. Такое внимание к стране связано с ее национальными особенностями, быстро растущим уровнем сервиса и достаточно низкими ценами. Многомиллионный Ханой – столица государства и город контрастов – удивляет путешественников необычным азиатским колоритом.

География Вьетнама

Горный пейзаж Вьетнама

Государство занимает восточную часть полуострова Индокитай и протянулось вдоль побережья Южно-Китайского моря на длину более 3200 км. Северная часть Вьетнама имеет границу с Китайской Народной Республикой, на западе ее соседями являются Лаос и Камбоджа. Кроме того, стране принадлежит ряд островов.

Солидная доля территории Вьетнама находится на горном рельефе, который разделяют крупные реки Хонгха, Меконг, Бассака. Гора Фаншипан считается самой высокой в стране (более 3000 м). Государство занимает площадь примерно 300 000 квадратных километров.

Краткая история

Вьетнамские народности создавались из племен Китая, Камбоджи, Лаоса, поэтому в стране переплетается множество культур и традиций разных народов. На этих землях зарождались и умирали могущественные цивилизации, которым постоянно приходилось останавливать набеги таких сильных соседей, как Поднебесная и Монголия.

Кадр с Вьетнамской войны

Конец 19-го столетия ознаменовался для Вьетнама рядом неприятных событий. Вначале страна попала под власть французов, затем ее оккупировали японцы. По окончании Второй Мировой войны государство оказалось разделенным между Францией и США.

С 1964 по 1975 годы длилась вьетнамская война, в которой народ боролся за свою независимость. В этом военном конфликте были задействованы силы Советского Союза и США. Итогом кровопролитной войны стало создание единой Социалистической Республики Вьетнам, которая объединила северную и южную части страны. 1992 год стал стартовым для начала реформ, либерализации и демократизации.

Сейчас здесь стремительно развиваются экономика, наука и многие отрасли промышленности. Активно развивается туристическая сфера.

Экономика

Вьетнам представляет собой маленькую страну с большим потенциалом экономического роста. Огромную долю в экономике занимает сельское хозяйство и множество сырьевых отраслей промышленности.

Многие промышленные предприятия построены еще при участии Советского Союза. Они производят значительную часть электроэнергии, продукцию машиностроения, уголь. В южных регионах предприятия создавались за счет привлечения иностранного капитала. На них собирается электронная аппаратура, мотоциклы, велосипеды.

Страна богата своими природными ресурсами: нефтью, углем, марганцем, фосфатами, хромитами, бокситами. Экспорт нефти и угля (в Америку и Японию) дает основные валютные поступления в страну.

Сборщицы риса на поле

Огромную роль играет аграрный сектор – в нем трудится 75% работающего населения. Основной культурой является рис, который составляет 80% всех посевов страны. Кроме риса, здесь хорошо растет кукуруза, сахарный тростник, самые разнообразные фрукты, а также кофе и чай. Во многих районах собирают по два-три урожая в год.

Сейчас в аграрной отрасли Вьетнама отмечается высокий подъем. А современное промышленное производство страны достигло уровня некоторых стран Европы.
К самым экономически развитым областям относятся устья крупных вьетнамских рек (Хонгха и Меконг). Главные морские порты находятся в Хошимине, Хайфоне, Камфе, Хонгайе, Дананге. В Ханое и Хошимине имеются международные аэропорты.

Климат и погода

С учетом того, что Вьетнам вытянут от севера к югу, здесь находится несколько климатических поясов. Большая часть территории располагается на высоте 500 метров над уровнем моря, где преобладает субтропический климат. На уровне 2000 метров – климат умеренный.

Северная часть страны отличается субтропическим муссонным климатом. Здесь лето и зима имеют более четкую границу, чем в южных районах. Зимой (ноябрь – февраль) температура может опуститься до +8 градусов. В конце зимы – начале весны идут затяжные моросящие дожди. Летняя жара начинается уже в мае, столбик термометра может подниматься выше 40 градусов. Такая температура сопровождается повышенной влажностью и длится до октября.

В центральной части Вьетнама зима гораздо теплее (до +20 градусов). Весна и лето сравнительно сухие, дожди бывают редко, воздух прогревается до +35 градусов. Зато всю осень идет проливной дождь, температура 21-27 градусов тепла. Нередко бывают тайфуны с сильными ливнями на протяжении нескольких дней.

Улицы Вьетнама после сильного дождя

В Южных районах климат тропический. Весь год тепло (24-30 градусов). Влажный сезон бывает в мае-ноябре. Эта пора характеризуется повышенной влажностью, которая достигает 80% и выше. Больше всего осадков выпадает в летние месяцы. Начало сухого сезона приходится на декабрь, и продолжается он до апреля. Это самое благодатное время для отдыха. В январе-феврале приезжает больше всего туристов.

Города и курорты

Вьетнам разделен на 59 небольших провинций и имеет четыре города центрального подчинения (Ханой, Хошимин, Хайфон, Дананг). В северо-восточные районы страны входят провинции с высоким уровнем экономики, хотя эти места не так привлекают туристов, как южные города и курорты.

Самыми большими городами считаются Хошимин (свыше 7.5 млн жителей), Ханой (6.5 млн), Хайфон (1.8 млн), Дананг (900 тыс.), Кант Тхо, Бьен Хоа. Страна славится своими пляжными курортами с высоким уровнем сервиса, дайвингом, экскурсиями, рыбалкой и пр. К самым известным городам и курортам относятся следующие.

Ханой (Ha Noi) – cтолица Вьетнама

Столица Вьетнама — город Ханой

Город является политическим, экономическим и культурным центром страны. Протянулся он вдоль реки Хонгха на 20 километров. Ханой включает в себя городские (9) и сельские (18) районы, а также небольшие пригороды Хадонг и Шонтэй.

Хошимин (Ho Chi Minh Сity)

Хошимин, Вьетнам

Город основали французские колонизаторы в 1874 г., и назывался он Сайгон до 1975 г. Потом его переименовали в Хошимин. Сегодня он является крупнейшим мегаполисом, индустриальным, деловым и культурным центром. Хошимин считается экономической столицей Вьетнама. Из этого города отправляется 40% всего экспорта страны.

Пляжей в Хошимине нет, его жители часто отправляются в выходные на отдых в Вунгтау — ближайший к городу морской курорт.

Нячанг (Nha Trang)

Курорт Нячанг

Когда-то французские колонизаторы превратили небольшое рыбацкое поселение в настоящий курорт. Сегодня его называют столицей пляжного отдыха страны. Здесь оборудованы великолепные пляжи, много целебных источников с лечебными грязями. Ураганы и штормы сюда не доходят, вода у берега чистая и прозрачная. В Нячанге 200 тыс. жителей, жизнь которых тесно связана с туристическим бизнесом.

Дананг (Danang)

Город Дананг вечером

Известный портовый город с одним речным и двумя морскими портами. Он славится своими пляжами, один из которых (China Beach) известен далеко за пределами Вьетнама. Кроме пляжей, большой интерес у туристов вызывают уникальные памятники чамской культуры. В Дананге хорошо сочетаются черты быстрорастущего развивающегося города, перспективного пляжного курорта и места где можно прочувствовать вьетнамский стиль жизни.

Хой Ан (Hoi An)

Хой Ан,
Вьетнам

Раньше это место было портом с оживленной торговлей между странами Азии и Европы. В наши дни Хой Ан стал одним из лучших курортов с современным сервисом и наилучшим пляжем страны – Cua Dai.

Фукуок

Пляж острова Фукуок

Крупнейший остров Вьетнама. Здесь необыкновенно тихо и спокойно, изумительная природа. Цивилизация сюда только начала приближаться, но пляжи оборудованы всем необходимым. На острове проживает 85 тыс. жителей, которые заняты в туристической сфере или в сельском хозяйстве.

Фантьет (Phan Thiet) и Муйне

Пляж Фантьета

Фантьет — пляжный курорт Вьетнама, расположившийся в 220 км от Хошимина. Песчаные пляжи здесь занимают 15 км береговой линии.

Отдыхать в Фантьет и соседний поселок Муйне приезжают, в основном, жители Хошимина. Но благодаря популярности курорта среди русскоговорящего населения, Муйне называют «Русской деревней».

Кроме перечисленных мест для отдыха, в стране имеется немало природных курортов, где можно поправить здоровье. Многие из них находятся в горах. Там есть минеральные источники, лечебные грязи и все, что нужно для оздоровления организма.

Культура

На культуру Вьетнама столетиями воздействовали традиции могущественных соседей, в частности Китая и Индии. И тем не менее в этом потоке формировалась самобытная и неповторимая культура вьетнамского народа. Здесь особое место занимало развитие традиционной живописи по шелку, религиозной скульптуры, керамики, создание лаковых миниатюр.

Вьетнамская литература

Литература отличается богатейшей историей, которая начинается древним фольклором и заканчивается современными произведениями, тематика многих перекликается с европейской литературой. К известным литераторам относятся Нгуен Чай, Нгуен Бинь Кхием, Нгуен Зу. Все они жили в разные эпохи, но оставили значимый след во вьетнамской литературе.

Театр

Представление в театре Вьетнама

Большой популярностью в народе пользуется театр. В нем четко выделяется несколько жанров. Самым старинным театром был «Тео». Он создавался в среде простого народа. Постановки ставились на основе фольклорных сюжетов в сопровождении народной музыки.

Параллельно с народным театром формировалась вьетнамская опера, которую называют Туонг. Она представляла собой возвышенный театральный жанр с музыкой, танцем, поэзией, пантомимой и пр. Интересно, что на сцене нет никаких декораций, и все события разворачиваются вокруг главного персонажа.

Особого внимания заслуживает кукольный театр на воде, подобного которому нет нигде в мире. Во время представления куклы передвигаются прямо по воде под звуки чарующей музыки. Актеров, которые стоят по пояс в воде, скрывает бамбуковая ширма.

Национальные особенности быта

Театр

Традиционный вьетнамский дом

Если многие южно-азиатские народы возводят свои дома на сваях, то у вьетнамцев жилище стоит непосредственно на земле. Для строительства используются самые разные материалы, будь то расщепленный бамбук или кирпич.

В центре усадьбы сооружают дом, а по бокам пристраивают хозяйственные помещения. Все это образует уютный внутренний дворик. Возле кухни устанавливают несколько огромных каменных и глиняных сосудов для воды.

В каждом жилище отводится уголок для алтаря предков. На лакированных дощечках пишут имена ушедших навсегда родственников и размещают их фотографии. Вся мебель состоит из деревянного сундука для вещей и нескольких простеньких кроватей из дерева. Вместо обеденного стола вьетнамцы используют плетеные циновки и едят из глиняной либо бамбуковой посуды.

Одежда

Вьетнамские женщины в традиционных шляпах

У вьетнамцев своя традиционная одежда, состоящая из свободной блузы, широких штанов, пояса и головного убора. Женщины круглый год ходят в брюках и туниках с разрезом по бокам и стоячим воротничком. Для пошива повседневной одежды используется хлопковая ткань темных тонов. Праздничные костюмы шьются из шелка ярких цветов.

В любую погоду мужчины и женщины ходят в знаменитых конических пальмовых шляпах, подвязанных под подбородком. Сегодня эта шляпа считается самым известным символом страны.

Достопримечательности

Достопримечательности Вьетнама отличаются удивительным многообразием. Туристы не перестают восхищаться великолепными ландшафтами изрезанного скалистого побережья Южно-Китайского моря, заросшими зеленью горными склонами, рукотворными парками, пагодами, дворцами и другими памятниками старины. Какой бы город Вьетнама вы ни посетили, вам всегда будет чем себя занять.
Предлагаем вам краткий обзор самых популярных достопримечательностей.

Бухта Халонг

Вид на Бухту Халонг

Халонг – не только самое популярное и красивейшее место во Вьетнаме. Это еще и символ Вьетнама, знакомый всему миру. Каждый заядлый путешественник старается побывать в одном из семи современных чудес света — Бухте Халонг, на крайний случай привезти домой открытку, на которой изображены виды бухты, корабль и летящие красно-коричневые паруса.

Какие еще сувениры и подарки можно привезти из Вьетнама читайте здесь.

Туннели Кучи

В окрестностях Хошимина сохранились партизанские туннели в виде разветвленного лабиринта, который протянулся более чем на 200 км. Здесь прятались партизаны, и отсюда они сражались за независимость своей родины.

Запретный Пурпурный город

Пурпурный город, созданный много веков назад, расположен в Хюэ. В нем обитали члены семьи императора и слуги. Всем остальным вход был запрещен.

Пагода Линь Фуок

Пагода Линь Фуок

Находится рядом с Далатом. По времени, это сравнительно молодая достопримечательность, созданная в прошлом столетии, но ее нужно обязательно увидеть. Вся пагода выполнена из мелких осколков битой посуды, которую привозят сюда и в наши дни, продолжая ее оформление.

Ханойская цитадель

Занимает большой участок земли в центре Ханоя. Она состоит из императорских сооружений различных династий, начиная с XI столетия. Здесь продолжаются работы ученых и ведутся раскопки.

Мавзолей Хо Ши Мина

Усыпальница, где покоится тело первого президента Северного Вьетнама, относится к самым посещаемым достопримечательностям Ханоя. Для гостей столицы открыты сам Мавзолей, покои Хо Ши Мина и удивительной красоты парк, окружающий Мавзолей.

Пагода Тьенму

Высочайшая пагода страны стоит на горе Ха Кхе у Ароматной реки. Заложенная в 1601 г., она включает в себя семь этажей и символизирует просветление Будды.

Океанариум Чи-Нгуен

Океанариум во Вьетнаме

Его еще называют Дворцом Нептуна. Находится океанариум на берегу моря рядом с Нячангом и имеет форму корабля, восставшего с морского дна. Весь корпус покрывают ракушки и кораллы, что придает ему мистический вид.

Чамские башни По Нагар

Представляют собой ряд храмов, расположенных в пределах Нячанга. Построены они более 1000 лет назад, но некоторые функционируют до наших дней. Для туристов предусмотрена смотровая площадка, с которой открывается великолепная панорама Нячанга.

Пагода на одном столбе

Пагода, действительно, стоит на одном столбе и находится в Ханое. Это все, что осталось от необычного храма династии Ли, построенного в 1049 г. Пагода имеет форму лотоса, означающего в буддизме «просветление».

Усыпальница Ты Дыка

Находится в городе Хюэ в самом сердце Вьетнама и состоит из храма, павильона, склепа, двора и озера с лотосами. Император Ты Дык первым создал такую гробницу, и последующие владыки последовали его примеру.

Храм литературы

Возведение конфуцианского храма относится к 1070 году. Через 6 лет здесь был основан первый университет, в котором обучались дети знатных чиновников.

Канатная дорога

Самая длинная дорога над морем, по которой можно попасть на остров Хон Че, куда едут туристы на веселый отдых в парке развлечений Винперл.

Остров обезьян

Расположен в окрестностях города Нячанг. Остров этих забавных животных относится к одному из самых незабываемых развлечений.

Сумасшедший дом в Далате

Состоит в ряду необычных достопримечательностей. Вычурная гостиница Ханг Нга имеет форму огромного дерева. Комнаты находятся в стволе, коридоры – в ветках, вокруг разбиты висячие сады, и стоят статуи причудливых зверей.
Кроме «Сумасшедшего дома» в Далате есть что посмотреть, это один из самых красивых городов Вьетнама.

Развлечения

Гости Вьетнама могут рассчитывать не только на отличный пляжный отдых и посещение исторических достопримечательностей. Их ждут самые увлекательные и разноплановые развлечения.

  • Аквапарк и аттракционы рядом с Ханоем. Удивительно живописное место на западном озере
  • Сафари на джипах. Один из маршрутов: от дельты реки Меконг до известных туннелей Ку Чи.
  • Парк развлечений Винперл недалеко от Нячанга. Здесь можно покататься на водных горках, поиграть в гольф, полюбоваться музыкальным фонтаном, побывать в 4D-кинотеатре и пр.
  • Гольф клуб на Острове Королей, расположенный рядом с Ханоем, подарит максимум удовольствия.
  • Яхт-клуб в Нячанге предлагает посещение уроков сейлинга, зажигательные дискотеки и вечеринки.
  • Велопрогулка по Ханою с посещением исторических мест города.
  • Кукольный театр на воде. Побывать на таком представлении можно только во Вьетнаме.
  • Дом оперы. Символ культурного наследия страны. Был основан в прошлом столетии, находится в Ханое.
  • Парк развлечений в Хошимине с китайскими каруселями, американскими горками, африканским зоопарком.
  • Каньонинг – понравится сторонникам экстремальных развлечений, состоит из головокружительных подъемов и спусков по реке Lang Bian с ее крутыми порогами.

