Русский язык в белоруссии – О положении русского языка в Белоруссии

Содержание

О положении русского языка в Белоруссии

В последнее время противники евразийской интеграции всё чаще сосредоточивают свои удары на культурно-исторических основах сближения постсоветских государств. Одной из таких основ является русский язык как язык международного общения. Проводниками подобных «инициатив» становятся националистические организации, местная гуманитарная интеллигенция, чиновничий аппарат. Всё это можно видеть, в частности, на примере Белоруссии.

Уникальное постсоветское государство

К 1992 году Белоруссия являла собой уникальное постсоветское государство, в котором доминантой общественных настроений были огромное недовольство «либеральной революцией», неприятие белорусского национализма и осуждение Беловежского сговора. В этническом плане народ Белоруссии представлял собой сформированный всей предшествующей историей русскоязычный конгломерат белорусов, русских, поляков, евреев, украинцев, давно породнившихся через перекрёстные браки. 

Постсоветская Белоруссия представлялась и представляется органической частью Русского мира с надстройкой в виде белорусскоязычных СМИ, театров, официальной литературы, уроков белорусской филологи и истории и т.д. Всё это было и остаётся нормой жизни. Тем более что современный белорусский язык является смесью местных сельских говоров, именно так он воспринимается большинством самих белорусов, тогда как русский язык принимается белорусами в качестве родного, но литературного. В селе вообще говорят на трасянке — смеси русского с местными белорусскими говорами, аналогом малороссийского суржика.

На закате горбачёвской «перестройки» по примеру республик Прибалтики, Украины, Молдавии была принята «Государственная программа развития белорусского языка и других национальных языков в Белорусской ССР», ставившая задачу навязать использование белорусского языка во всех сферах жизни общества к 2000 году. Эта программа прямо противоречила закону Белорусской ССР о языках, и, когда в первой половине 90-х годов ретивые белорусизаторы начали активно пытаться расширить сферу употребления белорусского языка, это вызвало неприкрытое раздражение у большинства белорусов. 

Одно дело — слушать вполуха радиопередачу на белорусском языке и совсем другое — заполнять на белорусском языке бланки или заявления, а уж тем более важные документы. В школах доходило до анекдотов, когда собирали консилиумы учителей-белорусоведов, чтобы составить на белорусском языке протокол педсовета. Несмотря на то, что программа была рассчитана до 2000 года, уже к 1995 году стало ясно, что она полностью провалилась и не приносит обществу ничего, кроме растущих неудобств, протестов и раздражения населения.

14 мая 1995 года по инициативе нового президента Белоруссии А.Лукашенко был проведён общенациональный референдум. Его итоги: 83,3% белорусов выступили за придание русскому языку статуса государственного и за интеграцию с Россией. Результатом этого общественного напора стало подписание договора о создании Союзного государства России и Белоруссии, а впоследствии — договора об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). 

Нужно понимать, что в отличие, например, от того же Казахстана русский язык и сейчас, спустя четверть века после распада СССР, является для белорусов не просто государственным, а основным и родным — практически все 100% белорусов говорят на русском языке (белорусский понимают порядка 95% белорусов, но могут говорить на нём не более 5%). 

Иначе говоря,

русский язык в Белоруссии имеет статус государственного языка по естественным причинам культурно-исторического порядка, а не в силу «хорошего и дружественного отношения к русским». В Белоруссии полно русских среди интеллигенции, которые свободно говорят на белорусском, и полно белорусов, которые на дух не переносят белорусских националистов и не владеют белорусским в принципе. 

Контрнаступление белорусизаторов

До 2008-2009 годов языковая ситуация в Белоруссии оставалась стабильной. Президент А.Лукашенко не раз заявлял, что языковой вопрос в Белоруссии решён раз и навсегда, а курс на интеграцию с Россией не подлежит пересмотру.

Однако именно в эти годы российско-белорусские отношения начало лихорадить, а из окружения белорусского президента стали постепенно уходить лица, наиболее ориентированные на Россию. Их места стали занимать сторонники «суверенитета как незыблемой ценности», «многовекторности» и «диверсификации» внешней политики, такие как глава администрации президента Белоруссии В.Макей (ныне — глава МИД Республики Беларусь), министр культуры П.Латушко (ныне — посол Белоруссии во Франции) и другие. 

За короткий срок были активизированы все программы по белорусизации, а Министерство культуры, идеологические работники в администрации президента, Институт истории Национальной академии наук совместно с «Товариществом белорусского языка» и множеством других общественных и политических организаций стали активными проводниками этих программ в жизнь. 

Активно участвует в кампании белорусизации «Объединение белорусов зарубежья «Батьковщина»», основой которого всегда была рада «Белорусской народной республики» (БНР) — существующее за рубежом «альтернативное белорусское правительство», сформированное в основном из бывших полицаев и предателей, бежавших вместе с фашистами после Великой Отечественной войны на Запад (а ныне — из их потомков). 

Сейчас сторонники «европейского вектора развития» и белорусские националисты сконцентрировались на пропагандистской кампании, в центре которой — тезис о самобытности белорусской культуры и её принципиальных отличиях от культуры русского народа. Одновременно эта фракция общественного мнения прекратила прямые нападки на президента А.Лукашенко. Консенсус с властями достигнут: к информационному обеспечению пропагандистской кампании подключены все ведущие белорусские государственные телеканалы, радио и газеты. 

Прежде всего, наступление на позиции русского языка затрагивает топонимику, вывески, указатели. Если не получается вытеснить русский язык из обыденной жизни, можно начать с внешней атрибутивной части. Например, в минском метро, несмотря на протесты минчан, заменены все таблички и указатели с названиями станций метро. Русский язык, наиболее удобный как для самих белорусов, так и для многочисленных гостей из России и Украины, исчез, а его место заняла непонятная «белорусская латиница». Она предполагает на манер польского письма использование различного рода непривычных значков над буквами для обозначения шипящих согласных и буквы «у краткое». Не только гости, но и сами белорусы читают эти вывески с большим трудом. 

«Белорусская латиница» вместо русского языка в метро, введённая решением топонимической комиссии при Совете Министров Республики Беларусь от 4 октября 2012 года, была использована как пробный шар. В дальнейшем этот опыт предполагается распространять на указатели названий населённых пунктов и улиц городов. 

Подчеркну: речь идёт не о латинской транскрипции, а о новой письменной псевдопольской графике белорусского языка. 

3 сентября 2013 года в Минске даже состоялся громкий судебный процесс, в ходе которого впервые за всю историю независимой Белоруссии к штрафу приговорили начальника ЖЭС-48 за то, что эта организация использовала русский язык при написании письма гражданину Глебу Лободенко.

Останется ли в белорусской школьной программе курс русской литературы?

Не отстают и представители интеллигенции. На последнем съезде Союза писателей Белоруссии писатель В.Липский предложил убрать из названия детского парка в Минске имя М.Горького как чужого белорусам деятеля.

Уже зазвучали призывы убрать из белорусской школьной программы курс русской литературы. 1 февраля 2016 года некто В.Цыганков, выступая на радио «Свобода», заявил: «Белорусская власть была явно напугана, увидев, насколько большую поддержку в Белоруссии получил «крымнаш» … эти люди, как оказалось, готовы поддержать не только «крымнаш», но, возможно, и «Минскнаш»… Все, кто выступает за сохранение «русской литературы» вместо «всемирной литературы», выступают за сохранение Белоруссии в качестве культурной провинции, культурной части России». 

Это также пробный шар. Идея уже поддержана рядом публичных персон, в частности «пушкинистом» А.Федутой.

Можно вспомнить и скандальное заявление заместителя председателя партии КХП-БНФ Ю.Беленького, который 3 ноября 2013 года во время митинга в Куропатах под Минском (предположительном месте расстрела жертв репрессий 1930-х годов), не стесняясь в выражениях, заявил: «Молодежь, помни: если ты разговариваешь по-русски, ты в оккупационной армии, стреляешь в свой народ… Здесь российские оккупанты, империалисты убивали белорусов только за то, что они белорусы». Сегодня, добавил Беленький, российская оккупация продолжается, она «приняла другие формы — это русификация, лишение нас национальной памяти, национальной культуры».

В том, как ведётся кампания белорусизации, оппозиционные националистические и государственные СМИ сейчас ничем не отличаются. Вот характерные названия газетных публикаций: «С языком воскреснет Беларусь!», «Наказание за оскорбление белорусского языка», «Родной язык - дело святое», «Возродим белорусский язык и вернем наши исконные символы», «Мы сами раним свой язык» и т.д. 

Из 1036 периодических изданий в Белоруссии на русском языке выходит 306 изданий, на белорусском — 417, на русском и белорусском — 259, на белорусском и русском — 201. «Наставницкая газета» («Учительская газета») фактически выходит лишь на белорусском языке (за исключением отдельных материалов), несмотря на то, что почти все школы в Минске, областных центрах, районных центрах и других городах — русские. Учителей заставляют выписывать «Наставницкую газету» в административном порядке, иначе это издание уже давно бы обанкротилось.

Борьба в сфере культуры

Всё это встречает в народе сильное скрытое сопротивление. Например, канал «Беларусь 3», вещающий только на белорусском языке, пользуется наименьшей популярностью телезрителей. Другой пример. В фондах публичных библиотек наблюдается увеличение удельного веса литературы на белорусском языке. Вместе с тем около 75% состава библиотечных фондов — издания на русском языке. Общий объем фонда Национальной библиотеки Беларуси (НББ) составляет 8,4 млн экземпляров, 72% из них — документы на русском языке. В потоке ежегодных новых поступлений издания на русском языке составляют 82%; 93% литературы, поступающей в фонды НББ в качестве обязательного экземпляра, — также издания на русском. 90 процентов книжного рынка Белоруссии занимают российские издательства (здесь потребитель говорит своё веское слово). Общий тираж белорусскоязычной литературы составляет всего 8%, а по наименованиям — около 10% издаваемой в Республике Беларусь книжной продукции.

Однако основная борьба разворачивается в сфере образования. В русских школах на белорусском языке преподаются история Белоруссии и белорусский язык и литература. В белорусскоязычных школах и классах — на белорусском языке идут все предметы кроме русского языка и литературы. Практически все школы в Минске, областных и даже районных центрах — русскоязычные. Попытки националистов создать хотя бы по одному белорусскому классу в этих городах из года в год проваливаются. В белорусские классы не хотят идти даже дети оппозиционеров-националистов. Весьма показательна ситуация в школах наиболее «католического» и «польско-белорусского» Гродно: здесь в текущем 2015/2016 учебном году в классах с белорусским языком занимаются всего по 3-5 человек. С набором на следующий 2016/2017 учебный год и вовсе проблемы: на 1 марта 2016 года было подано 1 (одно!) заявление. 

Родители понимают, что именно обучение на русском языке делает их детей конкурентоспособными при поступлении в учебные заведения и в самой Белоруссии, и в России. А обучение на белорусском языке — очевидный шаг к самоизоляции в сфере образования и последующей профессиональной подготовки.

Практически все белорусскоязычные школы концентрируются в посёлках и деревнях. Там людей обрекают на обучение на белорусском языке, не спрашивая их согласия. Многие в провинции до сих пор не знают, что родители вправе выбирать язык обучения. Если бы знали — белорусскоязычных школ практически не осталось бы. Сегодня из 135 тысяч белорусскоязычных учащихся лишь 14,5 тысячи учатся в городах.

Ограничение возможности получать обучение на родном русском языке является очевидным ущемлением гражданских прав сельских белорусов. В настоящее время за счёт сельчан поддерживается процент обучающихся на белорусском языке: в восточной Белоруссии — 8-10%, в западной и центральной — 15-18%.

Широко разрекламированная кампания по белорусизация в детских садах Минска пока терпит фиаско — в белорусскоязычные группы ходит чуть больше 3% маленьких минчан. За пределами Минска 10,5% белорусскоязычных дошколят набираются опять-таки за счёт сельской местности.

Государственная политика белорусизации сталкивается с серьёзными проблемами методического и технического характера. Все учебники русского языка и литературы в Белоруссии являются местными, как и сама программа. Использовать российские учебники запрещено. 

Естественным путём русский язык не вытеснить

Если подвести итог, то очевидно, что естественным путём вытеснить русский язык белорусским не получится. Белорусы при прочих равных условиях выбирают русский язык. Однако власти исходят не из этого факта, а из политической задачи «укрепления суверенитета», тогда как зарубежные «доброжелатели», вдохновляясь примером Украины, стремятся раздуть искры белорусизации в пламя русофобии и национализма. 

Есть в этом плане и новые задумки. Предполагается унификация школ — постепенный отход от практики деления школ на русскоязычные и белорусскоязычные, обязательное преподавание повсеместно истории Белоруссии, а затем и всего гуманитарного цикла на белорусском языке, усиление белорусского компонента во всех детских садах, а также плавное вытеснение русского языка из сферы СМИ, телевидения, радио, топонимики и т.д. с расширением использования «белорусской латиницы». 

Параллельно формируется концепция уникальности белорусского народа как не имеющего с русским народом ничего общего. 

Свободный выбор белорусами русского языка в качестве приоритетного и родного объясняется «имперской политикой России», «столетиями русификации» и «засильем русской культуры».

Напоследок отметим, что точно так же, как в Казахстане незримым соучастником наступления на позиции русского языка выступает Турция, в Белоруссии эту роль играет Польша.

 

Источник

ruskline.ru

Лингвист: У белорусов свой русский язык

Любого белоруса, независимо от его возраста, уровня образования или места в обществе, без труда отличат от москвича, стоит ему сказать хоть пару слов. Какие еще различия, кроме фонетических, есть в русском языке, на котором говорят белорусы, от русского, на котором говорят россияне? Об этом в эфире Радио TUT.BY рассказала доцент кафедры стилистики и литературного редактирования Института журналистики БГУ, кандидат филологических наук Галина Гвоздович.

Полный вариант беседы слушайте тут

Чем отличается русский язык, на котором мы говорим в Беларуси, от того, на котором разговаривают в Москве или Санкт-Петербурге?

В Беларуси русский язык более нормативен, чем в России. Мы изначально изучаем современный русский литературный язык. Кроме того, русский язык для нас является вторым государственным языком. Если брать фонетическую норму, то отличают московское и санкт-петербургское произношение. Произношение белорусов больше приближено к санкт-петербургскому произношению. Например, возьмем слово «щи». Согласно московской норме произносится долгий мягкий звук [ш’:]. В Санкт-Петербурге произнесут [ш’ч’], а белорусы — с призвуком [ч’]. В последнее время современный русский язык в России очень разнообразен. Кроме того, в нем встречается очень много сленга, как в СМИ, так и на высоком уровне. Я думаю, что все слышали, какие слова употребляют Черномырдин и Путин. Белорусы, в отличие от русских, таких слов себе не позволяют и придерживаются литературной нормы.

На каких уровнях все-таки больше всего проявляются различия: лексика, грамматика, синтаксис, фразеология или орфография?