А еще во Вьетнаме вы можете покататься на слонах или страусах, посетить змеиный ресторан и крокодиловый заповедник, участвовать в рыбалке, охоте и увидеть много такого, чего не видели в других странах.

Кухня

Вьетнамская кухня представляет собой настоящий рай для гурманов. Гастрономические приключения могут стать самыми яркими впечатлениями от путешествия в эту страну.

Вьетнамский суп фо

Важное место в традиционной кухне отведено рису – без него не обходится ни одна трапеза. Для приготовления любых блюд вьетнамцы используют только свежие продукты с обязательным добавлением различных соусов и приправ. К самым популярным продуктам, употребляемым в пищу, относятся свинина, говядина, птица, морепродукты, лапша, травы, молодые побеги бамбука, арахис, орехи, бобовые, овощи и фрукты.

Однако для национальной вьетнамской кухни характерны и такие блюда, которые могут показаться европейцу непривычными. Не каждый заморский гость согласится отведать куколок тутового шелкопряда, скорпионов, сверчков, сухопутных улиток. Блюда из насекомых или рептилий относятся к редким деликатесам, которые готовят только в дорогих ресторанах.

Туристы найдут во вьетнамской кухне много сюрпризов. И лишь смельчаки решатся на эксперименты, попробовав кулинарные шедевры. Безусловно, они откроют для себя нотки новых вкусовых ощущений.

Виза

Гражданам России и Беларуси для въезда во Вьетнам на срок до 15 дней виза не нужна, если они в указанные термины не будут покидать пределы страны. На срок от 15 дней потребуется виза, которую можно оформить в посольстве (в течение семи дней) или получить прямо на границе, предъявив приглашение в страну.
Кстати, отдыхающим на острове Фукуок разрешается пребывать без визы 30 дней.

Гражданам Украины для пересечения вьетнамской границы необходимо получить визу — предварительно в посольстве в Киеве или по прилету в одном из международных аэропортов. Второй вариант возможен при наличии approval letter, который можно заказать онлайн.

Транспорт

Попасть из одного конца Вьетнам в другой очень удобно на самолете – низкие цены и минимум времени в пути. Поездом будет дешевле, но долго. Например, из Ханоя в Хошимин поезд идет 30 часов, зато вы увидите всю страну. Самым бюджетным вариантом считается автобус. Междугородние автобусы довольно комфортны, в них предусмотрены кондиционеры и спальные места.

Передвигаться по городу можно разными способами. Самый простой и дешевый – это городской автобус. Такси тоже стоит сравнительно недорого. Каждая машина оборудована кондиционером и счетчиком. Одной из разновидностей городского транспорта являются разнообразные мото- и велорикши. На них удобно совершать прогулки по улицам города или памятным местам. Воспользовавшись мотобайком, вы избежите риска попасть в пробку.

Любителям брать машину в аренду не стоит этого делать во Вьетнаме. Во-первых, здесь плохая организация дорожного движения, непонятные указатели и развязки. А во-вторых, потребуется оформление местных водительских прав, которое сопровождается целой кучей формальностей. Поэтому лучше брать машину в аренду вместе с водителем.

Зато вы можете взять напрокат велосипед или мопед – для этого права не требуются. Правда, этот вариант годится лишь для поездок на небольших курортах. В крупных городах даже не стоит рисковать самостоятельно ездить на мопеде.

Связь и Wi-Fi

Сотовая связь в стране довольно дешевая и покрывает практически весь Вьетнам, даже небольшие города и деревушки. Роуминга нет, поэтому одна сим-карта позволяет звонить в любой город. Использование карточек российского оператора здесь невыгодно. Лучше воспользоваться сим-картой местного туроператора и звонить на родину буквально за копейки.

Интернет – тоже не проблема. Во всех городах и курортах есть интернет-кафе. В отелях имеются компьютеры с подключением к интернету. Wi-Fi присутствует везде. В местах массового пребывания туристов бесплатная сеть покрывает улицы.

Валюта

Денежной единицей является Вьетнамский донг (VND или D), который соответствует 10 хао и 100 су. 1000 VND. Для поездки во Вьетнам желательно иметь доллары или евро, поскольку рубли здесь не приветствуют, а если где и поменяют, то по очень низкому курсу.

Пункты по обмену валюты можно найти в таких местах, как аэропорт, банк, рынок, офис турагентства, ювелирный магазин. Причем курс везде одинаковый. Покупать билеты на экскурсии можно и за доллары – это считается обычной практикой. В Ханое и Хошимине можно расплачиваться банковскими картами VISA и MasterCard в отелях, ресторанах и больших магазинах.

Интересные факты

Во Вьетнаме, как и в любой другой стране, есть что-то необычное, вызывающее удивление. Предлагаем вашему вниманию 13 самых интересных, на наш взгляд, фактов об этой удивительной стране.

  1. Вьетнам находится на втором месте (после Бирмы) по потреблению риса. Каждому жителю страны в год требуется 169 кг риса – это примерно полкилограмма в день. Сортов риса насчитывается несколько десятков.
  2. Вьетнамская кухня немыслима без рыбного соуса, который добавляют во многие блюда. Делают его так. Сырую рыбу пересыпают солью, складывают в большие бочки, придавливают прессом и выдерживают на солнце несколько месяцев. Все, что стекает на дно, и есть рыбный соус.
  3. Лучшим барометром для туристов могут оказаться местные жители. Они со 100-процентной точностью знают, когда будет дождь. Заметив, что торговцы начинают прятать товар и доставать дождевики, знайте, что в течение получаса пойдет ливень.
  4. Прежде чем войти в буддийский храм, нужно снять обувь и оставить за порогом. Выходя из него, нельзя повернуться к храму спиной. Если вы хотите обойти вокруг храма, делать это можно только по часовой стрелке.
  5. Самой длинной и высокой подвесной дорогой в мире является канатка возле Дананга. Один участок пути проходит на высоте более 1300 м над уровнем моря. Каждый час дорога перевозит полторы тысячи человек.
  6. В сфере производства и экспорта кофе Вьетнам находится на втором месте в мире (после Бразилии). А в 2012 г. Вьетнаму удалось обогнать лидера, несмотря на то, что Бразилия по площади в 30 раз больше Вьетнама.
  7. Национальный вид спорта в стране – такрав (ножной волейбол). Каждый год проходят международные соревнования, в которых участвуют команды Лаоса, Вьетнама и Камбоджи.
  8. Самая распространенная фамилия во Вьетнаме Нгуен. Ее носят почти 40% населения страны.
  9. Традиционную остроконечную шляпу начали носить, защищая голову от кокосов, которые падали с деревьев. Ударившись о шляпу, кокос отскакивал в сторону. Падение кокоса на незащищенную голову может привести к смерти человека.
  10. Свадьбы во Вьетнаме очень многолюдные – должно быть не меньше 200 гостей, лучше, когда несколько тысяч. Свадьба празднуется пять дней, и каждый день приходят новые гости.
  11. Вьетнамцы не любят загорать. Темная кожа считается уделом плебеев. Поэтому даже на пляже они прячут свою кожу от палящих лучей солнца, надевая купальники с длинными рукавами, закрывающими ноги, лицо, оставляя лишь прорезь для глаз.
  12. На похоронах не принято плакать, наоборот, нужно веселиться. Живут вьетнамцы там, где похоронены предки. При переезде в другой населенный пункт многие раскапывают могилы и делают перезахоронение возле нового места жительства.
  13. Средняя зарплата по стране $250–300. Официальная зарплата президента Вьетнама $250.

Вьетнамцы – люди приветливые, доброжелательные, вежливые, всегда улыбаются. А Вьетнам – удивительно своеобразная и красивая страна. Она стоит того, чтобы поехать туда и увидеть все своими глазами.

Курорты северного Вьетнама | TurMonster

Северная часть Вьетнама имеет собственный, неповторимый микроклимат. Ведь это уже субтропики, где зиму и лето перемежает межсезонье – красавица весна с редкими дождями и бурная осень с чередой тайфунов и штормов. Курорты Северного Вьетнама для любителей пляжного отдыха не слишком хороши, ведь спокойно отдохнуть на берегу можно только с апреля по май, а еще в сентябре и октябре. Зато они дают возможность насладиться великолепной природой и познакомиться с историей страны.

Обязательно побывайте в заливе Халонг – природном образовании, которое ЮНЕСКО удостоило чести представлять всемирное наследие. Ни один из трех тысяч островов бухты не похож на соседний, а её берега испещрены гротами. Если вы фанатичный дайвер, то не сможете отрицать, что не видели в царстве Нептуна ничего красивее, чем увиденное в водах Северного Вьетнама. Кипящие жизнью субтропические леса на островах вас тоже не разочаруют.

 

Курорты Северного Вьетнама дадут вам и усладу для глаз, и пищу для ума. Ханой, столица страны, удивляет туристов средневековыми улицами, среди которых высится цитадель форта, а также пагодами и храмами, утопающими в тропической зелени. Там вы можете посетить известный музей Народной Армии Вьетнама. В окрестностях города немало горных озер.

 

Если вам хочется поучаствовать в интерактивных представлениях с фольклорной подоплекой, то отправляйтесь к границе с Китаем, в Сапу – город, стоящий на одной из вершин хребта «Hoang Lien». Местность вокруг него – это настоящий плавильный котел цивилизации. Из неё вышло большинство этнических групп, составляющих народ Вьетнама. Богатство красок, разнообразие лиц и фасонов одежды, особый говор – все это этническое великолепие вы увидите своими глазами. И не только увидите, но и сможете заночевать в традиционном вьетнамском доме, посетить «Рынок любви».

 

Курорты Северного Вьетнама позволят вам увидеть страну именно такой, какой она есть. Вы сможете путешествовать по его дорогам не только на экскурсионных автобусах, но и на действительно народном транспорте – велосипеде.

Климат и погода во Вьетнаме по месяцам 2021, сезон дождей во Вьетнаме — НГС.ТУРИЗМ

Здесь представлена информация о погоде во Вьетнаме по месяцам: средние температуры воздуха и воды, среднемесячное количество осадков.

Вьетнам предстанет в трех вариациях, в зависимости от выбора климатической зоны, ведь страна занимает целых три таких отрезка. Помимо климатических особенностей, на погоду во Вьетнаме оказывают влияние рельефная структура, сезонность и другие факторы. На северной территории Вьетнама расположились субтропики со своими муссонами, что приводит к влажно-душному лету и сырой не особо приятной зиме. Если на плоскости даже зимой можно рассчитывать на пару десятков градусов в плюсе, то в горах неминуемы заморозки. Увидеть вьетнамский снег можно вблизи Шапа, города, который возвышается над уровнем моря на 1,5 километра. В конце весны и до середины осени заряжают ливни и грозы, пик которых приходится на летнюю медиану. Тепло здесь характеризуется +30°С в среднем. Погода во Вьетнаме северном дает понять, что апрель и начало мая вкупе с завершением осени – наиболее подходящие периоды для посещения данной территории страны. Отсутствие дождей и теплота моря – что еще нужно для прекрасного пляжного времяпровождения? На центральных землях страны климат практически идентичен северу – те же муссоны и субтропики. Но дождливый сезон стартует позже, достигая апогея к середине осени, т.е. в то время как остальной Вьетнам уже высох и встречает туристов. На равнинных берегах картина посимпатичней, нежели на восточных хребтах и у Чыонгшона, которые природы невероятно щедро поливает водой. Погода во Вьетнаме предполагает возможность мощных паводков в центральной части страны, а именно, в районе Чунгбо и нашествие тайфунов, стихающих по мере удаления на юг. Зимой здесь вполне вероятен мороз на двадцать градусов в минусе. Южная часть Вьетнама – зона тропической мягкости, словно яркий напиток с соломинкой, сдобренный облаком сливок. Ни порывистых ветров, ни температурной нестабильности здесь нет. Зиму от лета отличают три-четыре градуса, а среднегодовая температура в районе дельты Меконга равна +26°С. Влажно-сухое сезонное деление присуще и погоде во Вьетнаме южном. Дожди приходятся на конец весны и завершаются к концу осени, за это время 9/10 нормы осадков увлажняют вьетнамский юг, а на сухой период остается всего ничего, что чревато засухой. Ложкой дегтя в этой бочке меда могут стать редкие, но не исключаемые вовсе, тайфуны.
  • Январь является холоднейшим месяцем Вьетнама в году, чего южане, живущие в Нячанге или Хошимине, вряд ли заметят, ведь температура воздуха опустится лишь на несколько градусов и составит около +27°С, при том, что вода будет лишь градусом холоднее. В центральной части страны, например, в Дананге, температура варьируется от +25°С до +30°С градусов, и море достаточно теплое: +24°С в среднем. Правда…
  • В просветы легкого потепления вплетутся похолодания до десяти градусов в плюсе, так последний месяц зимы проверит на прочность страну. Не всю, а северную ее часть, где дождей все еще кот наплакал. Зато в третьей декаде февраля север в праве рассчитывать в +27°С! В завершении зимы Ханой наделен ощутимым контрастом суточных температур от +13°С до +21°С, в пределах Халонга проказничают ветра. В…
  • Севернее столичного Ханоя в месяце кошачьих песнопений растекается комфортное тепло, в остальных частях государства – жарко и сухо. Даже на севере государства сравнительная прохлада начала месяца стабилизируется в третьей его декаде и превращается в +22°С в среднем. Халонгу везет больше – до +26°С при температуре воды в +22°С. В Дананге солнечно, а порой даже припекает: воздух накаляется до +28°С…
  • На дальнем вьетнамском севере начинается сезон дождей. Вообще, погода во Вьетнаме в апреле дарит Ханою и его соседям среднюю температуру в +23°С и треть «мокрых» дней в течение месяца. Неискушенному тропиками европейскому гостю такая погода придется по душе: умеренная жара с дождями-передышками. Подернутый маревом Халонг прогревается до +28°С, вода в заливе до +23°С в среднем, и люди начинают…

  • В некоторые провинции дожди заглядывают все чаще, на севере страны дело набирает обороты постепенно, то есть солнечные деньги уступают эстафетную палочку ливневым и наоборот. При этом достаточно жарко +31°С в среднем. На островах Халонга по прежнему загорают пляжники, этому благоволят +33°С в воздухе и +27°С в воде, вероятность тайфунов небольшая. А в Дананге ярко светит солнце, разгар сухого…

  • На севере страны влажный сезон укрепляет свои позиции, на побережье дела обстоят получше, так как высокая влажность при средней температуре в +32°С – то еще «удовольствие», подсластить пилюлю призваны бризы. Облачность не настолько тягучая, чтобы солнце вовсе не могло пробиться, так что светилу удается поблистать в течение какого времени. Вода Халонга прогрета до +28°С, дожди здесь проходят быстро…

  • Летняя медиана доставляет немало «знойных хлопот» северу страны. Удивительно, но именно сейчас ассоциирующиеся с холодом земли побеждают по фактору жары пресловутый юг, а высокая влажность добавляет им очков. Бухту Халонг поливают дожди, нисколько не сбивающие жару, но на островах залива есть иное преимущество – ветра! То, что раздражает зимой, невероятно освежает летом. Погода во Вьетнаме в…

  • В течение последнего месяца лета ту или иную дожде-нагрузку испытывает вся страна. На севере сезон «льет как из ведра» движется к логичному завершению, но сырость еще никто не отменял, идут дожди стабильно и впечатляют своей мощью. Заглядывают на огонек тайфуны, а воздух нагрет до +30°С. Столицу ливни навещают в среднем 13 дней месяца, нагрянувший тайфун может превратить город на несколько дней…

  • На север страны приходит похолодание до +25°С в среднем, в столицу дожди заглядывают всего 6 дней за месяц, да и теплее здесь, нежели на остальном вьетнамском севере – около 29°С. В Халонге уже стартует сезон сухости, поначалу дожди никуда не уходят, но во второй декаде сходят на нет. Вода теплая – почти +29°С в среднем, воздух прогрет до +30°С, и в совокупности – это идеально-комфортные условия…

  • И вот, ливни со штормами и другими неприятностями настигают срединный Вьетнам. На Ханой и Дананг обрушивается стена дождя, дающая в сумме 600мм осадков. Вода и воздух идентичны в температурном плане — +26°С. Мощный прибой, затопления, грязная акватория не лучшие спутники отдыха на пляже. Погода во Вьетнаме в октябре хороша на севере, где под небом с поволокой воздух разогрет до +28°С, вода начинает…

  • На севере в ноябре еще бывают необильные и редкие дожди, хотя в целом устанавливается прекрасная погода вкупе с ясными днями. Температура напоминает о близкой зиме – не более +22°С в среднем, о морских заплывах уже думать поздно. Погода во Вьетнаме в ноябре непредсказуема для столичного Ханоя, если филиппинские тайфуны обходят его стороной, то осадки исключены, а если нет – то месяц не отличим…

  • В декабре погода во Вьетнаме балует сухостью, но в центре Вьетнама поливают дожди, количество которых сокращается к концу месяца. Температура в Дананге равна +25°С, а прилегающей акватории — только +23°С. К сожалению, в северной части погода во Вьетнаме в декабре может порадовать только +18С°С в среднем, немного теплее на берегах Халонга. Куда же деться туристам? Поехать на юг! Здесь осадки сведены…

погода и климат во Вьетнаме

Вьетнам – страна в Юго-Восточной Азии на восточном краю полуострова, известного как Индокитай. Вьетнам соседствует с Китаем на севере, Лаосом и Камбоджей – на западе. Южно-Китайское море омывают страну на востоке и юге. Аннамские горы возвышаются на западе Вьетнама. Две из крупнейших рек государства – Меконг на юге и Красный находятся на севере и впадают в Южно-Китайское море.

Протяжность страны позволяет охватывать несколько климатических зон. Большая часть Вьетнама расположена в тропиках и субтропиках, тут среднегодовая температура колеблется от +22°C до 25°C. С мая по сентябрь на территории страны длится сезон дождей. В общей сложности за год во Вьетнаме выпадает 1000 мм осадком, и до 2500 мм на холмах.

Погода – определяющий фактор для планирования путешествия. Если вы отправляетесь в тур во Вьетнам, то в любое время года найдете для себя место с отличными условиями для отдыха. Выбрать лучшие даты для поездки поможет календарь погоды по месяцам.

Январь

Январь приходит с похолоданием в Северный Вьетнам, включая Ханой и бухту Халонг. Несколько дней в горных районах идет снег. Температура днем не поднимается выше +19°C, а ночью снижается до +10°C. Чем южнее вы направляетесь, тем погода становится теплее. В Дананге и Хюе сезон дождей близится к завершению с температурой воздуха от +16°C до +21°C, а морской воды – до +23°C. В Хошимине продолжается сухой сезон, а солнце прогревает воздух до +30°C. Температура Южно-китайского моря у побережья составляет +25°C.

Февраль

Февраль – один из самых непредсказуемых месяцев в стране. В городе Хошимин тепло и солнечно, температура воздуха днем достигает +33°C, а морской воды – до +26°C. В Центральном Вьетнаме сухой сезон начинается с комфортной для отдыха температуры +24°C. На севере страны, в том числе столице Ханое, все еще прохладная погода: днем +22°C, ночью +17°C. Вода на северном побережье прогревается до +18°C. Если вы ищите в феврале лучший пляжный отдых, то отправляйтесь на юг страны.

Март

В марте погода в Северном Вьетнаме, как правило, теплая и сухая (+20°C…+23°C). В Центральном и Южном Вьетнаме также сухо, но жарче. Дневная температура в этих районах колеблется в пределах +23°C…+29°C. В Далате прохладнее всего: +23°C днем и +16°C ночью. Дождливых дней здесь бывает 12 за весь месяц, в то время как на остальной территории страны – не более 4. Март считается одним из лучших месяцев для отдыха в Хошимине.

Апрель

В апреле выпадает больше осадков, чем в предыдущие месяцы, особенно в конце месяца на севере и юге. Температура воздуха в южном районе страны достигает +33°C, а в северном – до +23°C. Прибрежная зона идеально подходит для купания и других видов отдыха. Тут среднемесячная температура составляет +26°C. В Центральной части стоит ясная и теплая погода с температурой воздуха до +29°C. Вода прогревается до +26°C. Примерно 7 дней будут дождливыми. Апрель идеально подходит для отдыха на побережье.

Май

В северной части страны (Сапа, Ханой) ожидается умеренное повышение температуры до +30°C. В центральных и южных городах – до +35°C. Температура воды у побережья колеблется в районе +26°C… +28°C. Однако уровень влажности на всей территории Вьетнама повышается. Осадки чаще всего выпадают в ночное время и не помешают отдыху. В мае отдых хорош в любой части Вьетнама.

Июнь/июль

С июня по июль во Вьетнаме повышается влажность и становится жарко. В Ханое и Хошимине среднедневная температура +32°C, и через день выпадают осадки. В Центральном Вьетнаме изредка идут дожди, дневная температура тут достигает +35°C. Средняя температура воды на вьетнамском побережье составляет +28°C. Лучший отдых обеспечен в самом северном городе Сапа, где днем воздух прогревается максимум до +27°C.

Август

В августе в южном Вьетнаме дождливый сезон в самом разгаре, в северном – уже отступает, а в центральном – только приближается. По всей стране температура воздуха держится на уровне +32°C, а морской воды – до +29°C. За месяц 12 дней будут с осадками. Горные районы остаются прохладными и дождливыми. Температура по ночам может опускаться ниже +20°C. Самый комфортный отдых на курортах Муйне и Фанранг, где вода у побережья прогрета до +27°C, а дождливых дней всего 6.

Сентябрь

В начале месяца температура воздуха по всей стране может повыситься. Осадков становиться меньше в северной части Вьетнама, но больше в центральной и южной. С дождями в Хюэ, Хойан и Хошимин жара переносится легко. В Халонг и Ханой солнце прогревает воздух до +32°C. Тут нередко тайфуны приносят интенсивные дожди. Температура морской воды держится на отметке +29°C.

Октябрь

С точки зрения погоды, октябрь считается лучшим месяцем во Вьетнаме. На севере жара отступает, температура воды в море достигает +27°C, а воздуха – около +29°C. В центральных провинциях, таких как Хюэ, Дананг и Хой Ан, идут частые дожди. На Юге температура остается стабильной – в пределах +30°C. В это время года во Вьетнаме выпадает значительно меньше осадков по сравнению с предыдущими месяцами.

Ноябрь

В северных городах и провинциях Вьетнама становится прохладнее – температурные показатели держатся на отметке +26°C. В центр с температурой +27°C могут наведаться тайфуны. Юг остается сухим и теплым – до +31°C. Морская вода у побережья Вьетнама прогревается до +26°C…+27°C. В этом месяце можно посетить Хошимин и дельту Меконга – тут погода теплая и сухая.

Декабрь

В декабре особенно холодно на севере страны. В городе Сапа днем всего +17°C, а иногда температура опускается ниже 0°C и выпадает снег. На юге наблюдается сухой сезон. Дневная температура достигает +29°C, а морская вода прогревается до комфортных +26°C. В декабре на юге – высокий туристический сезон. На побережье туристов ждет пляжный отдых, а остальная часть страны идеально подходит для ознакомления с достопримечательностями Вьетнама.

Электронный научный архив ТПУ: Эколого-геохимическое состояние подземных и речных вод, донных отложений водотоков в северной части Вьетнама (на примере уезда Чодонь, провинция Баккан): автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук: спец. 25.00.36


Please use this identifier to cite or link to this item: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/41294

Title: Эколого-геохимическое состояние подземных и речных вод, донных отложений водотоков в северной части Вьетнама (на примере уезда Чодонь, провинция Баккан): автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук: спец. 25.00.36
Authors: Нгуен Ван Луен
metadata.dc.contributor.advisor: Савичев, Олег Геннадьевич
Keywords: Гидроэкология; авторефераты диссертации; эколого-геохимическое состояние; водные объекты; Вьетнам; геоморфологические условия; геологические условия; подземные воды; поверхностные воды; донные отложения; водообмен; горно-обогатительные фабрики; редкоземельные элементы
Issue Date: 2017
Citation: Нгуен Ван Луен. Эколого-геохимическое состояние подземных и речных вод, донных отложений водотоков в северной части Вьетнама (на примере уезда Чодонь, провинция Баккан) : автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук : спец. 25.00.36 / Нгуен Ван Луен ; Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ) ; науч. рук. О. Г. Савичев. — Томск, 2017.
URI: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/41294
Appears in Collections:Авторефераты и диссертации

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Кто есть кто: Северный Вьетнам | Американский опыт | Официальный сайт

Вьетнам: история телевидения | Статья

Кто есть кто: Северный Вьетнам

Хо Ши Мон

Хо Ши Мин
Нгуен Шинь Кунг, известный как «дядя Хо», Хо Ши Мин руководил Демократической Республикой Вьетнам с 1945 по 69 год. Хо принял коммунизм, когда жил за границей в Англии и Франции в 1915-1923 годах; в 1919 году на Версальских мирных переговорах он обратился к властям с петицией о равноправии в Индокитае.Позже он переехал в Гонконг, где основал Коммунистическую партию Индокитая. Приняв имя Хо Ши Мин, или «Тот, кто просвещает», он вернулся во Вьетнам в 1941 году и объявил о независимости страны от Франции. Хо вёл почти непрерывную войну против французов, а затем и американцев до своей смерти в 1969 году.

Ле Зуан
Первоначальный основатель Коммунистической партии Индокитая, Ле работал в Центральном комитете Северного Вьетнама при Хо и руководил формированием подпольной коммунистической организации в Южном Вьетнаме.После смерти Хо Ле взял на себя руководство Северным Вьетнамом. Он был известен как Ба, или «Второй сын».

Тран Ван Тра
В качестве заместителя командира коммунистической армии Тран Ван Тра руководил атакой на Сайгон во время наступления на Тет. После войны Тра опубликовал отчет о наступлении коммунистов, которое оскорбило чиновников во вновь объединенном Вьетнаме и привело к его исключению из партии, за которую он так усердно сражался.

Le Duc Tho
Десять лет лишения свободы французами не уменьшили приверженности Ле Вьетмину или движению за независимость Вьетнама.Он служил высокопоставленным коммунистическим чиновником с 1945 года и руководил военными усилиями Вьетконга в Южном Вьетнаме с 1955 по 1975 годы. Ле договорился о прекращении огня с Генри Киссинджером в 1973 году, но отказался от Нобелевской премии мира, которую он и Киссинджер получили совместно.

Фам Ван Донг
Сподвижник Хо Ши Мина, Фам помог основать Коммунистическую партию Индокитая. Он был премьер-министром Хо с 1950 года до конца войны и руководил воссоединенным Вьетнамом, пока не вышел на пенсию в 1986 году.

Во Нгуен Зиап
Блестящий военный тактик, Во командовал силами Вьетмина, которые освободили Вьетнам от французского колониального господства, боролись с американцами и южновьетнамцами и воссоединили Вьетнам как коммунистическую нацию. После воссоединения Во служил министром обороны Вьетнама, а затем заместителем премьер-министра.

Как северные вьетнамцы помнят войну во Вьетнаме через 40 лет после падения Сайгона

ХАНОЙ, ВЬЕТНАМ — Сорок лет назад, 30 апреля 1975 года, Нгуен Данг Пхат пережил самый счастливый день в своей жизни.

В то утро, когда коммунистические войска ворвались в столицу Южного Вьетнама Сайгон и вынудили поддерживаемое США правительство сдаться, солдат армии Северного Вьетнама вместе с толпой людей в Ханое отметил окончание войны. Город собирался стать столицей единого Вьетнама. «Все дороги были затоплены людьми с флагами», — сказал мне недавно 65-летний Нгуен. «Не было никаких звуков бомб, самолетов или криков. Счастливый момент был неописуемым ».

Это событие, известное в Соединенных Штатах как падение Сайгона и вызывающее в воображении образы паникующих вьетнамцев, пытающихся залезть в вертолеты для эвакуации, отмечается здесь, в Ханое, как День воссоединения.Праздник не включает в себя подробного размышления о конфликте страны, который длился более 15 лет, в котором Северный Вьетнам и его сторонники на юге боролись за объединение страны при коммунизме, а США вмешались от имени антикоммунистического правительства Южного Вьетнама. Более 58 000 американских солдат погибли в боях между 1960 и 1975 годами; Предполагаемое количество вьетнамских солдат и мирных жителей, убитых с обеих сторон, сильно различается: от 2,1 миллиона до 3,8 миллиона во время американской интервенции и в связанных конфликтах до и после.

В Соединенных Штатах знакомы с историей поражения Америки и Южного Вьетнама. Но военное поколение Северного Вьетнама переживало эти события по-другому, и некоторые недавно рассказали мне, каково это быть на стороне «победителя».

Спустя десятилетия после так называемой «американской войны» Вьетнам остается коммунистическим государством. Но постепенно она открылась для иностранных инвестиций, став одной из самых быстрорастущих экономик Восточной Азии. Как американец, проживший во вьетнамской столице три года, я редко слышу, чтобы этот конфликт обсуждался.На озере Хуу-Тиеп, которое расположено на тихом перекрестке двух жилых переулков, продавцы продают свежие продукты, не глядя на обломки B-52, сбитого здесь в 1972 году и до сих пор выступающего из воды в качестве памятника. Многие прохожие также не останавливаются, чтобы прочитать табличку, на которой на английском и вьетнамском языках описывается «выдающийся боевой подвиг», который сбил бомбардировщик «империалистов США».

Рабочий отдыхает у озера Хуу Тиеп в Ханое. (Reuters)

Редко можно встретить такие следы коммунистического триумфа на улицах Ханоя.Улица Кхам Тхиен, широкий проспект в центре города, заполнена мотоциклами и магазинами, торгующими одеждой и iPhone. Мало свидетельств того, что около 2000 домов были разрушены и около 300 человек убиты поблизости во время «рождественской бомбежки» 1972 года, самой сильной бомбардировки войны, которую администрация Никсона приказала вынудить Север договориться о прекращении конфликта.

«Части тела были повсюду», — вспоминал Фам Тай Лан, который помогал в оказании помощи, будучи студентом-медиком.Она впервые увидела так много трупов за пределами больницы. Теперь жизнерадостной 66-летней девушке она стала мрачной, рассказывая о том дне. Как сказал мне ветеран Нгуен: «Говорить о войне — значит говорить о потерях и болезненных воспоминаниях».

Когда я говорю с жителями Ханоя об их опыте «во время войны», они часто спрашивают меня, о чем я говорю. Для представителей поколения Нгуена американская война была жестокой интермедией среди нескольких десятилетий страха и конфликтов, переживаний между борьбой за независимость со стороны Франции, начавшейся в 1940-х годах, и месячной войной на границе с Китаем в 1979 году.

Ву Ван Виню, которому сейчас 66 лет, было пять лет, когда французы покинули свою бывшую колонию во Вьетнаме в 1954 году. К тому времени он научился опасаться французских офицеров, патрулировавших улицы его города в провинции Куангнинь на северо-востоке страны. Ханоя. «Когда я видел иностранцев, мне было страшно», — сказал мне Ву. Десять лет спустя США начали бомбить Северный Вьетнам.

В первый раз, когда он увидел B-57, он уставился в небо, пытаясь понять его: «Почему самолет-мать сбрасывает детские самолетики?» Через минуту он сказал: «Все тряслось.Камни катились. Дома падали ». Он помчался домой в панике и растерянности: «Я все еще не мог понять, что у меня в голове».

Поскольку американские бомбардировщики обстреливают город почти каждую неделю, Ву и его семья перебрались в гористую местность в нескольких километрах отсюда, где известняковые пещеры служили бомбоубежищами. Однажды Ву обнаружил тело человека, который вовремя не пробрался внутрь пещеры. «Я перевернул его, — сказал он. «Его лицо взорвалось, как кусок попкорна».

«Мы действительно были сбиты с толку, почему американцы пытались вторгнуться на нашу родину.Мы ничего им не сделали ».

Ву был призван в армию Северного Вьетнама, но был демобилизован через месяц обучения из-за проблем со слухом. Его старший брат также был призван в армию и в конечном итоге служил на Юге. Дома Ву и его родители могли следить за ходом войны только через контролируемое правительством радио и газеты. «Камеры принадлежали стране, поэтому они давали их только нескольким журналистам, чтобы они могли сфотографировать битву», — пояснил Нгуен Дай Ко Вьет, профессор Вьетнамского национального университета.Ограничение доступа к камерам позволило правительству до некоторой степени контролировать то, как понимали войну. «Мои боссы проинструктировали меня снимать все, что показывает, что враг проиграет», — сказал мне бывший военный журналист и режиссер-документалист Тран Ван Туи.

В сельской местности Куангнинь Ву и его семья услышали отрывки из новостей — сколько самолетов было сбито в тот день, кто побеждал, что «жестокие американские волки» делали в различных районах страны. Было мало объяснений того, почему происходило насилие.«Люди не говорили о значении войны», — сказал он. «Мы действительно были сбиты с толку, почему американцы пытались вторгнуться на нашу родину. Мы ничего им не сделали ».

Я спросил Ву, понимали ли вьетнамцы, что Соединенные Штаты воспринимают коммунизм как угрозу.

«Люди даже не знали, что такое коммунизм», — сказал мне Ву. «Они просто знали, что происходит с их жизнью».