Больше всего особенностей в фонетике. Если белорус появляется в России, то знающие люди его сразу вычислят. Я спросила у своей московской подруги, как она определяет наших людей в России. Она ответила мне, что белорусов выдает звук [ч]. То есть, как бы мы его ни смягчали, все равно мы произносим его не так, как россияне. Даже у людей, которые живут в России около тридцати лет, проскальзывает белорусское [ч’].

Какие слова употребляют только в белорусской версии русского языка?

Я думаю, что это слова, которые касаются нашей белорусской жизни и культуры. Например, название праздника Купалье. В русском языке такого торжества нет. То же самое можно сказать о названии хлеба «Спадчына». В русском языке это слово будет употребляться, потому что оно означает название белорусского продукта.

Какие типичные ошибки совершают белорусы, когда разговаривают на русском языке?

В глаголе былА белорусы ставят ударение на первый слог. Явление интерференции встречается достаточно часто. Это наложение норм одного языка на другой. Я помню, как одна преподавательница возмущалась, почему студенты фамилию Шмидт пишут без буквы Д. А дело в том, что в белорусском языке правильно писать Шмит, поэтому студенты допускают такую ошибку. Иногда ошибки в ударении возникают оттого, что в русском и белорусском языках ударение разное.

Иногда ошибки возникают из-за незнания формы рода. Например, в русском языке слово «гусь» мужского рода, а в белорусском языке это существительное женского рода. Очень часто встречаются ошибки в глагольном управлении. Нужно говорить не смеюсь «с тебя», а «над тобой».

Трасянка чаще проявляется как коверкание белорусами русского или белорусского языка?

Этот вопрос немного спорный, потому что люди по-разному относятся к слову «трасянка». Некоторые считают, что этот термин существует, и он уже даже принимается некоторыми лингвистами. Другие придерживаются мнения, что трасянка — это пренебрежительный термин по отношению к говорящему человеку.

Различают несколько видов трасянки. В первом случае человек говорит на белорусском языке и употребляет русские слова. Встречается и второй вид трасянки: человек говорит на чисто белорусском или русском языке и употребляет в своей речи диалектные слова. Получается, что трасянка — это смешение разных языков или диалектов. Если человек только начинает изучать язык и у него в речи непроизвольно возникают вкрапления из другого языка, то его нельзя ругать, а просто вежливо указывать на ошибки. Иногда в художественном тексте нарочито используют слова из другого языка для того, чтобы охарактеризовать героя. В этом случае трасянка приветствуется. Другое дело, когда человек не хочет учиться и говорит, не задумываясь о качестве своей речи. Тогда отношение к такому явлению будет отрицательное.

Россияне очень неохотно используют слово Беларусь для обозначения нашей страны. Имеет ли смысл их переубеждать и говорить, что наша страна называется не Белоруссия, а Беларусь?

Я думаю, что у всех на слуху слова «Песняров» «Молодость моя — Белоруссия, песни партизан, сосны да туман». А «Песняры» — это любимейший ансамбль россиян, его песни знают сотни тысяч человек. Безусловно, в официальных мероприятиях используется термин «Беларусь». Я недавно писала статью для российского издания и назвала ее «Терминологические исследования в Беларуси». Редактор издания не изменял моего названия. Многие называют Великобританию Англией и больших проблем не возникает.

Как вы относитесь к последним изменениям в русской орфографии типа «вкусное кофе», «обеспечЕние» и так далее? Не приведут ли такие изменения к деградации языка?

Если мы возьмем словарь Аванесова для работников радио и телевидения, то в нем слово «кофе» дается в двух вариантах: мужского и среднего рода. Дело в том, что изначально слово «кофе» произносилось как «кофий», поэтому оно было мужского рода. С течением времени это слово изменилось, но род остался прежним. В русском языке есть правило: если существительные одушевленные неизменяемые, тогда это существительное будет мужского рода: шимпанзе, кенгуру, а также если слово, обозначающее родовое понятие, относится к этому роду: хинди (язык), сирокко (ветер). Остальные неодушевленные существительные относятся к форме среднего рода: такси, пальто, метро. Слово «кофе» в народе постепенно начало приближаться к форме среднего рода.

А зачем слова «обеспЕчение» и «мАркетинг» делать «маркЕтингом» и «обеспечЕнием»?

Есть хорошее выражение древних философов: «Ветру нельзя приказать, в какую сторону дуть». Язык можно сравнить с ветром, потому что ему очень сложно указать, в какую сторону дуть и какую норму устанавливать. Раньше слово «фольгА» было «фОльгой». Изначально правильно говорить «йогУрт», а в рекламе ставят ударение на первый слог. Когда этот продукт начал массово поступать в нашу страну, новое ударение пришло из английского языка, а наши люди поленились заглянуть в русский словарь.

Видимо, в России и Беларуси ветер, который не изменишь, дует в разных направлениях?

В Беларуси, как и в России, русский язык тоже литературный и государственный. Многие говорят, что может присутствовать вариант русского языка в Беларуси. Такой регионализм на самом деле присутствует. В Молдове свой русский язык, а в Беларуси свой. Но это не диалекты. В целом, это все тот же русский язык. Нужно почаще заглядывать в словарь, и тогда не будет возникать никаких проблем. Ошибается тот, кто ничего не делает.

news.tut.by

Русский язык в Белоруссии | Казаки Святой Руси

Николай Сергеев

http://ross-bel.ru/analitika-portala-vmeste-s-rossiey/news_post/nikolay-sergeyev-russkiy-yazyk-v-belorussii                                                                                                                 27.05.2015

 

В отличие от большинства бывших советских республик, на территории которых русский  язык  начал распространяться по мере  их включения  в состав Российского государства, на землях нынешней Белоруссии  по-русски говорят не просто с давних пор, а со времен расселения на ней русских (восточнославянских) племен кривичей, дреговичей и радимичей. На рубеже XIX-XX веков выдающийся русский ученый-славист Е.Ф. Карский, рассматривая в своем фундаментальном труде «Белорусы» национально-культурную принадлежность этих «народностей», определенно писал, что «язык их чисто русский, быт и поэзия тоже»[1]. Что касается литературной формы русского языка, то она начала развиваться  на западнорусских землях с появлением на Руси в X-XI столетиях церковной литературы на церковнославянском языке. В то же время в отличие от произведений церковных  писателей государственные акты и деловая переписка велись на характерном для того времени русском языке.

После включения  западнорусских земель в состав Великлого княжества Литовского и Русского (ВКЛР) русский язык (в западнорусском варианте) был официальным и письменно-литературным языком ВКЛР (XIV в.–1696 г.) и русских земель  Речи Посполитой (1569–1696 г.г.), что было юридически закреплено  в третьем Статуте Литовско-Русского государства от 1588 года (разд. IV, арт. I): «А писаръ земъский маеть по-руску литерами и словы рускими вси листы, выписы и позвы писати, а не иншимъ езыкомъ и словы». На западнорусском языке была создана обширная православная и светская литература, являщаяся  неотъемлемой частью общерусской культуры.

Положение русского языка и в целом русской культуры на Западной Руси резко ухудшилось после заключения в 1569 году Люблинской унии и образования Речи Посполитой. В результате этого ВКЛР не только утратило южнорусские земли (совр. Украина), переданные непосредственно под власть  Короны  Польской, но и оказалось  под нарастающим польско-католическим религиозно-культурным господством, в насаждении которого особенно усердствовали поддерживаемые королями Речи Посполитой иезуиты.