Мой разговор с Ву подчеркнул ключевое различие между тем, как я узнал о войне, вырос в Соединенных Штатах в 1990-х годах, и тем, как вьетнамцы, с которыми я разговаривал в Ханое, понимали ее, переживая ее.«США пытались включить войну во Вьетнаме в свою кампанию« холодной войны », — сказал мне Томас Басс, историк и профессор журналистики из Университета в Олбани, Государственного университета Нью-Йорка. «Северные вьетнамцы были злыми коммунистами, и свободные и независимые люди Юга нуждались в защите».

Но я редко слышал, чтобы вьетнамцы говорили такими словами. Нгуен Данг Пхат, ветеран армии Северного Вьетнама, сказал мне: «В то время в новостях говорили, что эта война была борьбой за независимость.Все люди хотели встать, бороться и защитить страну. Все хотели помочь Югу и снова увидеть объединение страны ». 66-летний До Суан Синь, работавший в отделе военного снабжения, поместил американскую войну в контекст долгой истории борьбы с иностранным вмешательством, от «борьбы с китайцами в течение 1000 лет» — ссылка на китайскую оккупацию страна с 111 г. до н.э. до 938 г. н.э. — к войне с французами. «Все вьетнамцы понимали, что [Коммунистическая] партия помогла Вьетнаму обрести независимость от Франции.Затем, во время американской войны, мы поняли, что партия может помочь нам снова завоевать независимость ».

Тран Ван Туи, бывший военный журналист, сказал мне, что в Северном Вьетнаме будет «трудно» найти кого-либо, кто был бы против войны, отчасти из-за того, что он называл «сильной и эффективной» пропагандистской машиной. «Вы можете встретить людей, стоящих в очереди, чтобы купить партийные газеты, или собирающихся вокруг громкоговорителей, чтобы послушать новости», — сказал он. «Люди жаждали информации и верили тому, что слышали.Был достигнут сильный национальный консенсус ». На юге, напротив, люди имели доступ к международным новостям по радио, а популярные баллады оплакивали печаль войны — возможно, отражая более двойственное отношение там. Не было и никакого эквивалента в Северном Вьетнаме организованного и заметного антивоенного движения в Соединенных Штатах. «Америка и Вьетнам — это не одно и то же, — сказал мне Нгуен Дай Ко Вьет, профессор ВНУ. «В нашу страну вторглись, и нам пришлось сражаться, чтобы защитить нашу страну».

Американский ветеран
Вьетнамской войны Билл Дайк (справа) обнимает
солдата в отставке Северного Вьетнама
Май Туана на встрече
между ветеранами в Ханое в
2000.

Те, кто выступали против войны, подвергали себя опасности. Бывший политический заключенный, просивший не называть его имя, рассказал мне, что, когда он основал организацию протеста против войны, его посадили на несколько лет. Будучи подростком в Ханое, он незаконно слушал радиопередачи BBC. Когда начались боевые действия, он собрал горстку друзей, чтобы напечатать брошюры, в которых, как он сказал мне, говорилось, что «цель войны заключалась не в благе вьетнамского народа, а только в интересах властей Севера и Юга.«

« Другие называли это американской войной, но я видел это как гражданскую войну между севером и югом Вьетнама. Америка принимала участие в этой войне только для того, чтобы поддержать Юг в борьбе с коммунизмом », — сказал он. Этот региональный раскол сохраняется. «Страна была единой в течение 40 лет, но нация еще не примирилась, — сказал 55-летний Сон Тран, владелец бизнеса из Ханоя с родственниками на юге. — Вьетнамские СМИ показали много фотографий американских солдат, обнимающих Север. Вьетнамские солдаты Но вы никогда не увидите фотографий, на которых солдат из Северного Вьетнама обнимает солдата из Южного Вьетнама.

1 мая 1975 года Ву и еще шесть человек отметили окончание войны вечеринкой, объединив свои талоны на пайки, чтобы купить килограмм говядины и заправив еду тофу. У них не было посуды для готовки, поэтому они налили воду в бидоны с сухим молоком и сварили мясо внутри, «как горячий котелок», — сказал Ву. Его брата не было; его тело, как и тела примерно 300 000 вьетнамских солдат, до сих пор не найдено. Государственные телеканалы по-прежнему каждую неделю транслируют имена и фотографии пропавших без вести, а также контактную информацию их родственников.

За праздничным настроением, когда закончилось военное время, последовало то, что Буй Зианг, чиновник министерства иностранных дел Вьетнама, назвал «катастрофическим» десятилетием 1980-х годов. В связи с тем, что неподготовленные чиновники принимали экономические решения, а государство контролировало каждый сектор, рост остановился, инфляция была высокой, а бедность процветала. Буй подсчитал, что пятая часть населения голодала. «У нас было электричество только четыре часа в день», — вспоминает дочь Ву Линь Чи, которой сейчас за 30.«До пяти или шести лет я даже не смотрел телевизор».

Но после рыночных реформ конца 1980-х жизнь постепенно улучшилась. После нескольких лет устойчивого экономического роста уровень бедности в стране упал с почти 60 процентов в 1990-х годах до примерно 20 процентов в 2010 году. Сегодня Линь Чи владеет модным мексиканским рестораном в Ханое. Молодые вьетнамцы и эмигранты борются за место для стоянки мотоциклов, выкладывая свои буррито за 6 долларов в Instagram.

«Страна была единой 40 лет, но нация еще не примирилась.

Между тем выросло поколение, не имевшее опыта войны. 56-летняя продавщица банхми из Ханоя, назвавшаяся Туан, пожаловалась на то, как сильно изменилось общество: «Сегодня молодые люди немного ленивы. Они не желают переживать бедность, как официант или домработница. У них не было войны, поэтому они не знают, как люди тогда много страдали. Они просто хотят быть [на] высоком положении, не работая слишком много ».

Ее сын, крепкий 26-летний парень, хромавший после драки после футбола, прервался, чтобы попросить бан ми.Туан разрезал рулет ножницами и намазал его слоем паштета.

«Она все время говорит о войне. Это действительно скучно, поэтому я особо не слушаю », — сказал он.

Нгуен Ман Хиеп, ветеран армии Северного Вьетнама, недавно открывший в своем доме первый частный военный музей в Ханое, по-прежнему озабочен конфликтом и его потребностью рассказать о нем молодому поколению. Он демонстрирует артефакты с обеих сторон, собранные за восемь лет боев и два десятилетия обратных поездок на поле битвы.Предметы варьируются от американской формы и радиопередатчиков до одеяла, которое его начальник дал ему, когда он был ранен пулей. Он показал мне кофейный фильтр, который один из его сослуживцев сделал из обломков разбившегося американского самолета. Мы пили чай у него во дворе, в окружении осколков самолетов и ракетных снарядов.

«Я хочу спасти вещи от войны, чтобы последующие поколения могли понять это», — сказал он мне. «Они не знают достаточно».

Вехи: 1961–1968 — Офис историка

В конце января 1968 г., во время лунного новогоднего праздника (или «Тет»), Север. Вьетнамские и коммунистические силы Вьетконга начали скоординированное наступление на ряд целей в Южном Вьетнаме.США и Юг Вьетнамские военные понесли тяжелые потери, прежде чем наконец отразить коммунистический штурм. Наступление Тет сыграло важную роль в ослаблении США. общественная поддержка войны во Вьетнаме.

Капитан США Франклин Эллер координирует свои действия с военным командованием во время Тет наступление

Хо Ши Мин и лидеры в Ханое спланировали наступление на Тет в надежде на решительную победу, которая положит конец измельчению конфликт, который разочаровал военное руководство с обеих сторон.Успешная атака на крупные города могут заставить Соединенные Штаты вести переговоры или, возможно, даже отзывать. По крайней мере, северные вьетнамцы надеялись, что это поможет остановить продолжающаяся эскалация партизанских атак и бомбардировок на Севере. Ханой выбрали праздник Тет для забастовки, потому что это традиционно время перемирия, и потому, что вьетнамцы едут, чтобы провести фестиваль со своими родственниками прикрывал движение за национальное освобождение Южного Вьетнама Силы (НФО), поддержавшие коммунистические силы.

Первый этап штурма начался 30 и 31 января, когда силы НФО одновременно атаковал ряд целей, в основном населенные пункты и места с сильным присутствием войск США. Забастовки по крупным городам Хью и Сайгон имели сильную психологическое воздействие, поскольку они показали, что войска НФО были не так слабы, как Администрация Джонсона ранее заявляла.НФО даже удалось пробить внешние стены посольства США в Сайгоне. Хотя первая фаза наступления стала самой известной, вторая фаза также начали одновременные атаки на небольшие города 4 мая и растянулся на июнь. Третий этап начался в августе и длился шесть недель. в В последующие месяцы американские и южновьетнамские войска вернули города, которые NLF обеспечили безопасность в ходе наступления, но они понесли тяжелые военные и гражданские потери в процессе.

В конце Тетского наступления обе стороны понесли потери, и обе стороны заявили о победе. Военный ответ США и Южного Вьетнама почти полностью уничтожил силы НФО и вернул себе всю потерянную территорию. В в то же время Тетское наступление ослабило поддержку семьи Джонсонов внутри страны. Администрация как яркий репортаж о Тетском наступлении в СМИ США ясно дали понять американской общественности, что общая победа во Вьетнаме не была неизбежный.

Последствия Тета вызвали публичные дискуссии о деэскалации, но не до того, как американские генералы запросили дополнительные войска для широкомасштабного «ускоренного программа умиротворения ». Полагая, что США в состоянии победить Север, эти военные лидеры стремились настаивать на соединении США и Южного Вьетнама. оскорбительный. Джонсон и другие, однако, смотрят на ситуацию иначе. Джонсон объявил, что бомбардировки Северного Вьетнама прекратятся выше 20-й параллели и ограничил U.С. войска на юге Вьетнам. Джонсон также попытался установить параметры мира переговоры, но пройдет еще несколько лет, прежде чем они осуществятся. В США, протесты против продолжения участия во Вьетнаме усилились. 31 марта 1968 года Джонсон объявил, что не будет искать второй срок на посту президента. Работа по поиску выхода из Вьетнама была оставлена ​​на следующий U.Президент С. Ричард Никсон.

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • Северный Вьетнам бывшая страна в Юго-Восточной Азии, существовавшая с 1954 года (после поражения французов при Дьенбьенфу) до 1975 года, когда Южный Вьетнам рухнул в конце Вьетнамской войны

  • Северный Вьетнам или имеющие отношение к Северному Вьетнаму, его народу или культуре

  • Южный Вьетнам бывшая страна в Юго-Восточной Азии, существовавшая с 1954 года (после поражения французов при Дьенбьенфу) до 1975 года, когда она была побеждена и аннексирована Северным Вьетнамом

  • Северный дравидийский язык — дравидийский язык, на котором говорят в основном в восточной Индии

  • Северная Дакота, уроженец или житель Северной Дакоты

  • ветер северо-западный ветер северо-западный

  • путассу северную восточного побережья США

  • Нортгемптон, главный город Нортгемптоншира

  • столица Вьетнама столица Вьетнама; расположен в Северном Вьетнаме

  • Северная Каролина штат на юго-востоке США

  • северо-восток расположен на северо-востоке или ориентирован на северо-восток

  • к северо-западу расположен на северо-западе или ориентирован на северо-запад

  • северо-центральный район расположен в северной части центрально расположенного района в некотором географическом регионе

  • антоним слово, имеющее противоположное значение

  • Северная Дакота штат на севере центральной части США, граничащий с Канадой

  • северный расположен на севере или ориентирован на север

  • Северная Африка или относящиеся к Северной Африке

  • Северная Африка область на севере Африки между Сахарой ​​и Средиземным морем

  • крепленое вино вино с добавлением спирта (обычно виноградного бренди)

  • Северная Корея, относящаяся к Северной Корее, ее народу или их культуре, или относящаяся к ней, или ее характеристика

  • Никсон приказывает провести рождественскую бомбардировку Северного Вьетнама, декабрь.18, 1972

    Генри Киссинджер (в центре) прибывает в Париж для участия в раунде мирных переговоров 3 декабря 1972 года. Кампания бомбардировок в конце года должна была убедить Северный Вьетнам сказать «да» мирному соглашению. | AP Photo

    Президент Ричард Никсон, подавляющим большинством голосов переизбранный на второй срок, в этот день в 1972 году приказал начать массированную двухнедельную кампанию бомбардировок коммунистического Северного Вьетнама.

    американских B-52 и истребителей-бомбардировщиков сбросили более 20 000 тонн бомб на города Ханой и Хайфон.Во время атак ВВС США потеряли 15 из 129 бомбардировщиков B-52, участвовавших в налетах, а также 11 других самолетов. Северный Вьетнам утверждал, что более 1600 мирных жителей были убиты.

    Пятью днями ранее давние переговоры между Вашингтоном и Ханоем, которые велись в Париже, провалились. Каждая сторона обвиняла другую в тупике.

    Кампания бомбардировок, получившая название Linebacker II, продолжалась до 29 декабря, когда Северный Вьетнам согласился возобновить переговоры. Несколько недель спустя участники переговоров подписали Парижские мирные соглашения, в результате чего У.Участие С. в конфликте практически закрыто.

    Впоследствии некоторые историки утверждали, что рождественская кампания бомбардировок вынудила Ханой вернуться за стол переговоров. Другие, однако, утверждали, что атаки имели незначительный эффект, не считая дополнительных смертей и разрушений, которые они вызвали

    .

    Информационный бюллетень Morning Defense

    Запишитесь на Morning Defense, ежедневный брифинг об аппарате национальной безопасности Вашингтона.

    Генри Киссинджер, советник Никсона по национальной безопасности, в частном порядке размышлял: «Мы бомбили Северный Вьетнам, чтобы заставить их пойти на уступки.”

    15 января 1973 года Никсон объявил, что Соединенные Штаты приостановили все наступательные действия против Северного Вьетнама. Киссинджер и Ле Дык Тхо, член Политбюро Северного Вьетнама, встретились 23 января, чтобы подписать мирный договор, который в основном идентичен проекту, который появился тремя месяцами ранее.

    Руководители официальных делегаций подписали соглашения на церемонии в отеле Majestic в Париже 27 января. Боевые действия, однако, продолжались, поскольку Сайгон и Ханой пытались захватить больше территорий, как до, так и после того, как сделка была достигнута в Париж.

    10 декабря 1973 года Киссинджер и Тхо разделили Нобелевскую премию мира за переговоры о мнимом прекращении огня.

    Однако их совместная награда вызвала споры. Впервые в истории присуждения Премии мира два члена находящейся в Осло комиссии по присуждению премий покинули Нобелевский комитет в знак протеста.

    То отклонил награду, сказав Киссинджеру, что мир в Южном Вьетнаме не восстановлен. Киссинджер написал Нобелевскому комитету, что он принял награду «со смирением» и что он «пожертвовал все доходы детям американских военнослужащих, погибших или пропавших без вести в Индокитае.”

    Тем временем вооруженные силы Северного Вьетнама постепенно наращивали военную инфраструктуру в контролируемых ими районах.

    Два года спустя они смогли начать последнее успешное наступление, которое положило конец статусу Южного Вьетнама как независимой страны и объединило страну под контролем Ханоя.

    Сайгон пал перед войсками Северного Вьетнама при поддержке частей Вьетконга 30 апреля 1975 года. Рано утром того дня последний дипломатический, военный и гражданский персонал США был эвакуирован из Сайгона вертолетом.

    ИСТОЧНИК: WWW.HISTORY.COM

    Эта статья помечена в соответствии с:

    Пропустите последние новости? Подпишитесь на POLITICO Playbook и получайте последние новости каждое утро на свой почтовый ящик.

    Джейн Фонда в Северном Вьетнаме

    Это Джейн Фонда. Во время моего двухнедельного визита в Демократическая Республика Вьетнам, у меня была возможность побывать очень много мест и разговаривать с большим количеством людей со всех слои общества — рабочие, крестьяне, студенты, артисты и танцоры, историки, журналисты, киноактрисы, солдаты, ополченцы, члены женского союза, писатели.

    Я посетил сельскохозяйственный кооператив (Dam Xuac), где шелковый также поднимаются черви и делается резьба. Я посетил текстиль фабрика, детский сад в Ханое. Прекрасный храм литературы Здесь я видел традиционные танцы и слышал песни сопротивления. Еще я увидела незабываемый балет о тренировках партизан. пчелы на юге, чтобы атаковать вражеских солдат. Пчелы танцевали женщинами, и они хорошо справлялись со своей работой.

    В тени Храма литературы я увидел вьетнамцев. актеры и актрисы исполняют второй акт оперы Артура Миллера. играть All My Sons , и это меня очень тронуло — тот факт, что артисты здесь переводят и исполняют американские играет, пока американские империалисты бомбят их страну.

    Храню память о краснеющих милиционерах на крыше фабрики, подбадривая одну из своих сестер, когда она пела песня, восхваляющая голубое небо Вьетнама — этих женщин, которые такой нежный и поэтичный, чьи голоса так прекрасны, но кто, когда американские самолеты бомбят их город, станьте такими хорошими истребители.