Формально ВКЛР сохраняло свое законодательство, органы власти и войско. На деле же литовско-русская знать утратила свое политическое верховенство в собственно Литве и на Западной Руси, т.к. согласно Люблинской унии был упразднен сейм Великого княжества, а общем сейме Речи Посполитой большинство мест было за поляками. ВКЛР попало в полную зависимость от Короны Польской, в интересах которой и строилась вся внутренняя политика Речи Посполитой, направленная на насаждение «польщизны» и католицизма на подвластных ей русских землях. В итоге большинство западнорусской знати приняло католичество и перешло на польский язык, с последующей утратой русского самосознания.

Одновременно на русских землях  Речи Посполитой происходило вытеснение русского языка  из официального государственного оборота и судебно-административной практики. Процесс дерусификации Великого княжества Литовского и Русского продолжался более сотни лет и завершился полным запретом  официального использования русского языка в государственной жизни Речи Посполитой.

В 1696 году сейм Речи Посполитой принял соответствующее запрещающее решение: «pisarz powinien po polsku, a nie po rusku pisac» («писарь должен по-польски, а не по-русски писать»).

Таким образом, в конце XVII столетия Литовско-Русское государство окончательно утратило свою русскую составляющую и  превратилось  в чуждое  западнорусскому народу польско-католическое Великое княжество Литовское, ставшее, по сути, провинцией польского королевства. Так завершился первый семисотлетний этап (X –XVII в.в.) бытования русского языка на землях Западной Руси (совр. Белоруссия) в официально-государственном статусе. При этом следует подчеркнуть, что это был именно русский язык. Точнее его старинная форма понятная любому человеку умеющему читать по-русски.

Вот отрывок из  западнорусской Борколабовской летописи (конец XVI-нач. XVII в.в.),  рассказывающий о природных бедствиях обрушившихся  на Белую Русь. Язык хроники говорит сам за себя:

«…Того же року 1601 месяца октобра 10 дня целую неделю снег силный и кгвалтовный шол, выпал до полголени; также и буря силная была. Тогды пшеницы, ярицы, овес, гречиху, горохи и вси овощы, великое множество ярицы на полях непожатые, а также копы жатые снегом позаметала метелица, иж было жалостно и страшно гледети. А так лежал тот снег две недели аж до Дмитровы суботы; якож з великих морозов Днепр был замерз, и ездили на нем, яко серед зимы. …А тот гнев божий был и непогода, почавши от Менска до Полотска к Витебску, до Орши, до Мстиславля, до Пропойска, до Рогачева, Могилева, Любошаны»[2].

А вот что писал о тех  временах известный исследователь белорусской старины историк, краевед и этнограф М.О. Без-Корнилович:

«Русский язык и Православная вера были господствующими в Белоруссии по ее завоевании литовцами, и по соединении Литвы с Польшей; с введением в Белоруссии Уни, многие дворяне из православных сделались униатами, но простой народ противоборствовал изменению прародительской веры. Что касается до языка, тому лучшим свидетелем служит челобитная Брацлавских дворян к польскому королю Стефану Баторию, поданная ему 7 июля 1576 года, где основываясь на правах, они просили: чтобы присылаемые к ним королевские указы были писаны по-русски, а не на польском языке»[3].

Так что  исторические факты неопровержимо свидетельствуют, что русский язык не только был распространен, но и имел официально деловой статус  на территории современной Белоруссии задолго до вхождения  современных белорусских земель в состав Российской империи. В связи с чем утверждение, распространенное среди части белорусских научных и политических кругов о том, что русский язык  был якобы привнесен в Белоруссию Россией или даже  СССР  не имеет под собой какого-либо  основания  и является антиисторической спекуляцией.

Важно заметить, что после запрета русского языка в Речи Посполитой последующие действия правящего класса польско-литовского королевства были направлены на дальнейшее ущемление прав т.н. диссидентов (православных и протестантов) и окончательное ополячивание подвластного русского (восточнославянского) населения.

Юридически полная   унификация на польский манер была закреплена в «Правительственном законе» (Ustawa Rządowa z dnia 3 maja) или как его называют конституции Речи Посполитой Польской от 3 мая 1791 года., в котором это государство было объявлено исключительно польским и католическим. И если до 1791 года понятие Русь хотя бы формально, но все же значилось в территориально-политическом пространстве Речи Посполитой, то упомянутый «Правительственный закон»  вообще не предусматривал его существования. От полного  ополячивания белорусские  земли были спасены крахом Речи Посполитой и возвратом их в лоно русской государственности.

Однако и после вхождения западнорусских земель в состав Российского государства Белорусский край продолжал оставаться под польским национально-культурным господством.  Сложившееся  положение было следствием как столетнего запрета (весь XVIII век) русского языка на территории нынешней Белоруссии (со всеми вытекающими отсюда этно-культурными последствиями), так и непониманием значительной частью тогдашнего российского общества того, что Белоруссия является старинным русским краем.

Вот что писал по этому поводу Е.Ф. Карский: «С 1863 года изучение Белоруссии становится особенно интенсивным и производительным. Причиной этого было польское восстание, избравшее для себя ареной между прочим и Западный край. И западная дипломатия, хотевшая было вмешаться в славянское семейное дело, и русские правящие сферы, и русское общество, и даже многие представители интеллигенции Западного края, сбитые с толку этнографическими изысканиями некоторых польских ученых и тех русских этнографов, которые повторяли их, неясно представляли себе этнографический состав края. Пришлось доказывать, что Западный край есть русский по громадному большинству населения и вместе с тем православный»[4].

Только после польского восстания 1831 года в Западном крае начали предприниматься меры направленные на ослабление польского национально-культурного доминирования на белорусских землях. В этом отношении решающее значение имел возврат в 1839 году западнорусских униатов в лоно Русской православной церкви.  Всего тогда с православием воссоединилось свыше 1600 приходов с более чем 1 млн 600 тыс. верующих.

Однако в городах, где  в то время доминировали поляки,  мало что изменилось:  чиновники всех уровней в большинстве своем были поляками, школы находились в руках католического духовенства, даже вывески в городах были на польском языке, а в присутственных местах говорилось по-польски. При этом со стороны католического костела и польской шляхты велась активная антирусская пропаганда в пользу восстановления Речи Посполитой  в границах 1772 года. Проблема усугублялась тем, что у западнорусского (белорусского) населения  практически полностью отсутствовал образованный слой.

Положение начало серьезно изменяться только после польского восстания 1863 года, благодаря неутомимой деятельности генерал-губернатора Северо-Западного края (Белоруссия и Литва) Михаила Николаевича Муравьева. Он проделал огромную и успешную работу, направленную на пробуждение национального самосознания  у белорусских крестьян и мещан, на преобразование системы образования на православно-русских началах и ее распространение на самые широкие слои народа, уделяя особое внимание просвещению крестьян. В частности, была создана широкая сеть народных училищ, издавалось и по минимальным ценам распространялось большое количество просветительской литературы на русском языке и белорусском наречии. Благодаря  попечению графа Муравьева Белоруссия всего за несколько лет  избавилась от польского национально-культурного господства и восстановила черты самобытного русского края.

Уже в советское время имя  графа М.Н. Муравьева было оболгано, а его колоссальные заслуги  перед Белоруссией и белорусским народом были грубо оклеветаны. Современному российскому и белорусскому обществу еще  предстоит узнать правду о его благородной и плодотворной деятельности  на благо Отечества.

В советское время  в эпоху т.н. «белорусизации»(20-е годы XX в.)  русский язык был объявлен для белорусов наследием «проклятого царизма», а затем – всего лишь «языком межнационального общения».

В течение всего советского периода партийной пропагандой постоянно подчеркивалась  первостепенность  языка «титульной нации», который был «священной коровой» для «национальной по форме и социалистической по содержанию» белорусской советской культуры. Русскому же языку была отведена роль  языка народного хозяйства и естественных наук. Правда, во времена периодически проводившихся кампаний по белорусизации неоднократно предпринимались попытки перевести на «национальную мову» деятельность и этих сфер, но вследствие своей полной абсурдности эти затеи неизменно заканчивались провалом.

В гуманитарной же области доминирование «мовы» обеспечивалось строгим контролем  партийных органов за осуществлением в БССР «ленинской национальной политики», которая предполагала и непримиримую борьбу  с «проявления великодержавного шовинизма».

И именно в советское время (как это ни покажется странным на первый взгляд) был выпестован русофобствующий слой творческой интеллигенции, которому  в 1990 году удалось толкнуть  деморализованный горбачевской перестройкой, в большинстве своем еще коммунистический Верховный Совет Белоруссии к приданию государственного статуса только одному белорусскому языку, что было закреплено в конституции Республики Беларусь  1994 года.

Тогда же  была принята рассчитанная на десять лет государственная программа по вытеснению русского языка не только из системы государственной власти и сферы образования, но и различных областей общественной жизни.

Фактически в 1990 году Верховный Совет РБ сделал в отношении русского языка то же, что и сейм Речи Посполитой в 1696 году – создал юридическую базу для лишения белорусского (западнорусского) народа его исконного права говорить, думать и получать образование на русском языке.

Причем в начале 90-х годов XX столетия вопрос стоял не только о вытеснении русского языка, а о тотальной (по словам тогдашнего главы Республики Беларусь Станислава Шушкевича) дерусификации белорусов, т.е. о радикальном искажении их национального самосознания.  Причем упор  в этом сомнительном деле делался на всестороннюю фальсификацию исторического и, в целом, гуманитарного образования. Так, в  учебниках истории было полностью исключено использование таких понятий как Русь и Русская земля относительно территории современной Белоруссии. Киевская Русь и Россия стали представляться враждебными и агрессивными государствами в отношении «древнебелорусских княжеств», ВКЛ и Речи Посполитой. Последние  же  вопреки историческим реалиям стали именоваться государствами белорусов.

К примеру, знаменитое междуусобное столкновение русских князей 1067 года, вошедшее в историю как «битва на Немиге», стало преподноситься как борьба «суверенного полоцкого княжества с великодержавной экспансией имперского  Киева».

Развал СССР и политика дерусификации, проводимая в новоявленной Республике Беларусь, неизменно порождали и порождают широкие протестные настроения в белорусском обществе, опираясь на которые первым президентом РБ стал депутат Верховного Совета РБ Александр Лукашенко. При этом центральными положениями предвыборной программы Лукашенко  были установление государственного двуязычия и Союз с Российской Федерацией.

В мае 1995 года был проведен республиканский референдум по этим и другим вопросам, в котором  приняло участие 64,8 процентов белорусских граждан. За введение русского языка в качестве второго государственного проголосовало 83,3 процента избирателей, принявших участие в референдуме, и, таким образом, русскому языку был предоставлен равный статус с белорусским языком. Окончательно статус государственного русский язык получил в ходе конституционного референдума в ноябре 1996 года, что закреплено соответствующим законодательством.

Согласно статье 17 действующей Конституции Белоруссии «государственными языками в Республике Беларусь являются белорусский и русский языки». Соответствующие изменения были  внесены и в действовавший с января 1990 года антирусский закон «О языках в Республике Беларусь». В редакции данного закона от 13 июля 1998 года определена область применения двух государственных языков. Так, на белорусском и (или) русском языке работают, принимают и публикуют свои акты органы государственной власти и местного самоуправления, ведется делопроизводство, техническая  и проектная документация.

 

В соответствии с действующим  законом «О языках в Республике Беларусь» (статья 21)  «Республика Беларусь  гарантирует  каждому  жителю  неотъемлемое право  на  воспитание  и  получение  образования  на белорусском или русском  языке». А  закон «Об образовании» (статья 5) «гарантирует гражданам право выбора языка обучения и воспитания и создает соответствующие условия для реализации этого права».

 

В то же время Республика Беларусь  как государство отдает определенное предпочтение образованию на белорусском языке. Так,  в уже упомянутой статье закона «Об образовании» сказано, что «обучению на белорусском языке, изданию литературы, учебников и учебных пособий на белорусском языке оказывается государственная поддержка».

 

После введения в Белоруссии государственного двуязычия выбор основного языка обучения (оба государственных языка обязательны для изучения) стал определяться желанием родителей (в случае дошкольного воспитания или школьного обучения) или самими учащимися или студентами. И естественно, что в случае свободного выбора предпочтение отдается русскому языку.

 

При этом постоянно растет количество белорусов по национальности, определяющих русский язык в качестве родного. И это вопреки сформированной в советское время традиции, в соответствии с которой белорус должен указывать в качестве родного  языка белорусскую «мову» даже если он на ней никогда не разговаривал и, главное, не думал.

 

Если в 1959 году только 6,8 процентов белорусов назвали родным языком русский, в 1970 году — 9,8, в 1979 году — 16, то в 1989 — 19,7 процентов. В 1999 году вследствие суверенизации Республики Беларусь и благодаря навязчивой пропаганде об «отдельности» белорусов от русских количество лиц белорусской национальности, назвавших родным русский язык уменьшилось и составило 14,3 процента, но вот согласно переписи 2009 года число таковых уже возросло до 36,9 процента.

 

В целом же за период с 1999 по 2009 год значительно увеличилось общее количество жителей Белоруссии, определивших русский язык в качестве родного. Если в  1999 году таковых было 24,1 процента, то согласно данным переписи 2009 года уже 42 процента населения Республики Беларусь назвали русский родным языком. При этом великороссы (русские по официальному опроснику) составляют из них чуть больше пятой части, остальные за незначительным исключением являются белорусами по национальности.

Еще более впечатляют цифры связанные с «языком, на котором разговаривают дома». Так, в 1999 году на русском языке в обиходе общалось 62,8 процента общей численности населения республики. Среди белорусов удельный вес русскоговорящих составлял 58, 6 процентов. В 2009 году по-русски в быту разговаривало 62,1 процент от общего числа населения, среди белорусов же доля говорящих в обиходе на русском языке возросла до 69,7 процентов.

Таким образом, в Белоруссии в значительном большинстве своем население постоянно говорит на русском языке (в действительности по-русски говорят практически все жители республики), хотя официальная пропаганда, продолжая линию «ленинской национальной политики» постоянно внушает белорусским гражданам, что родной для них является исключительно белорусская «мова».

В то же время подобные утверждения в корне противоречат существующей действительности. Подавляющее большинство жителей Белоруссии с рождения находятся в русской языковой среде.  Это относится как к горожанам, так и к жителям сельской местности. Причем до недавнего времени селяне в большинстве своем разговаривали на наречии, которое с советских времен «свядомые» интеллигенты называют т.н. «трасянкой», т.е. неправильной белорусской «мовой».

На самом же деле речь белорусского села была ничем иным как белорусским наречием русского языка, которое еще в первой четверти XXстолетия академик Е.Ф. Карский определил как «самое  важное местное видоизменение русского народного языка».

Поэтому имеющий место в настоящее время переход сельского населения Белоруссии в условиях информационного общества с наречия на основную форму русского языка  вполне закономерен и остановить его какими-то административными мерами вряд ли представляется возможным.

 

В настоящее время большинство школ с белорусским языком обучения находится в сельской местности или небольших городах. При этом даже в деревнях «мова» звучит только во время уроков, на переменах же и вне школы учащиеся и учителя говорят по-русски. И это неудивительно, ведь Белоруссия – старинный русский край и пришло время об этом говорить в полный голос.