    Я дорожу тем, как фермер, не задумываясь, эвакуировался из Ханоя, предложили мне, американцу, свое лучшее индивидуальное бомбоубежище, пока Рядом упали американские бомбы. Мы с дочерью, по сути, делили укрытие обняли друг друга, щека к щеке. Это был на обратном пути из Нам Диня, где я был свидетелем систематическое поражение гражданских целей — школ, больниц, пагоды, фабрики, дома и система плотин.

    Когда я уезжал из Соединенных Штатов две недели назад, Никсон снова был говоря американскому народу, что он сворачивает войну, но на усеянных щебнем улицах Нам Дина его слова эхом отзывались зловещим (слова неразборчиво) настоящего убийцы. И как молодая вьетнамка, которую я держал на руках, крепко цепляясь за меня — и Я прижался щекой к ее щеке — подумал, что это война против Возможно, Вьетнам, но это трагедия Америки.

    Одна вещь, которую я без тени сомнения усвоил с тех пор, как Я был в этой стране, что Никсон никогда не сможет сломить дух этих людей; он никогда не сможет повернуть Вьетнам, север и юг, в неоколонию Соединенных Штатов. бомбардировкой, вторжением, любым нападением. У одного есть только поехать в деревню и послушать, как крестьяне описывают жизни, которую они вели до революции, чтобы понять, почему каждый сброшенная бомба только укрепляет их решимость сопротивляться.

    Я разговаривал со многими крестьянами, которые рассказывали о тех днях, когда их родителям пришлось продать себя домовладельцам, поскольку фактически рабы, когда было очень мало школ и много неграмотных, неадекватное медицинское обслуживание, когда они не были хозяевами своего собственная жизнь.

    Но теперь, несмотря на бомбы, несмотря на создаваемые преступления — совершенные против них Ричардом Никсоном, эти люди владеют своими владеть землей, строить свои школы — дети учатся, грамотность — неграмотность стирается, проституции больше нет, как было в то время, когда это была французская колония.Другими словами, народ взял власть в свои руки, и они контролировать свою жизнь.

    И после 4000 лет борьбы с природой и иностранцами захватчиков — и за последние 25 лет до революции борется с французским колониализмом — я не думаю, что люди Вьетнама готовы пойти на компромисс в любом виде, в форме или форму о свободе и независимости своей страны, и Думаю, Ричарду Никсону неплохо было бы почитать вьетнамскую историю, особенно их стихи, и особенно стихи, написанные пользователя Ho Chi Minh.

    Джон Маккейн, военнопленный: рассказ от первого лица | National News

    Джон Маккейн провел 5,5 лет в плену в Северном Вьетнаме. Его рассказ от первого лица об этом ужасном испытании был опубликован в US News & World Report 14 мая 1973 года. Сбитый в своем пикирующем бомбардировщике Skyhawk 26 октября 1967 года, летчик ВМС США Маккейн попал в плен с переломами в его груди. правая нога и обе руки. Он получал минимальный уход и содержался в ужасных условиях, которые он ярко описывает в этом U.S. News специальный репортаж.

    Из множества обнаружившихся личных рассказов о почти невероятно жестоком обращении с американскими военнопленными во Вьетнаме нет более драматичного, чем рассказ лейтенанта. Командующий Джон С. Маккейн III — летчик ВМФ, сын адмирала, командовавшего войной на Тихом океане, и пленник, попавший «за особым вниманием» в течение пяти с половиной лет плена в Северном Вьетнаме.

    Теперь, когда все признанные заключенные вернулись и добровольная печать молчания отключена, коммандер Маккейн может свободно отвечать на вопросы, которые задавали многие американцы:

    Как это было на самом деле? Насколько продолжительны были пытки и жестокость? Как попал в плен У.Летчики С. терпят жестокое обращение — и годы, проведенные в одиночной камере? Как они сохранили рассудок? Неужели посещение «групп мира» действительно усугубило их проблемы? Как можно приучить военных этой страны к такому обращению в будущем, не разрушаясь?

    Вот, его собственными словами, основанные на почти полном воспоминании, рассказ командующего Маккейна о пяти с половиной годах в руках северных вьетнамцев.

    СВЯЗАННЫЙ СОДЕРЖАНИЕ

    Дата: 26 октября 1967 г.Я был в своей 23-й миссии, пролетая прямо над сердцем Ханоя в пикировании на высоте около 4500 футов, когда взлетела российская ракета размером с телефонный столб — небо было полно их — и снесла правое крыло моего Skyhawk. пикировщик. Он перешел в перевернутое, почти прямое вращение.

    Я дернул за ручку катапультирования и потерял сознание от силы выброса — скорость воздуха была около 500 узлов. Я не осознавал этого в тот момент, но я сломал правую ногу вокруг колена, правую руку в трех местах и ​​левую руку.Я пришел в сознание незадолго до того, как приземлился на парашюте в озере прямо в углу Ханоя, которое они называли Западным озером. Мой шлем и кислородную маску сорвало.

    Я ударился о воду и погрузился на дно. Я думаю, что глубина озера около 15 футов, может быть 20. Я оторвался от дна. В то время я не чувствовал боли и смог подняться на поверхность. Я вздохнул и снова начал тонуть. Конечно, на мне было не менее 50 фунтов снаряжения и снаряжения.Я спустился и снова сумел всплыть на поверхность. Я не мог понять, почему я не могу использовать правую ногу или руку. Я был в оцепенении. Я снова поднялся на вершину и снова опустился. На этот раз я не смог вернуться на поверхность. На мне было надувное спасательное средство, похожее на водяные крылья. Я наклонился ко рту, зажал между зубами переключатель, надул предохранитель и, наконец, всплыл наверх.

    Кто-то из северных вьетнамцев выплыл, вытащил меня на берег озера и сразу начал раздевать меня, что является их стандартной процедурой.Конечно, это было в центре города, собралась огромная толпа людей, и все они кричали, кричали, ругались, плюлись и пинали меня.

    Когда они сняли большую часть моей одежды, я почувствовал боль в правом колене. Я сел и посмотрел на него, и моя правая нога стояла рядом с моим левым коленом, просто в положении под углом 90 градусов. Я сказал: «Боже мой — моя нога!» Казалось, это их взбесило — не знаю почему. Один из них ударил меня прикладом винтовки по плечу и довольно сильно разбил его.Другой воткнул мне в ногу штык. Толпа действительно набирала обороты.

    Примерно в это время подошел парень и начал кричать толпе, чтобы она оставила меня в покое. Женщина подошла, поддержала меня и поднесла к моим губам чашку чая, и некоторые фотографы сделали несколько снимков. Это немного успокоило толпу. Вскоре меня положили на носилки, подняли на грузовик и отвезли в главную тюрьму Ханоя. Меня поместили в камеру и положили на пол. Я все еще лежал на носилках, одетый только в майки, накинутый на меня одеялом.

    СВЯЗАННОЕ СОДЕРЖАНИЕ

    В течение следующих трех или четырех дней я терял сознание. За это время меня несколько раз выводили на допрос, который мы называли «викториной». Именно тогда мне предъявили всевозможные обвинения в военном преступлении. Это началось в первый день. Я отказался сообщить им что-либо, кроме моего имени, звания, порядкового номера и даты рождения. Меня немного побили. Я был в такой плохой форме, что когда меня били, я терял сознание.Они продолжали говорить: «Вы не получите никакой медицинской помощи, пока не заговорите».

    Я не поверил этому. Я думал, что если я просто продержусь, меня отвезут в больницу. Охранник кормил меня небольшим количеством еды, а также разрешал попить воды. Я мог сдерживать воду, но меня рвало едой.

    В то время им нужна была военная информация, а не политическая. Каждый раз, когда меня о чем-то спрашивали, я просто называл свое имя, звание, серийный номер и дату рождения.

    Я думаю, это было на четвертый день, когда вместо одного вошли двое охранников. Один из них откинул одеяло, чтобы показать другому охраннику мою травму. Я посмотрел на свое колено. Он был размером, формой и цветом как футбольный мяч. Я вспомнил, что когда я был летным инструктором, один парень катапультировался из самолета и сломал себе бедро. Он был в шоке, кровь прилила к его ноге, и он умер, что стало для нас большой неожиданностью — человек умер от перелома ноги. Потом я понял, что со мной происходит очень похожая вещь.

    Когда я увидел это, я сказал охраннику: «Хорошо, позови офицера». Через несколько минут вошел офицер. Это был человек, которого мы очень хорошо знали как «Жук». Он был психотическим мучителем, одним из худших злодеев, с которыми нам приходилось иметь дело. Я сказал: «Хорошо, я дам вам военную информацию, если вы отвезете меня в госпиталь». Он ушел и вернулся с доктором, парнем, которого мы назвали «Зорба», который был совершенно некомпетентен. Он присел на корточки, пощупал мой пульс. Он не говорил по-английски, но покачал головой и пробормотал «Жук».«Я спросил:« Ты собираешься отвезти меня в больницу? »« Жук »ответил:« Слишком поздно ». Я сказал:« Если ты отвезешь меня в больницу, я выздоровею ». Зорба снова пощупал мой пульс и повторил: «Слишком поздно». Они встали и ушли, и я потерял сознание.

    Некоторое время спустя «Жук» ворвался в комнату, крича: «Твой отец — большой адмирал; Теперь мы отвезем вас в больницу ».

    Я рассказываю историю, чтобы подчеркнуть следующее: среди вернувшихся заключенных почти не было людей с ампутированными конечностями, потому что северные вьетнамцы просто не оказали медицинскую помощь тем, кто был серьезно ранен — ​​они не были не собираюсь тратить зря время.Во-первых, при переходе от той жизни, которую мы ведем в Америке, к грязи, грязи и инфекции, парню все равно будет очень трудно жить. Фактически, лечение в больнице чуть не убило меня.

    Я просыпался пару раз в следующие три-четыре дня. В меня вливали плазму и кровь. Я стал достаточно ясным. Я находился в комнате, которая не была особенно маленькой — примерно 15 на 15 футов, — но она была грязно-грязной и находилась на более низком уровне, так что каждый раз, когда шел дождь, на поверхности было от полутора до дюйма воды. пол.Меня ни разу не мыли в больнице. Я почти не видел ни врача, ни медсестру. Пару раз ко мне приходили врачи. Они говорили по-французски, а не по-английски.

    В охрану мне поставили 16-летнего парня — прямо с рисовых полей. Его любимым занятием было сидеть у моей кровати и читать книгу с изображением старика с винтовкой в ​​руке, сидящего на фюзеляже сбитого F-105. Он указывал на себя, шлепал меня и бил меня. Так ему было очень весело.Он кормил меня, потому что у меня были сломаны обе руки. Он входил с чашкой, в которой была лапша и немного хрящей, наполнял ложку и клал мне в рот. Хрящ было очень трудно пережевывать. Я набирал рот после трех или четырех ложек и пережевывал это. Я больше не мог взять в рот, поэтому он просто съедал остальное сам. Дважды в день я ел по три-четыре ложки еды. Дошло до того, что мне было наплевать, хотя я изо всех сил старался насытиться.

    После того, как я пробыл там около 10 дней, однажды утром пришел гук — так мы называли его северным вьетнамцем. Этот человек очень хорошо говорил по-английски. Он спросил меня, как я себя чувствую, и сказал: «К нам приезжает француз, который находится здесь, в Ханое, и хотел бы передать послание вашей семье». Будучи немного наивным в то время — ты становишься умнее с этими людьми — я подумал, что это совсем не плохая сделка, если этот парень придет ко мне, вернется и скажет моей семье, что я жив .

    В то время я не знал, что мое имя было опубликовано в довольно большой пропагандистской кампании северных вьетнамцев, и что они были очень счастливы схватить меня. Когда меня схватили, они сказали нескольким моим друзьям: «У нас есть наследный принц», что меня несколько забавляло.

    «Многим показалось, что меня накачали наркотиками»

    Мне сказали, что француз навестит меня в тот вечер. Около полудня меня положили на каталки и доставили в процедурный кабинет, где мне попытались наложить гипс на мою правую руку.Им было очень трудно соединить кости вместе, потому что моя рука была сломана в трех местах и ​​были две плавающие кости. Я наблюдал, как парень пытался манипулировать им около полутора часов, пытаясь выровнять все кости. Это было без пользы от новокаина. Это был чрезвычайно болезненный опыт, и я несколько раз терял сознание. В конце концов он просто сдался и наложил на меня гипсовую повязку на груди. Этот опыт был очень утомительным и был причиной того, что позже, когда был снят какой-то телевизионный фильм, многим людям показалось, что я был под наркотиками.

    Когда это закончилось, меня отвели в большую комнату с красивой белой кроватью. Я подумал: «Боже, дела действительно идут вверх». Мой охранник сказал: «Теперь ты будешь в своей новой комнате».

    Примерно через час вошел парень по имени «Кот». Позже я узнал, что это был человек, который до конца 1969 года руководил всеми лагерями для военнопленных в Ханое. Он был довольно щеголеватым человеком, принадлежал к мелкой интеллигенции, правившей Северным Вьетнамом. Он был из политического бюро Вьетнамской рабочей партии.

    Первое, что он сделал, это показал мне удостоверение личности полковника Джона Флинна, ныне генерала Джона Флинна, который был нашим старшим офицером. Он был сбит в тот же день, что и я. «Кот» сказал — через переводчика, так как в то время он не говорил по-английски, — «идет французский телеведущий». Я сказал: «Ну, я не думаю, что хочу, чтобы меня снимали», после чего он объявил: «Тебе нужны две операции, и если ты не поговоришь с ним, то мы снимем повязку на твоей груди, и ты выиграешь». Не надо никаких операций «. Он сказал: «Вы скажете, что благодарны вьетнамскому народу и сожалеете о своих преступлениях.«Я сказал ему, что не буду этого делать.

    Наконец, вошел француз, человек по имени Шале — коммунист, как я узнал позже — с двумя фотографами. Он спросил меня о моем обращении, и я сказал ему, что это было удовлетворительно. «Кот» и «Чихуахуа», еще один следователь, находились на заднем плане, говоря мне, что я благодарен за мягкое и гуманное обращение. Я отказался, и когда они начали давить на меня, Шалаис сказал: «Я думаю то, что он сказал меня достаточно ».

    Затем он спросил, есть ли у меня сообщение для моей семьи.Я сказал ему заверить мою жену и других членов моей семьи, что я выздоравливаю и люблю их. Опять же, на заднем плане «Кот» настоял, чтобы я добавил что-то о надежде, что война скоро закончится, и я смогу вернуться домой. Шале очень твердо заткнул ему рот, сказав, что он удовлетворен моим ответом. Он помог мне выбраться из затруднительного положения.

    Шале был из Парижа. Моя жена позже пошла к нему, и он дал ей копию фильма, который был показан по телевидению CBS в США.S.

    Как только он ушел, меня посадили в тележку и отвезли в мою старую грязную комнату.

    После этого ко мне приходило много посетителей, чтобы поговорить. Не все это было для допроса. Однажды в мою комнату зашел известный северовьетнамский писатель — старик с бородой Хо Ши Мина, желая узнать все об Эрнесте Хемингуэе. Я сказал ему, что Эрнест Хемингуэй был ярым антикоммунистом. Это давало ему повод задуматься.

    Другие пришли узнать о жизни в Соединенных Штатах.Они думали, потому что мой отец имел такое высокое военное звание, что я принадлежал к королевской семье или к правящему кругу. Они не имеют представления о том, как функционирует наша демократия.

    Одним из мужчин, пришедших ко мне, портрет которого я узнал позже, был генерал Во Нгуен Зиап, герой Дьенбьенпху. Он пришел посмотреть, как я выгляжу, ничего не сказав. Он является министром обороны, а также членом правящего Центрального комитета Северного Вьетнама.

    Примерно через две недели мне сделали операцию на ноге, которую сняли на видео.Они никогда ничего не сделали для моей сломанной левой руки. Он зажил сам по себе. Они сказали, что мне нужны две операции на ноге, но из-за «плохого отношения» они не сделали мне еще одну. Какую работу они сделали на моей ноге, я не знаю. Теперь, когда я вернулся, хирург-ортопед собирается вмешаться и посмотреть. Он мне уже сказал, что сделали разрез неправильно и перерезали все связки с одной стороны.

    Я пролежал в больнице около шести недель, затем меня отвезли в лагерь в Ханое, который мы назвали «Плантация».«Это было в конце декабря 1967 года. Меня поместили в камеру с двумя другими мужчинами, Джорджем Дей и Норрисом Оверли, оба майора ВВС. Я лежал на носилках, моя нога была жесткой, и я все еще был в гипсе, который Я держался около двух месяцев. Я похудел примерно на 100 фунтов по сравнению с моим нормальным весом 155.