[1] Е.Ф. Карский. «Белорусы», т.1 – Минск, «БелЭн», 2006.

[2] Цитируется по «Память: ист.-документальная хроника Речицкого р-на в 2 кн.», Минск: Беларусь,1998.

[3] Цитируется по Без-Корнилович  М.О. «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии», Минск: Алфавит, 1995.

[4] Е.Ф. Карский, «Белорусы», т.1. стр.202 – Минск, БелЭн, 2006.

makarenko.by

Как русский язык притесняют в Беларуси во всех сферах

Картинка выше была создана об украинском языке, но как нельзя лучше отображает суть языкового процесса в Беларуси.

Этот текст написан на русском языке, поскольку только для русскоязычных людей он и необходим. Люди, которые при общении используют белорусский язык и так в курсе всего, что здесь написано. 

Несколько дней назад Министр Культуры России Владимир Мединский высказал мысль, что в Беларуси притесняют русский язык. Мол, вывесок с русским языком стало меньше, везде только белоруский и английский. Так вот, для всех тех людей, которые и вправду верят, что русский язык в Беларуси притесняют мы приводим несколько доводов, которые доказывают, что это не так. Список очень неполный и в будущем, возможно, будет пополняться. Тем более что и сама тема благодатная для обсуждений.

Русскоязычные чиновники. Все белорусское руководство, начиная от главного чиновника (президента) и заканчивая госслужащими в районных администрациях говорит на русском языке (за ооочень редким исключением). Лукашенко использует белорусский язык от силы 1-2 раза в год. И обычно это становится такой большой сенсацией, что об этом сразу же пишут абсолютно все белорусскоязычные СМИ. То же самое случается, если вдруг некоего белорусскоязычного человека назначают на работу в какое-нибудь министерство. За очень длинное время лишь один важный белорусский чиновник в качестве основного языка общения использовал белорусский – бывший министр культуры Павел Латушко, который ныне возглавляет Театр им.Я.Купалы в Минске.

Все законодательство в Беларуси ведется исключительно на русском языке. Да-да, любой закон, который выходит в Беларуси, появляется исключительно в русскоязычном варианте. Никаких его переводов на белорусский язык не существует. 1 марта, во время «Большого разговора с президентом», А.Г.Лукашенко отметил, что перевод законов на белорусский язык стоит денег и никто этим заниматься не будет. То есть нет даже речи о том, чтобы изначально издавать закон на белорусском языке. За последние годы единственным законодательным актом, который вышел сразу на белорусском языке, был “Кодекс о культуре”. А так попробуйте найти в интернете, например, “Трудовой кодекс” на белорусском языке. В общем, если человек хочет знать закон своей страны, он просто обязан читать его на русском. Других вариантов просто нет.

В школах учат русскую литературу. Заметьте, изучают не иностранную, а именно русскую литературу. Так что со значительной долей важных произведений белорусские школьники просто не могут ознакомиться. Они у нас не изучаются. Ни “Убить пересмешника”, ни “Хижина дяди Тома”, ни прочие. Какой-то процент иностранных авторов изучается в рамках программы по русской и белорусской литературе, но он очень незначителен. Не хочется долго разглагольствовать на эту тему. Подробнее мы об этом уже писали в материале “Зачем в белорусских школах изучают русскую литературу?”.

Историю Беларуси учат на русском языке. Еще лет 15 назад “История Беларуси” в школах изучалась на белорусском языке. А потом кто-то подумал – а зачем историю, пускай и Беларуси, учить на белорусском? Давайте переведем все учебники на русский язык и все.

Нет белорусскоязычных школ. Да-да, если родители хотят отдать своего ребенка в белорусскоязычный класс, то есть туда, где математика, физика, география и все остальные предметы будут преподаваться на белорусском языке, им придется очень сильно постараться. Нередко таким детям приходится добираться до школы через весь город. Из-за этого многие родители плюют на свою идею и отдают детей в обычную русскоязычную школу поблизости. И, внимание, эта проблема касается только больших городов – Минска, Гомеля, Бреста. В маленьких городах ее не существует. Там чаще всего у родителей просто нет альтернативы – есть только русскоязычные школы и все. Такая же проблема актуальна для детских садиков.

Нет белорусскоязычных вузов. А вот это и вправду огромная проблема. Если белорусскоязычный класс с горем пополам еще можно найти, то в университетах все исключительно на русском. Исключение лишь белорусская филология. А так неважно, на кого ты хочешь учиться – на юриста, маркетолога, химика или журналиста. Делать ты это будешь только на русском языке. Вариантов просто нет. Никаких. Расскажите белорусским студентам, как сильно в стране притесняется русский язык – посмеетесь вместе.

Сфера обслуживания. За редким исключением (очень редким) вся сфера обслуживания в Беларуси ведется на русском языке. А эти самые редкие исключения (вроде одного магазина Евроопта или сети заправок А-100) становятся не менее громким новостным поводом, чем белорусскоязычные чиновники. И еще кое-что – даже в местах с белорусским сервисом вы можете попросить людей перейти на русский язык, ссылаясь на то, что не понимаете. А попробуйте-ка попросить перейти на белорусский язык – на вас посмотрят как на последнего идиота.

Киноиндустрия и шоу-бизнес. Про кино кратко – почти все фильмы, которые создаются в Беларуси, снимаются на русском языке. Про шоу-бизнес тоже быстро – в Беларуси нет популярных поп-исполнителей, которые поют на белорусском языке. Белорусский язык в музыке остается уделом альтернативной сцены – панк, рок, метал. Исключения очень редки. Отдельно хочется сказать про кинотеатры. Все фильмы белорусы вынуждены смотреть на русском языке. Поскольку в стране до последнего времени никто не дублировал киноленты на белорусский. Сейчас эта ситуация меняется, но показы на белорусском происходят редко и часто несколько лет спустя после мировой премьеры. Если не ошибаюсь – в прошлом году, например, была возможность посмотреть на белорусском картину “1+1”.

Телевидение и СМИ. То же самое, что и в остальных сферах. Мало того, что в Беларуси без всяких преград транслируются основные российские каналы (причем не через спутник, а в основном пакете телеканалов), так и белорусские каналы в качестве языка предпочитают русский. На нем идут новости, репортажи, на нем же комментируются футбольные и хоккейные матчи. Бывают, конечно, исключения, когда спортивные состязания комментируются на белорусским. Но случается это редко и в основном зависит от комментатора – что поделать, очень малый процент из них умеет говорить на белорусском. То же самое относится к газетам. Все издания с самыми большими тиражами, которые спонсируются государством и распространяются добровольно-принудительно издаются на русском языке. Опять же, за очень редким исключением.

Интернет. Казалось бы, хоть здесь, где государственные деньги играют меньшую роль, белорусского языка будет больше. Но нет. Крупнейшее сетевое издание TUT.by пишет на русском языке, как, в принципе, и большая часть сетевых изданий. И их можно понять – они стараются зарабатывать деньги на рекламе и выживать, а чтобы добиться этого надо ориентироваться на массовую, то есть русскоязычную аудиторию. И это касается не только новостных сайтов, но и интернет-магазинов.

Продажи. В Беларуси очень мало брендов, которые называются по-белорусски. А даже если такие и есть, то вся выходная информация (данные о составе, производителе и т.д.) все равно пишется на русском языке. Исключения редки.

 

Вместо заключения

За последние лет 25 белорусская власть не сделала ровным счетом ничего, чтобы хоть как-то популяризировать белорусский язык. Названия улиц и объявления в транспорте? Я вас умоляю, это так – мелкая уступка, по сравнению с тем, насколько плотно здесь насажен русский язык. Это даже не похоже на попытки уравнять в статусах два государственных языка.

Да, в последнее время появляется все больше людей, которые изучают родной язык, читают белорусские книги и слушают белорусскую музыку. Но происходит это не благодаря, а скорее вопреки действиям власти. Создается уникальная ситуация, когда люди сами хотят изучать язык. И именно из-за личного желания граждан его популярность становится все больше и больше, особенно среди молодежи. Особенно ярко это видно в сфере рекламы, которая неконтролируема государством. Именитые бренды, в том числе иностранные видят, что белорусский язык набирает популярность. Поэтому с каждым годом появляется все больше и больше белорусскоязычной рекламы. Власть не влияет на рекламу. Это просто реальная тенденция.

А теперь задумайтесь. Вне зависимости от того, живете вы в России и горите желанием защитить русский язык во всем мире, или же вы из Беларуси, но считаете себя русским и думаете, что ваши права ущемляют. Если сами люди хотят знать и изучать родной язык, не справедливо ли, что государство просто подстраивается под их желания, а не наоборот? Любой язык – это живая структура. Если он бесполезен и никому не нужен, он умирает. Если его любят и ценят, то он выживет под любым давлением. С поддержкой власти или без нее. Другое дело, что сама власть может сделать так, что люди начнут ненавидеть даже родной язык.

И я ни разу не встречался с ситуацией, когда кого-то ругали или оскорбляли из-за русского языка. Это был бы просто нонсенс, учитывая что вне семьи 85% говорят на русском. А если кто-то рассказывает вам такие истории, значит он знатный сказочник. Не верьте ему, приезжайте в Беларусь и сами во всем убедитесь.

947 Всего просмотров 2 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Просмотров: 376

delaemvmeste.by

МИФ О РУССКОМ ЯЗЫКЕ В БЕЛАРУСИ

 

 

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2014

 

 

В связи с конфликтом России против Украины, в пророссийской прессе появились нападки и на Беларусь: дескать, у нас тоже «власти угнетают русскоязычное население». Руководство Беларуси уже назвало такие обвинения нелепыми и провокационными. И действительно, авторы подобных «претензий» либо невежественны в вопросах лингвистики, либо специально на пустом месте «нагнетают страсти» с целью какой-то провокации.

 

«БЕЛАРУСКИЙ ЯЗЫК – ДИАЛЕКТ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА»

 

Вот, например, «Отдел Белоруссии Института стран СНГ» сделал заявление под названием «В последнее время в Белоруссии участились нападки на русский язык со стороны высокопоставленных чиновников министерств культуры, образования и информации». В заявлении говорится:

«Русский язык не является для Белой Руси языком, привнесенным чужеземцами. Он существует на территории современной Белоруссии только в литературной форме не менее тысячи лет. И если кто-то этого не знает, то ему достаточно открыть фундаментальный труд классика белорусского языкознания Евфимия Карского «Белорусы», чтобы убедиться в этом. В этом научном труде белорусский языковой вопрос исследован самым тщательным образом и ясно сказано, что русский язык для Белоруссии является исконным языком. Белорусская «мова» является наречием, т.е. разновидностью русского языка, сам русский язык является для белорусов таким же родным, как и для великороссов.

Поэтому противопоставлять русский и белорусский языки могут люди или невежественные, или же преследующие антирусские, а, следовательно, и антибелорусские политические цели».

Ту же самую мысль на всякий лад повторяют прочие пророссийские болтуны, которые трудов Е. Карского никогда в руках не держали. Вот, к примеру, что вещает портал «Реальный Брест» в статье «Русский язык становится в Белоруссии изгоем?»:

«Как показал еще в начале XX века выдающийся ученый-славист академик Евфимий Карский в своем фундаментальном труде «Белорусы», белорусская мова является наречием, т.е. разновидностью русского языка».

Это совершенно не так! На самом деле в царской России было совсем иное понимание понятия «русский язык». Например, Владимир Даль был автором вовсе не «Толкового словаря русского языка», как стали искажать советские издатели книги, а «Великорусского наречия русского языка» (так называлось первое издание его книги).

То есть для Даля нынешний русский язык – лишь наречие, как равно беларуский и украинский. Которые не «отпочкования» от великорусского наречия, а равноправные части общего «русского языка».

Точно так и Карский считал язык великороссов лишь наречием русского языка. Но это же не означает, что наша мова – это якобы «разновидность» великорусского наречия! Она к этому наречию никакого отношения не имеет!

 

ЯЗЫКИ И НАРЕЧИЯ

 

В чем отличие языка от наречия (диалекта)? Лингвисты обычно используют термин идиом, обозначающий любую мало-мальски отличную от других разновидность языка. Так вот идиом может считаться диалектом, если:

— он не является стандартизованным литературным языком;

— его носители не имеют собственного государства или автономного образования;

— он не является престижной формой общения.

В случае с беларуским языком, это вполне престижная форма общения (на ней вещают государственные телеканалы, проводятся торжественные мероприятия, пишутся документы). Это язык самостоятельного государства, соучредителя ООН. Это литературный язык гениев беларуской литературы, признанных во всем мире.

Таким образом, сегодня нет ни одного основания называть беларуский язык «наречием» какого-то иного языка.

Да, такое основание было в царской России, когда беларуский язык был запрещен царизмом в богослужении и книгоиздании, когда беларусы были лишены насильно своей государственности и когда царизм прилагал огромные усилия для ассимиляции литвинов-беларусов в этнос московитов-русских. Вот тогда-то и возникла чисто политическая концепция о том, что якобы есть некая общность «русские» из трех народов, живущих в границах Российской империи. В рамках этой общности царизм выделял великорусское, беларуское и украинское наречия «общего русского языка». Подчеркиваем – не русского в нынешнем значении, который считался только великорусским наречием русского языка.

Также в 19 ст. царизм планировал со временем дополнить «русский народ» поляками, а польский язык считать тоже лишь наречием русского языка.

Однако беларусы и поляки попали в Российскую империю лишь в 1795 году, и по научному определению до этого времени их языки никак не могут считать «наречиями русского языка»: в составе России мы до этого никогда не были, имели свои языки в качестве государственных, частью русского народа не являлись.

 

КАКОЙ ЯЗЫК НАЗЫВАТЬ РУССКИМ?

 

«Отдел Белоруссии Института стран СНГ» в своем сообщении занимается выдумками:

«Поколения молодых белорусских граждан, получивших образование в независимой Белоруссии, буквально зомбировались в плане «отдельности» белорусов от русского народа и России. И эта фактически ежедневная антиисторическая пропаганда в рамках учебного процесса дала-таки свои сомнительные «плоды». Молодые люди, закончившие белорусские учебные заведения, даже при самом позитивном личном отношении к России, не имеют представления о том, что русский язык является исконным для Белоруссии, что именно русский язык (в его западнорусском варианте) был официальным языком Литовско-Русского государства (впрочем, о существовании которого они тоже не догадываются) до его запрета сеймом Речи Посполитой в 1696 году. И когда сведения о подлинной роли русского языка в истории Белоруссии им предоставляются, то это нередко становится для них не только открытием, но и потрясением, т.к. это раскрывает полную несостоятельность существующей в Республике Беларусь системы исторического образования».

Советуем авторам этого «института» открыть документы Московии эпохи Ивана Грозного и сравнить их с нынешним русским языком. И дать почитать кому-нибудь из московских прохожих. Никто из москвичей ни слова не поймет.

Это как раз языки Беларуси и Украины 16 века похожи на их нынешние, а нынешний русский язык – это искусственный новодел Ломоносова, кабинетная выдумка, которой 200 лет. В ней совершенно не та грамматика, а большинство лексики – заимствования из западных языков, а также из тюркских и финских.