    Позже Major Day сказал мне, что они не ожидали, что я проживу неделю. Я не мог сесть. Я спал около 18 часов 20 часов в сутки. Они должны были делать все за меня. Им разрешалось брать ведро с водой и иногда смывать меня.Они кормили меня и заботились обо мне, и я очень быстро поправился.

    Мы переехали в другую комнату сразу после Рождества. В начале февраля 1968 года Оверли вывели из нашей комнаты и отпустили вместе с Дэвидом Матени и Джоном Блэком. Они были первыми тремя военнопленными, освобожденными Северным Вьетнамом. Насколько я понимаю, они получили инструкции, вернувшись домой, ничего не говорить о лечении, чтобы не подвергать опасности тех из нас, кто все еще находится в неволе.

    Это оставило нас с Дэй наедине. Он сам был изрядно ранен — ​​больная правая рука, которая у него до сих пор есть.Он сбежал после того, как был схвачен на юге, и был застрелен, когда его снова поймали. Как только я смог ходить, а это было в марте 1968 года, Дэй переехал.

    С тех пор я находился в одиночной камере более двух лет. Мне не разрешалось видеться, разговаривать или общаться с кем-либо из моих сокамерников. Моя комната была довольно приличного размера — я бы сказал, что она была размером 10 на 10. Дверь была прочной. Окна отсутствовали. Единственная вентиляция проходила через два небольших отверстия в верхней части потолка, размером примерно 6 на 4 дюйма.Крыша была жестяная, и там было чертовски жарко. В комнате было довольно темно — днем ​​и ночью, — но они всегда горели маленькой лампочкой, так что они могли наблюдать за мной. Я был в этом месте два года.

    Общение было жизненно важно «для выживания»

    Что касается одиночного заключения, самое важное для выживания — это общение с кем-то, даже если это всего лишь волна или подмигивание, постукивание по стене, или чтобы парень поднял большой палец вверх. В этом вся разница.

    Жизненно важно, чтобы ваш ум был занят, и мы все над этим работали. Некоторые ребята интересовались математикой, поэтому они придумывали сложные формулы в уме — нам никогда не разрешалось иметь письменные принадлежности. Другие построили бы целый дом, начиная с подвала. У меня больше философские наклонности. Я много читал по истории. Я целыми днями возвращался к тем учебникам истории, пытаясь понять, где та или иная страна пошла не так, как надо, что США должны делать в области иностранных дел.Я много думал о смысле жизни.

    Легко было впадать в фантазии. Раньше я писал в уме книги и пьесы, но сомневаюсь, что какая-либо из них была бы выше уровня самого дешевого романа.

    Люди спрашивали меня, как мы можем запоминать подробные вещи, такие как код касания, номера, имена и тому подобное. Дело в том, что когда вам не о чем больше думать, нет посторонних отвлекающих факторов, это легко. С тех пор, как я вернулся, мне очень трудно запоминать простые вещи, например, имя человека, которого я только что встретил.

    В течение одного периода, когда я находился в одиночной камере, я запомнил имена всех 335 мужчин, которые тогда были военнопленными в Северном Вьетнаме. Я до сих пор их помню.

    Единственное, с чем вам нужно бороться — это беспокоиться. Легко беспокоиться о своем физическом состоянии. Однажды у меня был адский геморрой, и я боролась с ним около трех дней. Наконец, я сказал: «Послушай, Маккейн, ты никогда не знал ни одного парня, который умер бы от геморроя». Так что я просто проигнорировал это, как мог, и через несколько месяцев он исчез.

    История Эрни Брейса показывает, насколько важным для нас было общение. Когда я был в тюрьме, которую мы называли «Плантация» в октябре 1968 года, за моей спиной была комната. Я услышал там какой-то шум и начал стучать по стене. Нашим призывным знаком было старое «побриться и постричься», а затем другой парень возвращался с двумя нажатиями, «шесть бит».

    В течение двух недель я не получал ответа, но, наконец, вернулись два нажатия. Я начал нажимать на алфавит — одно нажатие для «а», два для «б» и так далее.Тогда я сказал: «Приложи ухо к стене». В конце концов я поставил его на стену и, поставив чашку на нее, я мог говорить через нее и заставить его слышать меня. Я дал ему код подключения и другую информацию. Он дал мне свое имя — Эрни Брейс. Примерно в это время подошел охранник, и я сказал Эрни: «Хорошо, я позвоню тебе завтра».

    Мне потребовалось несколько дней, чтобы снова поставить его на стену. Когда я наконец это сделал, все, что он мог сказать, было: «Я Эрни Брейс», и тогда он начал рыдать. Примерно через два дня он смог контролировать свои эмоции, а в течение недели этот парень стучал, общался и бросал заметки, и с тех пор он проделал действительно выдающуюся работу.

    Эрни был гражданским пилотом, который был сбит над Лаосом. Он только что пришел из 3 1 / 2 года, живущих в бамбуковой клетке в джунглях, с ногами в колодках, с железным ошейником на шее с привязанной к нему веревкой. Он почти потерял способность пользоваться ногами. Он совершал побег трижды, а после третьего раза его закопали в землю по шею.

    В те дни — еще в 1968 году — нам разрешали купаться, предположительно, через день. Но в этом лагере у них была проблема с водой, и иногда мы проводили две или три недели, месяц без ванны.У меня была настоящая крыса для сдачи под ключ, которая обычно вывозила меня последней. Баня была чем-то вроде ларька с бетонной ванной. После того, как все купались, воды обычно не оставалось. Так что я стоял там пять минут, а потом он проводил меня обратно в мою комнату.

    Для туалета у меня было ведро с неподходящей крышкой. Его опорожняли ежедневно; они бы попросили кого-нибудь нести его, потому что я так плохо ходил.

    С тех пор, как меня покинули Оверли и Дэй — Чрезмерный ушел в феврале 1968 года, Дэй ушел в марте — мое обращение было в основном хорошим.Меня ловили на общении, разговоре с парнями через стену, на постукивании — в таком роде, и они просто говорили: «Тск, цк; нет, нет». На самом деле, я думал, что все не так уж плохо.

    Затем, примерно 15 июня 1968 года, однажды ночью меня привели в комнату для допросов. Там были «Кот» и еще один человек, которого мы назвали «Кроликом». «Кролик» очень хорошо говорил по-английски.

    «Кот» был тогда командиром всех лагерей. Он делал вид, что не говорит по-английски, хотя после некоторого разговора для меня было очевидно, что он говорит, потому что он задавал вопросы или говорил до того, как «Кролик» перевел то, что я сказал.

    Восточный, как вы, наверное, знаете, любит немного ходить вокруг да около. В первую ночь мы сидели там, и «Кот» разговаривал со мной около двух часов. Я не знал, к чему он клонит. Он сказал мне, что руководил французскими лагерями для военнопленных в начале 1950-х годов и что он освободил пару парней, и что он видел их совсем недавно, и они поблагодарили его за доброту. Он сказал, что Оверли уехал домой «с честью».

    «Мне сказали, что я никогда не пойду домой»

    Я действительно не знал, что и думать, потому что у меня были эти допросы, на которых я отказался сотрудничать.Это было несложно, потому что меня в это время не пытали. Мне просто сказали, что я никогда не пойду домой и буду судиться как военный преступник. Это было их постоянной темой в течение многих месяцев.

    Вдруг «Кот» сказал мне: «Хочешь домой?»

    Я был поражен и откровенно скажу, что сказал, что мне придется подумать над этим. Я вернулся в свою комнату и долго думал об этом. В то время у меня не было связи со старшим офицером лагеря, поэтому я не мог получить совета.Я беспокоился, смогу ли я остаться в живых или нет, потому что я был в довольно плохом состоянии. Я заболел тяжелой дизентерией, которая длилась около полутора лет. Я снова худела.

    Но я знал, что Кодекс поведения гласит: «Вы не примете условно-досрочное освобождение или амнистию» и что «вы не будете принимать особые услуги». Для кого-то пораньше пойти домой — особая услуга. Другого способа вырезать не получится.

    Я вернулся к нему через три ночи. Он снова спросил: «Ты хочешь домой?» Я сказал ему: «Нет.«Он хотел знать, почему, и я объяснил ему причину. Я сказал, что сначала должен идти Альварес [первый захваченный в плен американец], затем набирает людей и тому подобное.

    « Кот »сказал мне, что президент Линдон Джонсон приказал Он протянул мне письмо от моей жены, в котором она сказала: «Я хотела бы, чтобы ты был одним из тех троих, кто вернулся домой». Конечно, у нее не было никакого способа понять последствия этого. «Кот» сказал, что врачи сказали ему, что я не смогу жить, пока не получу лечение в Соединенных Штатах.

    Мы прошли через эту процедуру, но я все же сказал ему «Нет». Три ночи спустя мы прошли через это снова. Утром четвертого июля 1968 года, что случилось в тот же день, когда мой отец занял пост главнокомандующего войсками США в Тихом океане, меня провели в другую комнату для викторин.

    Там сидели «Кролик» и «Кот». Я вошел и сел, и «Кролик» сказал: «Наш старший хочет знать ваш окончательный ответ».

    «Мой окончательный ответ такой же.Это нет.’ «

    » Это ваш окончательный ответ? »

    « Это мой окончательный ответ ».

    С этим« Котом », который сидел с стопкой бумаг перед собой и ручкой в ​​руке, Сломал ручку пополам. Чернила брызнули на все лицо. Он встал, опрокинул стул позади себя и сказал: «Они слишком хорошо тебя учили. Они слишком хорошо тебя учили »- на идеальном английском, могу добавить. Он повернулся, вышел и захлопнул дверь, оставив« Кролика »и меня сидеть там.« Кролик »сказал:« Теперь, Маккейн, будет очень плохо. для тебя.Вернись в свою комнату.

    Разумеется, они хотели отправить меня домой в то время, когда мой отец стал командующим на Тихом океане. Это сделало бы их очень гуманными, освободив раненого сына высокопоставленного офицера США. Это также дало бы им отличный рычаг против моих товарищей по заключению, потому что северные вьетнамцы всегда навязывали нам этот «классный» бизнес. Они могли бы сказать остальным: «Смотрите, бедняги, сын человека, который ведет войну, ушел домой и оставил вас здесь.Никто не заботится о вас, обычные люди. «Я всегда был полон решимости предотвратить любую эксплуатацию моего отца и моей семьи.

    У меня было еще одно соображение. Даже несмотря на то, что мне сказали, что я не буду подписывать никаких заявлений или признаний. прежде чем я пошел домой, я им не поверил. Они бы подбросили меня прямо к тому самолету и сказали бы: «А теперь просто подпишите это маленькое заявление». В тот момент я сомневаюсь, что мог бы сопротивляться, хотя я чувствовал

    Но главное, что я считал, это то, что я не имел права опережать таких людей, как Альварес, которые были там за три года до того, как меня «убили» — это то, что мы говорим вместо «до того, как я был сбит, «потому что стать пленником в Северном Вьетнаме было все равно, что быть убитым.

    Примерно через полтора месяца, когда трое мужчин, выбранных для освобождения, прибыли в Америку, я был настроен на очень суровое лечение, которое длилось следующие полтора года.

    Однажды ночью в мою комнату зашли охранники и сказали: «Начальник лагеря хочет тебя видеть». Этот человек был особенно идиотом. Мы назвали его «Слоупхед».

    Здесь я должен упомянуть одну вещь: лагеря были устроены очень похоже на их армию. У них был командир лагеря, который был военным, который в основном отвечал за содержание лагеря, питание и т. Д.Затем у них был так называемый штабной офицер — на самом деле политический офицер — который отвечал за допросы и обеспечивал пропаганду, которую транслировали по радио.

    Еще у нас в лагере был парень, которого мы назвали «Фея мягкого мыла». Он был из важной семьи в Северном Вьетнаме. Он носил модную форму и был настоящим острым печеньем, занимая доминирующее положение в этом лагере. «Фея мягкого мыла», которая была несколько женоподобной, была хорошим парнем, а командир лагеря — «Слоупхед» — плохим парнем.Старое «Мягкое мыло» всегда приходило, когда что-то шло не так, и говорило: «О, я не знал, что они сделали это с тобой. Все, что тебе нужно было сделать, это сотрудничать, и все было бы ОК».

    Возвращаясь к истории: они вывели меня из моей комнаты к «Слоупхеду», который сказал: «Вы нарушили все правила лагеря. Вы черный преступник. Вы должны признаться в своих преступлениях». Я сказал, что не буду этого делать, и он спросил: «Почему вы так неуважительно относитесь к охранникам?» Я ответил: «Потому что охранники относятся ко мне как к животному.»

    Когда я сказал это, охранники, которые все были в комнате — их около 10 — действительно набросились на меня. Они перебрасывали меня от столба к столбу, пиная, смеясь и царапаясь. Через несколько часов после этого веревки были насажены на меня, и я сидел в ту ночь, связанный веревками. Затем меня отвели в маленькую комнату. В наказание они почти всегда отводили вас в другую комнату, где у вас не было москитной сетки, кровати или какой-либо одежды. Ибо следующие четыре дня меня каждые два-три часа избивали разные охранники.Моя левая рука снова была сломана, а ребра сломаны.

    Они хотели получить заявление, в котором говорилось, что я сожалею о преступлениях, которые я совершил против народа Северного Вьетнама, и что я благодарен за обращение, которое я получил от них. Это был парадокс — так со многими парнями обращались так плохо, чтобы заставить их сказать, что они благодарны. Но это коммунистический путь.

    Я продержался четыре дня. Наконец, я достиг самого низкого уровня за свои пять с половиной лет в Северном Вьетнаме. Я был на грани самоубийства, потому что увидел, что дошел до конца своей веревки.

    Сказал, хорошо, напишу за них.

    Меня отвели в одну из комнат для допросов, и в течение следующих 12 часов мы писали и переписывали. Последнее признание написал северовьетнамский следователь, который был довольно глуп, и я его подписал. Это было на их языке и говорило о преступлениях чернокожих и других общих чертах. Для них это было неприемлемо. Но я чувствовал себя ужасно из-за этого. Я все время говорил себе: «О, Боже, у меня действительно не было выбора». Я узнал то, что мы все там узнали: у каждого человека есть предел прочности.Я добрался до своего.

    Тогда «гуки» сделали очень серьезную ошибку, разрешив мне вернуться и отдохнуть пару недель. Обычно они не делали этого с парнями, когда их действительно арестовывали. Я думаю, их беспокоило то, что у меня была сломана рука, и они испортили мою ногу. Во время этого периода избиений и пыток я превратился в животное. Моя рука была так болезненна, что я не мог подняться с пола. С дизентерией это было очень неприятное время.

    Слава богу, дали мне отдохнуть пару недель.Потом они снова позвонили мне и захотели чего-нибудь еще. Я не помню, что это было сейчас — это было какое-то заявление. На этот раз я смог устоять. Я смог продолжить. Они не могли снова меня «сломать».

    Молитва: «Я выдержал испытание»

    Я обнаружил, что эта молитва помогла. Дело не в том, чтобы просить о сверхчеловеческой силе или о том, чтобы Бог поразил северных вьетнамцев мертвыми. Это требовало морального и физического мужества, руководства и мудрости, чтобы поступать правильно.Я просил утешения, когда мне было больно, и иногда я получал облегчение. Меня поддерживали многие испытания.

    Когда давление было на высоте, казалось, что вы идете в ту или иную сторону. Либо им было легче сломать тебя в следующий раз, либо сложнее. Другими словами, если вы собираетесь это сделать, со временем вам станет труднее. Отчасти это просто переход от нашего образа жизни к этому образу жизни. Но вы так сильно их ненавидите, что это дает вам силы.

    Теперь я их больше не ненавижу — не этих парней.Я ненавижу и ненавижу лидеров. Некоторые охранники просто приходили и делали свою работу. Когда им велели бить вас, они приходили и делали это. Некоторым, казалось, это понравилось. Многие из них были гомосексуалистами, но никогда не были по отношению к нам. Некоторые, чертовски садистские, казалось, получали от побоев большой трепет.

    С этого момента один этап грубого обращения сменялся другим. Иногда я получал его три-четыре раза в неделю. Иногда я бывал на крючке на несколько недель.Во многом это было моим делом, потому что они поначалу понимали гораздо лучше, чем мы, ценность общения с нашими соотечественниками-американцами. Когда они поймали нас за общением, они понесли жестокие репрессии. Меня много раз ловили. Одна причина заключалась в том, что я не слишком умен, а другая причина в том, что я жил один. Если вы живете с кем-то еще, у вас есть кто-то, кто помогает вам, помогает выжить.

    Но я никогда не собирался останавливаться. Общение с другими заключенными имело высшую ценность — разница между способностью сопротивляться и неспособностью сопротивляться.Вы можете получить аргументы от других заключенных по этому поводу. Многое зависит от человека. Некоторые мужчины намного более самодостаточны, чем другие.

    Связь в первую очередь служила для поддержания морального духа. Мы рискуем быть избитыми, если только скажем человеку, что один из его друзей получил письмо из дома. Но было также полезно установить в наших лагерях цепочку командования, чтобы наши старшие офицеры могли давать нам советы и рекомендации.

    Итак, это был период многократного тяжелого лечения.Это продолжалось примерно до октября 69-го. Они хотели, чтобы я видел делегации. В Ханой приезжали антивоенные группы, много иностранцев — кубинцев, русских. Не думаю, что в то время у нас было слишком много американских «миротворцев», хотя в следующем году их стало намного больше. Я отказался видеть никого из них. Ценность пропаганды для них была бы слишком велика, если бы мой отец был командующим в Тихом океане.

    Подошел Дэвид Деллинджер. Подошел Том Хайден. Фактически, три группы освобожденных заключенных были выпущены под стражу «отрядами мира».«Первые выпущенные ушли домой с одним из братьев Берриган. Следующей группой была целая команда. Одним из них был Джеймс Джонсон, один из Форт-Худ-3. Вместе с ним были жена редактора журнала« Ramparts »и Ренни Дэвис. . В целом, я думаю, около восьми или девяти из них были в этом наряде. Затем последовала третья группа.

    Северный Вьетнамцы хотели, чтобы я встретился со всеми ними, но я мог этого избежать. Много раз вы не могли Не смотрите на них лицом вниз, поэтому вам нужно было попытаться их обойти.«Лицо» — это большая вещь для этих людей, знаете ли, и если вы обойдете их стороной, чтобы они могли сохранить лицо, это было бы намного проще.

    Например, меня избили до чертиков и сказали, что я иду к делегации. Я бы ответил на это, хорошо. Я бы встретился с делегацией, но ничего не сказал бы против своей страны, ничего не сказал бы о моем лечении, а если бы меня спросили, я бы сказал им правду об условиях, в которых я содержался. Они вернулись и посовещались об этом, а затем сказали: «Вы согласились встретиться с делегацией, поэтому мы вас возьмем.«Но они так и не взяли меня, понимаете.

    Однажды они хотели, чтобы я написал сообщение своим сокамерникам на Рождество. Я написал:

    « Моим друзьям в лагере, с которыми мне не разрешили видеться. или поговорите, я надеюсь, что ваши семьи здоровы и счастливы, и я надеюсь, что вы сможете писать и получать письма в соответствии с Женевской конвенцией 1949 года, что не было разрешено вам нашими похитителями. И да благословит вас Бог ».

    Взяли, но, конечно, не опубликовали.Другими словами, иногда было лучше написать что-то, хвалебное для вашего правительства или против него, чем сказать: «Я вообще не буду писать» — потому что много раз это должно было проходить по каналам, а иногда вы могли выиграть время таким образом.

    Как Дика Стрэттона «действительно отжали»

    Здесь я хочу рассказать вам историю капитана Дика Стрэттона. Он был сбит в мае 1967 года, когда американские группы сторонников мира утверждали, что Соединенные Штаты бомбят Ханой.Нас тогда не было.

    Дика застрелили недалеко от Ханоя, но они хотели признаться, когда там был американский репортер. Это было весной и летом 67-го — помните те истории, которые вернулись, очень сенсационные истории о разрушении американской бомбы?

    «Кролик» и другие очень усердно работали над Диком Стрэттоном. У него огромные шрамы от веревки на руках, где они были инфицированы. Они действительно отжали его, потому что хотели получить признание в том, что он бомбил Ханой — это должно было быть живым доказательством.Они также отклеивали его миниатюры и прижигали его сигаретами.

    Дик дошел до точки, когда он не мог сказать «Нет». Но когда они привели его на пресс-конференцию, он наложил на них этот акт поклона — он наклонился на 90 градусов в этом направлении, он наклонился на 90 градусов в том направлении — четыре квадранта. Для «гуков» это не было слишком дико, потому что они привыкли к поклоне. Но любой американец, который видит фотографию другого американца, кланяющегося по пояс каждый поворот на 90 градусов, знает, что с этим парнем что-то не так, что с ним что-то случилось.Вот почему Дик сделал то, что сделал. После этого они продолжали оказывать на него давление, чтобы он сказал, что его не пытали. Его пытали, чтобы он сказал, что его не пытали. Это становится плохой каруселью.

    Несколько недель назад Дик сделал несколько очень резких заявлений на своей пресс-конференции здесь, в Штатах. Он сказал, что хочет, чтобы северновьетнамцы были обвинены в военных преступлениях. Он прекрасный человек. Мы с ним вместе долгое время были на «Плантации», и он проделал там очень хорошую работу. Он выдающийся морской офицер, очень преданный американец и глубоко религиозный человек.

    Я много думаю о Дике Стрэттоне. Ему просто очень и очень не повезло, что он получил самое худшее, что могли выкладывать «гуки».

    У нас были особенно плохие весна и лето 1969 года, потому что в одном из других лагерей произошел побег. Наши ребята выполнили хорошо подготовленный план, но попались. Это были Эд Аттерберри и Джон Драмези. Аттерберри был забит до смерти после побега.

    В этом нет никаких сомнений: Драмези видел, как Аттерберри затащили в комнату, и услышал, как началось избиение.Эттерберри так и не вышел. Драмези, если бы он не был таким крутым печеньем, вероятно, тоже был бы убит. Он, наверное, один из самых крутых парней, которых я когда-либо встречал — из южной Филадельфии. Его старик был профессиональным боксером, и он был борцом в колледже.

    Репрессии прошли во всех остальных лагерях. Они начали мучить нас за наши планы побега. Еда стала хуже. Осмотр помещений стал очень серьезным. У вас не могло быть ничего в вашей комнате — ничего. Например, время от времени нам давали маленький пузырек с йодом, потому что у многих из нас были фурункулы.Теперь они не дали нам его, потому что Драмези и Эттерберри использовали йод, чтобы затемнить свою кожу, прежде чем они попытались сбежать, чтобы они были похожи на вьетнамцев.

    Тем летом, с мая по сентябрь, в нашем лагере дважды в день шесть дней в неделю все, что у нас было, это тыквенный суп и хлеб. Это довольно грубая диета — во-первых, потому что вы чертовски устали от тыквенного супа, но еще и потому, что он не имеет реальной питательной ценности. Единственное, что могло удержать вас, — это хлеб, полный комков сырой муки.

    В воскресенье нам подали так называемый сладкий фасолевый суп. Они брали небольшие бобы, бросали их в кастрюлю с большим количеством сахара и варили, совсем без мяса. Многие из нас похудели и истощились.

    У меня было исключительное несчастье: в мае 1969 года меня застали за общением четыре раза. У них была карцер прямо через двор от моей камеры, и в итоге я провел там много времени.

    Также в мае 1969 года они хотели, чтобы я написал, насколько я помню, письмо У.Летчики С., летевшие над Северным Вьетнамом, просят их не делать этого. Меня заставляли постоянно вставать — иногда заставляли вставать или сидеть на стуле в течение длительного периода времени. Я простоял пару дней, с передышкой только потому, что один из охранников — единственный настоящий человек, которого я когда-либо встречал там — разрешил мне полежать пару часов, пока он дежурил в середине одна ночь.

    Одна из разработанных нами стратегий заключалась в том, чтобы не позволить им сломить себя.Если вы устали стоять, просто сядьте — заставьте вас подняться. Итак, я сел, и этот маленький охранник, который был особенно ненавистным человеком, вошел и подпрыгнул мне на колено. После этого мне пришлось вернуться на костыль в течение следующих полутора лет.

    Это было долгое тяжелое лето. Затем в октябре 1969 года в лагере произошли резкие перемены. Пытки прекратились. «Фея мягкого мыла» однажды пришла ко мне в комнату и сказала, что я найду соседа по комнате. Продовольствие значительно улучшилось, и мы начали получать дополнительные пайки.Охранники казались почти дружелюбными. Например, у меня был «под ключ», который меня просто трепал. Дверь открывалась — и он входил и начинал бить меня. Они прекратили подобные вещи. Я напрямую связываю все это с пропагандистскими усилиями, которые направлялись администрацией и людьми в Соединенных Штатах в 1969 году.

    Мой младший брат, Джо, был очень активен в Национальной лиге семей американских военнопленных и пропавших без вести в США. Действия в Юго-Восточной Азии. Это был зонтик для всех семейных групп военнопленных.Итак, он объяснил мне, почему отношение северных вьетнамцев к американским военнопленным изменилось, и дал мне эту информацию:

    Когда бомбардировки Севера начались в 1965, 1966 годах, Ханой провел свой первый пропагандистский показ, выставив напоказ избитые, порабощенные Американские летчики по улицам. К их удивлению, реакция прессы во всем мире была в целом негативной.

    Затем Северный Вьетнам попробовал тактику принуждения Cdr. Дик Стрэттон появится и принесет извинения за военные преступления.Но с ним явно плохо обращались, и делал это только под крайним принуждением. Это тоже имело неприятные последствия. После этого они выпустили две группы по три военнопленных в феврале и октябре 1968 года. Эти люди пробыли там менее шести месяцев, не потеряли значительного веса и были в довольно хорошей форме.

    Пока администрация Никсона не пришла к власти в 1969 году, правительство дома занимало позицию: «Не говорите о ситуации с военнопленными, чтобы не навредить американцам, которые все еще там.Министр обороны Мелвин Лэрд в начале 1969 года перешел на мирные переговоры с Северным Вьетнамом и Вьетконгом в Париже. [Переговоры начались при президенте Джонсоне в конце 1968 года.] Лэрд сфотографировал сильно избитых мужчин, таких как Фришман , Страттон, Хегдал — все они сильно похудели. Он получил фотографии через иностранные службы новостей. Он сказал северному вьетнамцам: «Женевская конвенция гласит, что вы должны освободить всех больных и раненых заключенных. Эти люди больны и ранены.Почему их не отпускают? »

    В августе 1969 года Ханой позволил Фришману вернуться домой. У него не было локтя — только вялая резиновая рука — и он похудел на 65 фунтов. Хегдал вышел и похудел на 75 фунтов. Также отпустили. был Уэс Рамбалл, который был в гипсе из-за перелома спины.

    Фришману разрешили провести пресс-конференцию и рассказать подробности пыток и жестокого обращения. Заголовки газет появились во всем мире, и с тех пор, начиная с Осенью 1969 года лечение стало улучшаться.Мы думаем, что это было напрямую связано с тем, что Фришман был живым доказательством жестокого обращения с американцами.

    Я горжусь той ролью, которую Джо и моя жена Кэрол сыграли здесь, дома. По прошествии лет для жен было искушение сказать: «Боже, я хочу, чтобы они вернулись домой при любых обстоятельствах». Когда Кэрол заставили взять эту линию, она ответила: «Мне мало просто отвезти его домой, и для Джона этого недостаточно — я хочу, чтобы он вернулся домой стоя».

    Я получил очень мало писем от Кэрол.Я получил три за первые четыре месяца после того, как меня сбили. За последние четыре года, что я был там, «гуки» позволили мне иметь только одну. Свою первую посылку я получил в мае 1969 года. После этого мне выдали примерно одну посылку в год.

    Причина, по которой я получил так мало почты, заключалась в том, что Кэрол настаивала на использовании каналов, предусмотренных Женевской конвенцией, для обращения с военнопленными. Она отказалась посылать вещи через Комитет по связям с семьями антивоенных групп.

    Это подводит меня к тому, что я хочу обсудить более подробно:

    Как вы, возможно, знаете, еще в 1954 году северные вьетнамцы сыграли большую роль в свержении французского правительства в Париже, потому что французские избиратели больше не желали этого. война во Вьетнаме, которую их правительство вело в то время.Так в 1954 году выиграли северные вьетнамцы — во Вьетнаме они не победили.

    Французы согласились уйти из Индокитая, не задавая никаких вопросов, когда они подписали соглашение. В результате они получили назад лишь треть своих военнопленных.

    Я убежден, что Ханой надеялся выиграть в нашем случае, подорвав моральный дух среди людей дома, в Америке. Они должны были заставить мировое общественное мнение на своей стороне. Я помню, как в 1968 или 1969 году [премьер-министр Северного Вьетнама] Фам Ван Донг выступал перед Национальной ассамблеей, потому что нас обрушили на динамики.Его обращение было озаглавлено «Весь мир поддерживает нас», а не «Мы победили американских агрессоров» или что-то в этом роде.

    В 1969 году, после того, как трое освобожденных парней вернулись в США и рассказали о жестокостях в лагерях для военнопленных, президент Никсон дал зеленый свет на обнародование этого факта. Это привело к коренным изменениям в нашем обращении. И я благодарю Бога за это, потому что, если бы не это, многие из нас никогда бы не вернулись.

    Всего лишь один небольшой пример того, как ситуация улучшилась: над моей дверью были несколько решеток, покрытых деревянной доской, чтобы я не выглядывал наружу и блокировал вентиляцию.Однажды ночью, примерно в конце сентября 1969 года, «Слоупхед», сам командир лагеря, подошел и снял эту штуку, чтобы я мог немного проветриться. Я не мог в это поверить. С тех пор каждую ночь они тянули этот транец, чтобы я мог немного проветриться. Мы стали чаще купаться. Все это было потрясающе.

    В декабре 1969 года меня перевели из «Пентагона» в «Лас-Вегас». «Лас-Вегас» представлял собой небольшой район тюрьмы Хоала, построенной французами в 1945 году. Он был известен американцам как «Ханой-Хилтон».«Отель разбитых сердец» тоже там — это первое место, куда людей обычно доставляли на допросы, а затем переправляли в другие лагеря.

    Вся эта тюрьма занимает площадь около двух городских кварталов. В «Лас-Вегасе» меня поместили в небольшое здание всего из трех комнат под названием «Золотой самородок». Мы назвали здания в честь отелей в Вегасе — это были «Тандерберд», «Звездная пыль», «Ривьера», «Золотой самородок» и «Гостиница в пустыне».

    Меня перевели в «Золотой самородок», и я сразу же смог установить связь с людьми вокруг лагеря, потому что баня была прямо за моим окном, и я мог видеть сквозь щели в дверях ванны и мы бы так общались.Я оставался в этой камере в одиночной камере до марта 1970 года.

    Было давление, чтобы увидеть американские антивоенные делегации, которое, казалось, с течением времени увеличивалось. Но пыток не было. В январе 1970 года меня взяли на викторину с «Котом». Он сказал мне, что хочет, чтобы я увидел иностранного гостя. Я сказал ему то, что всегда говорил ему раньше: что я увижу посетителя, но ничего не скажу против моей страны, и если меня спросят о моем обращении, я скажу им, насколько оно сурово.К моему большому удивлению, он сказал: «Хорошо, тебе не нужно ничего говорить». Я сказал ему, что мне нужно подумать об этом. Я вернулся в свою комнату и спросил у старшего американского офицера в нашем районе, что он думает, и он сказал, что, по его мнению, мне следует действовать дальше.

    Итак, я пошел к этому посетителю, который сказал, что он из Испании, но который, как я узнал позже, был с Кубы. Он никогда не задавал мне вопросов о спорных темах, моем обращении или моих чувствах к войне. Я сказал ему, что у меня нет угрызений совести по поводу того, что я сделал, и что я сделаю это снова, если представится такая же возможность.Похоже, это его разозлило, потому что он симпатизировал северному Вьетнаму.

    В тот момент, когда это произошло, вошел фотограф и сделал несколько снимков. Я сказал «Коту», что не хочу такой огласки. Поэтому, когда я вернулся — интервью длилось около 15-20 минут — я сказал ему, что не увижу другого посетителя, потому что он нарушил свое слово. Также в то время капитан Иеремия Дентон, который в то время руководил нашим лагерем, установил политику, согласно которой мы не должны видеть никаких делегаций.

    В марте у меня появился сосед по комнате, полковник Джон Финли, военно-воздушные силы. Мы с ним прожили вместе около двух месяцев. Через месяц после того, как он переехал, «Кот» сказал мне, что я собираюсь увидеть другую делегацию. Я отказался и был вынужден сидеть на табурете во дворе «Разбитого сердца» три дня и три ночи. Затем меня отправили обратно в мою комнату.

    На нас продолжалось давление, чтобы мы встретились с антивоенными делегациями. К началу июня меня перевели от полковника Финли в комнату, которую они назвали «Калькутта», примерно в 50 ярдах от ближайших заключенных.Он был размером 6 на 2 фута, без вентиляции, и было очень, очень жарко. Летом я пару-тройку раз страдал от теплового прострации и дизентерии. Я был очень болен. Моющих средств не существовало. Моя еда была сокращена примерно до половины рациона. Иногда я целый день не ел.