Но даже не это удивляет в агрессивной российской невежественности.

Мелетий Смотрицкий, беларуский (литвинский) просветитель, работавший в Вильно и Киеве, автор изданной в 1619 году «Граматiки словенскiя правильное синтагма», задолго до «революционера» в русской лингвистики Ломоносова, создателя грамматики российского языка, создавал научные основы языка русинов.

Как и в Грамматике Л. Зизания, он четко отличал болгарский церковный язык от языка русинов: «Словенски переводимъ: Удержи языкъ свой от зла и устнъ своъ же не глати лсти. Руски истолковуемъ: Гамуй языкъ свой от злого и уста твои нехай не мовятъ здрады».

Ясно абсолютно (как и далее по его книге), что русским языком автор считает нынешний украинский язык (тогда русинский язык русинов). А вовсе не язык Московии-России.

«Нехай», «мовять», «здрады» — это чисто беларуско-украинские слова, которые Мелетий Смотрицкий называет «переводом на русский язык».

Так вот вопрос: где слова «гамуй», «нехай», «мовять», «здрады» — в якобы РУССКОМ языке? Их нет. По этой грамматике язык Москвы как тогда был НЕРУССКИМ, так и сегодня это НЕРУССКИЙ язык.

Во времена ВКЛ «Русью» называли только земли нынешней Украины (а украинцев называли «русинами», Беларусь – «Литвой», беларусов – литвинами). А в Московии жили мосхи («московиты»), еще не вполне славянизированные финно-угры и татары. (Например, советуем почитать книгу Михалона Литвина «О нравах литвинов, мосхов и тартар», написанную около 1500 года.) Выдавать их за некую «Русь» и эталон «языковой русскости» — это издеваться над исторической правдой и зомбировать школьников. Ничего «русского» там не было, только ордынское.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЯЗЫКОВ

 

В 4-6 столетиях на территории современной Беларуси жили западные балты и готы, в Украине – сарматы (ираноязычные индоевропейские племена, их язык наиболее был близок нынешнему осетинскому), в России финно-угры. В Северной Польше (Мазове) – западные балты, в Южной (Ляхии) – сарматы, на Балканах иллирийцы. В Полабье – западные балты и кельты. В Чехии – кельты.

Население жило в основном по руслам рек, и скоро появились промышлявшие по этим руслам РУСЫ (от готского «грести») – в основном готы с западными балтами и кельтами из Полабья. Они стали контролировать все торговые речные пути в этой части Европы и получили прозвище «варяги». Для общения с местным населением и между собой варяги родили койне – крайне упрощенный язык межплеменного общения на основе готского, балтского, сарматского, иллирийского и отчасти кельтского языков. В результате исчезают в регионах этих рек языки автохтонов, и вместо готов, балтов, сарматов, иллирийцев и кельтов там за несколько веков появляются «славяне» — то есть понимающие межплеменной койне, язык торговли, речного промысла, военной службы. Конечно, они весьма отличались между собой (как и по сей день) из-за разных языковых субстратов.

Постоянная Новгородская экспедиция академика В. Янина детально исследовала этот процесс на исторической фактуре Древнего Новгорода. Туда прибыла небольшая (в несколько тысяч) колония ободритов Рюрика из Полабской Руси (славянизированных кельтов с узкими и длинными черепами, полный аналог которых в могильниках под Мекленбургом). Они возле шведской колонии Ладоги (шведы их и позвали из-за спора с местными финнами) заложили Новгород – как продолжение полабского Старгорода (ныне Ольденбург в Германии, старейший славянский город). Местные саамы, как показывает язык берестяных грамот, около 250 лет переходили на славянский койне, пока не стали «словенами». Но самое интересное: это язык вовсе не Киева (там язык карпатской славянской группы), а язык лехитской группы, единый с ляхами Кракова.

Это недавнее открытие поставило жирный крест на выдумках царизма и СССР про какой-то «общий в прошлом древнерусский язык». И, кстати, про нынешние байки о «полонизации беларуского языка». Как оказалось, язык Древнего Новгорода изначально был лехитской группы.

Осев на Ладоге, маркграф Дании Рюрик (бежавший с Родины из-за политических проблем) послал своих готов и ободритов осваивать близлежащие земли чуди и балтов-кривичей, а заодно решил контролировать для «кормления» (получения дани) путь «из варяг в греки». Посланный им отряд с великим удивлением узнал, что на этом пути, как писал Татищев, в Киеве правят «какие-то свои русские князья» от «какой-то своей Руси». Все верно: их славянский язык оказался карпатской группы, а сама Русь Киева была вовсе не северных корней, а шла от Карпатской Руси (Галиции), а та от Венгерской Руси со столицей в Кёвё (не путать с Киевом!), что было последствиями походов князей острова Русин (Рюген) на Рим еще за многие века до Рюрика.

Таким образом, понятие «Русь» тогда, как огромное «речное кольцо», охватывало почти всю Центральную и Восточную Европу. Но вот к будущей Московии это никак не относилось.

Видя такие новые реалии, Византия решила использовать славянский койне для своего государственного влияния через распространение христианства по речным путям этого обширного региона. В 863 г. был на основе греческого алфавита разработан славянский (внешне греческий) алфавит, а Библию перевели на язык койне. Таковым был выбран солунский диалект македонского (болгарского) языка 9 века; через два века он уже вымер и остался в истории как «церковнославянский» или у ученых средневековья просто «славянский».

Так Киевская Русь (первые века являвшаяся готской и варяжской) стала распространителем и языка, и веры.

Когда земли будущей Московии захватывал и осваивал киевский князь Юрий Долгорукий, то с ним была целая армия болгарских попов – они учили местных мосхов через крещение еще и славянскому языку. Но поскольку живший по реке Москва народ мокша мордовской языковой группы (финно-угорской) абсолютно не понимал индоевропейские языковые реалии, то его пришлось учить «с нуля», по религиозным книгам. Вот по этой причине язык великороссов и оказался наиболее близок церковнославянскому (фактически и был вымершим солунским диалектом Болгарии).

Как известно, латынь в средние века была языком не только католицизма, но еще науки и канцелярии (в Польше, например, была государственным языком при создании Речи Посполитой). Аналогичную функцию выполнял и церковнославянский язык в ВКЛ, в Республиках Новгорода и Пскова, в Великом княжестве Тверском, а также в Орде (включая ее московский улус), в Молдове, в Румынии, в Сербии и в ряде других регионов – абсолютно нерусских.

Но поляки не додумались называть латынь «польским языком» из-за того, что это был средневековый язык Польского государства. Однако до такой глупости додумались в своем московоцентричном порыве идеологи России в отношении церковнославянского языка, который спекулятивно и вопреки всем научным фактам стали называть «древнерусским».

И их не смущало, что Солунь, Македония, Болгария – это никакая не «Русь», что там языковой субстрат иллирийского языка (теорию языковых субстратов в СССР вообще запретили). Их не смущало, что Молдова, Румыния и Сербия, где церковнославянский тоже был канцелярским, — это не «Русь» в российском понимании. Вместо этого идеологи выдумали, что, дескать, церковнославянский язык был народным языком «древнерусской народности», а потом беларуский и украинский языки «испортились».

Термин «испортились» тут совершенно нелеп. У трех языков совершенно разное происхождение.

Нынешний так называемый «русский язык» — это отпочкование от вымершего солунского диалекта (9-11 ст.) болгарского языка (рожден на основе церковнославянского). У него в основе иллирийский субстрат, в том числе иллирийское «Да», что только на Балканах. Беларусы, украинцы, поляки, лужичане и другие славяне региона говорят «