    Все это время меня выводили на допрос и заставляли повидать антивоенных людей. Я отказался.

    Наконец, в сентябре я переехал в другую комнату, которая была еще в лагере, но была отделена от всего остального.Это то, что мы называли «Ривьера». Я оставался там до декабря 1970 года. У меня была хорошая связь, потому что была дверь, выходившая наружу, и что-то вроде окна с жалюзи над ней. Я вставал на ведро, мог взять зубную щетку и показывать код другим заключенным, и они возвращались ко мне.

    В декабре я переехал в «Тандерберд», одно из больших зданий с примерно 15 комнатами. Общение было очень хорошим. Мы постукивали между комнатами. Я узнал много нового об акустике.Вы можете нажать — если попадете в нужное место на стене — и услышать парня в четырех или пяти комнатах от вас.

    В конце декабря 1970 года — думаю, около двадцатого числа — мне разрешили гулять днем ​​с четырьмя другими мужчинами. В рождественскую ночь нас вывели из комнаты и переместили в зону «Camp Unity», которая была другой частью Хоала. У нас был большой зал, где нас было около 45 человек, в основном из «Вегаса».

    Было семь больших комнат, обычно с бетонным пьедесталом в центре, где мы спали по 45 или 50 парней в каждой комнате.На тот момент у нас было 335 заключенных.

    Было четыре или пять парней, которые были не в хорошей форме, которых они держали отдельно от нас. Полковники Флинн, Винн, Бин и Кэддис также содержались отдельно. В то время они не переехали к нам.

    Нашей «матерью-логовом» снова стал «Жук», к нашему большому неудовольствию. Он очень усложнил нам жизнь. Он не позволял нам проводить собрания более трех человек одновременно.

    Боялись, что мы собираемся проводить политическую обработку.Они не разрешили нам проводить церковную службу. «Жук» не узнает нашего старшего офицерского звания. Это то, что они делали до самого конца, до того дня, когда мы уехали. Если бы они работали через наших старших, они бы получили от нас сотрудничество. Это все время было большим источником раздражения.

    В марте 1971 года старшие офицеры решили, что у нас будет разборка из-за церкви. Для нас это был важный вопрос. Также было неплохо сразиться с ними. Мы пошли вперед и держали церковь.Мужчин, проводивших службу, немедленно вывели из комнаты. Мы начали громко петь гимны и «Звездное знамя».

    «Гуки» подумали, что это беспорядки. Они принесли веревки и практиковали приемы дзюдо и тому подобное. Примерно через неделю или две они начали выводить старших офицеров из нашей комнаты и переводить их в другое здание.

    Позже в марте они вошли и забрали по трое или четверо из каждой из семи комнат, пока не вывели 36 из нас.Нас поместили в лагерь, который мы назвали «Скид-Роу», штрафной лагерь. Мы пробыли там с марта по август, когда вернулись примерно на четыре недели из-за наводнения вокруг Ханоя, а затем снова уехали до ноября.

    Там к нам плохо относились. У охранников было разрешение сбить нас с ног, если мы неуправляемы. Однако у них не было разрешения начать истязать нас за пропагандистские высказывания. Комнаты были очень маленькими, примерно 6 на 4 фута, и мы снова оказались в одиночестве.Самым неприятным было то, что мы думали, что все наши друзья вместе живут в большой комнате. Но по сравнению с 1969 годом и ранее это было проще простого.

    Большим преимуществом проживания в большой комнате является то, что только пара-тройка парней из группы должны иметь дело с «ублюдками». Когда ты живешь один, тебе все время приходится иметь с ними дело. Всегда нужно ссориться с ними. Может быть, вам дадут 15 минут искупаться, а гук скажет, что через пять минут вам нужно вернуться.Итак, вы поссорились с ним, и он запер вас в вашей комнате, чтобы вы не могли купаться в течение недели. Но когда вы находитесь в большой комнате с другими, вы можете избегать контакта с ними, и это намного приятнее.

    На протяжении всего этого периода «гуки» засыпали нас антивоенными цитатами высокопоставленных людей в Вашингтоне. Это была самая эффективная пропаганда, которую им приходилось использовать против нас — речи и заявления людей, которых вообще уважали в Соединенных Штатах.

    Они много использовали сенатора Фулбрайта и сенатора Брука.Теда Кеннеди цитировали снова и снова, как и Аверелла Гарримана. Кларк Клиффорд был еще одним фаворитом сразу после того, как он был министром обороны при президенте Джонсоне.

    Когда подошел Рэмси Кларк, они подумали, что это был большой удачный ход для их дела.

    Большой фурор по поводу публикации документов Пентагона стал огромным стимулом для Ханоя. Это было выдвинуто как доказательство «черных империалистических схем», о которых они говорили все эти годы.

    В ноябре 1971 года мы вернулись из «Skid Row», и они снова поместили нас в одну из больших комнат в главном районе тюрьмы Хоала.Это был «Лагерь Единства». С того времени мы в значительной степени оставались группой с некоторыми другими людьми, которых пригласили позже. У нас там было около 40 человек.

    В мае 1972 года, когда американские бомбардировки снова начались всерьез, они перевели почти всех младших офицеров в лагерь недалеко от границы с Китаем, оставив старших офицеров и нашу группу. Именно тогда президент Никсон объявил о возобновлении бомбардировок Северного Вьетнама и минировании портов.

    «Собачья упряжка» — так назывался лагерь у границы.Я думаю, они боялись, что Ханой будет поражен, и, когда мы все вместе в одном лагере, одна бомба могла бы нас уничтожить. На этот раз «гуки» стали немного грубее. Однажды они вывели парня из нашей комнаты и очень сильно его избили. Этот человек сделал флаг на спине чужой рубашки. Это был прекрасный молодой человек по имени Майк Кристиан. Они просто избили его до чертиков прямо за пределами нашей комнаты, а затем отнесли его на несколько футов, а затем снова избили и били по всему двору, сломали одну из его барабанных перепонок и сломали ребра.Это должно было стать уроком для всех нас.

    «Я опустился до 105 фунтов»

    Если не считать то и дело плохих ситуаций, 1971 и 1972 годы были своего рода периодом движения по инерции. Причина, по которой вы видите наших мужчин сегодня в таком хорошем состоянии, заключается в том, что еда и все в целом улучшились. Например, в конце 69-го я похудел до 105,110 фунтов, у меня все тело кипело, я страдал дизентерией. Мы начали получать упаковки с витаминами — примерно по одной упаковке в год. Мы смогли немного потренироваться в наших комнатах, и нам удалось восстановить здоровье.

    Мое здоровье радикально улучшилось. На самом деле, я думаю, что я в лучшей физической форме, чем был, когда меня сбили. Я могу сделать 45 отжиманий и пару сотен приседаний. Еще одна прекрасная особенность упражнений: они утомляют, и вы можете заснуть, а когда вы спите, вас там нет. Раньше я все время пытался заниматься спортом.

    Наконец наступил день, который я никогда не забуду, — восемнадцатое декабря 1972 года. Когда началась рождественская бомбардировка по приказу президента Никсона, все место взорвалось.Они поразили Ханой сразу же.

    Это было самое зрелищное шоу, которое я когда-либо видел. К тому времени в наших комнатах были большие окна. Они были покрыты бамбуковыми циновками, но в октябре 1972 года их сняли. У нас было около 120 градусов обзора неба, и, конечно же, ночью вы можете видеть все вспышки. Бомбы падали так близко, что здание сотрясалось. ЗРК [ракеты земля-воздух] «летали повсюду, и сирены завывали — это была действительно дикая сцена. Когда B-52 попадал под удар — они находились на высоте более 30 000 футов — он загорался вверх по всему небу.Будет красное свечение, почти как дневное, и оно будет длиться долго, потому что они упадут далеко.

    В то время мы знали, что, если не будет предпринято что-то очень сильное, мы никогда не выберемся оттуда. Мы просидели там три с половиной года без бомбежек — с ноября 68-го по май 72-го. Мы полностью осознавали, что единственный способ выбраться отсюда — это для нашего правительства повернуть гайки в Ханое.

    Итак, мы были очень довольны.Мы аплодировали и кричали. Гукам это совсем не понравилось, но нам на это наплевать. Для нас было очевидно, что переговоры не решат проблему. Единственная причина, по которой северные вьетнамцы начали переговоры в октябре 1972 года, заключалась в том, что они могли читать опросы так же хорошо, как вы и я, и они знали, что Никсон одержит подавляющую победу в своей заявке на переизбрание. Поэтому они хотели договориться о прекращении огня перед выборами.

    «Я восхищаюсь храбростью президента Никсона»

    Я восхищаюсь мужеством президента Никсона.Его могут критиковать в определенных областях — например, в Уотергейте. Но ему пришлось принять самые непопулярные решения, какие я мог себе представить — минирование, блокада, бомбардировки. Я знаю, что ему было очень, очень трудно это сделать, но именно этим закончилась война. Я думаю, он понял это потому, что у него большой опыт общения с этими людьми. Он умеет пользоваться кнутом и пряником. Очевидно, его поездка в Китай и Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений с Россией были основаны на том факте, что мы сильнее коммунистов, поэтому они были готовы к переговорам.Они понимают силу. И поэтому мне трудно понять сейчас, когда все знают, что бомбардировки наконец-то привели к соглашению о прекращении огня, почему люди до сих пор критикуют его внешнюю политику — например, бомбардировки в Камбодже.

    Сразу после наступления коммунистов Tet в 1968 году северные вьетнамцы были на высоте. Они знали, что президент Джонсон собирается остановить взрывы еще до выборов 1968 года. «Фея мягкого мыла» за месяц до этих выборов сказала мне, что Джонсон собирается остановить взрывы.

    В мае 1968 года я в разное время брал интервью у двух генералов Северного Вьетнама. Оба они сказали мне почти такими словами:

    «После того, как мы освободим Южный Вьетнам, собирались освободить Камбоджу. И после Камбоджи мы отправимся в Лаос, а после того, как мы освободим Лаос, мы собираемся освободить Таиланд. И после освобождения Таиланда мы собираемся освободить Малайзию, а затем Бирму. Мы собираемся освободить всю Юго-Восточную Азию ».

    «Северные Вьетнамцы верят в« теорию домино »»

    Они не оставили мне никаких сомнений в том, что речь идет не только о Южном Вьетнаме.Кому-то излюбленная игра — опровергнуть «теорию домино», но сами северные вьетнамцы никогда не пытались ее опровергнуть. Они этому верят. Хо Ши Мин много и много раз говорил: «Мы гордимся тем, что находимся на передовой вооруженной борьбы между социалистическим лагерем и империалистическими агрессорами США». Это не означает борьбу за национализм. Это не означает борьбу за независимый Южный Вьетнам. Это означает то, что он сказал. В этом и состоит суть коммунизма — вооруженная борьба за свержение капиталистических стран.

    Я много читал их истории. Они дали нам пропагандистские книги. Я узнал, что Хо Ши Мин был сталинистом. Когда Хрущев осудил Сталина в конце 1950-х, Минь не согласился с этим. Он не был коммунистом «мирного сосуществования».

    В этот конкретный момент, после Tet в 1968 году, они думали, что выиграли войну. Они уволили генерала Уэстморленда [командующего войсками США в Южном Вьетнаме]. Они были убеждены, что лишили Джонсона шансов на переизбрание.И они думали, что на их стороне большинство американцев. Вот почему эти ребята очень свободно говорили о своих амбициях. Они заговорили преждевременно, потому что неправильно оценили уровень президента Никсона.

    Возвращаясь к декабрьским бомбардировкам: изначально у северных вьетнамцев было чертовски много ЗРК. Вскоре я увидел уменьшение активности SAM, а это значит, что они, возможно, их использовали. Кроме того, бомбардировки B-52, которые в первые несколько дней происходили в основном вокруг Ханоя, распространились за пределы города, потому что, я думаю, они уничтожили все военные объекты вокруг Ханоя.

    Я не знаю, сколько тогда сбили членов экипажа B-52, потому что они забирали в наш лагерь только раненых американцев. Отношение наших мужчин было хорошим. Я разговаривал с ними за день до того, как мы переехали, готовясь к отъезду, когда они узнали, что соглашения будут подписаны. Я спросил одного молодого пилота из класса 70-х в Вест-Пойнте: «Каково было ваше снаряжение, когда вам сказали, что B-52 собираются бомбить Ханой?» Он сказал: «Наш боевой дух резко вырос».

    Я слышал, что один пилот B-52 отказался выполнять задания во время рождественской бомбежки.Вы всегда сталкиваетесь с такими. Когда дела идут плохо, они обнаруживают, что их беспокоит совесть. Я хочу сказать это любому военному: если вы не знаете, что делает ваша страна, узнайте. И если вы обнаружите, что вам не нравится то, что делает ваша страна, уходите, пока не кончились фишки.

    Став военнопленным, вы не имеете права выражать несогласие, потому что то, что вы делаете, нанесет вред вашей стране. Вы больше не говорите как личность, вы говорите как член вооруженных сил Соединенных Штатов, и вы обязаны предать главнокомандующему, а не своей собственной совести.Некоторые из моих сокамерников пели другую мелодию, но их было очень небольшое меньшинство. Я спрашиваю себя, должны ли они быть привлечены к ответственности, и мне нелегко ответить. Это может разрушить прекрасный образ, который подавляющее большинство из нас привез из этой адской дыры. Помните, горстка перебежчиков после Корейской войны заставила подавляющее большинство американцев думать, что большинство военнопленных в конфликте были предателями.

    Если этих людей судят, то не потому, что они заняли антивоенную позицию, а потому, что они в определенной степени сотрудничали с вьетнамцами, а это было вредно для других американских военнопленных.И вот что нужно учитывать: Америке придется вести другие войны, пока коммунисты не откажутся от своей доктрины насильственного ниспровержения нашего образа жизни. Эти люди должны нести некоторое порицание, чтобы в будущих войнах не было прецедента поведения, которое нанесет ущерб этой стране.

    К концу января этого года мы знали, что конец войны близок. Меня тогда перевели на «Плантацию». Нас собрали в группы к тому моменту, когда нас сбили. Готовили нас к возвращению группами.

    Между прочим — очень интересная вещь — после того, как я вернулся, Генри Киссинджер сказал мне, что когда он был в Ханое, чтобы подписать окончательные соглашения, северные вьетнамцы предложили ему одного человека, которого он мог бы взять с собой в Вашингтон, и это был я. Он, конечно, отказался, и я его за это очень поблагодарил, потому что не хотел выходить из строя. Большинство парней делали ставку на то, что я выйду последним, но вы никогда не сможете понять «гуков».

    Это было 20 января, когда нас переехали на «Плантацию.«С тех пор это было очень легко — они почти не беспокоили нас. Нам разрешили гулять весь день во дворе. Но, что типично для них, у нас была очень плохая еда около двух недель, прежде чем мы уехали. обед в ночь перед отъездом домой

    Когда мы покинули лагерь, не было никакой специальной церемонии. Вошла Международная Контрольная Комиссия, и нам разрешили осмотреть лагерь. Вокруг было много фотографов, но ничего формального. Затем мы сели в автобусы и поехали в аэропорт Джиа Лам.Там был мой старый друг «Кролик». Он встал перед нами и сказал нам: «Когда я прочитаю ваше имя, вы садитесь в самолет и отправляетесь домой».

    Это было 15 марта. До этого момента я не мог позволить себе ничего, кроме чувства осторожной надежды. До этого мы так много раз были на пике, что я решил, что не буду волноваться, пока не пожму руку американцу в форме. Это произошло в Джиа Лам, и тогда я понял, что все кончено. Я никак не могу описать, что чувствовал, когда шел к этой U.Самолет С. ВВС.

    Теперь, когда я вернулся, я много ломаю руки по поводу этой страны. Я на это не куплюсь. Я думаю, что сегодняшняя Америка — лучшая страна, чем та, из которой я уехал почти шесть лет назад.

    Северный Вьетнам сообщил нам очень мало, кроме плохих новостей о США. Мы не узнали о первом удачном выстреле на Луну [в 1969 году], пока он не был упомянут в речи Джорджа Макговерна, в котором говорилось, что Никсон может посадить человека в ловушку. moon, но он не мог положить конец войне во Вьетнаме.

    Они засыпали нас новостями о смерти Мартина Лютера Кинга и последовавших за этим беспорядках. Подобная информация непрерывно сыпалась из динамиков.

    Я думаю, что Америка сейчас лучшая страна, потому что мы прошли через своего рода процесс чистки, переоценки самих себя. Теперь я стал больше ценить наш образ жизни. Больше патриотизма. Флаг повсюду. Я слышу, как подчеркиваются новые ценности, например, забота об окружающей среде.

    Я получил множество писем от молодых людей, и многие из них прислали мне браслеты для военнопленных с моим именем, которые они носили.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *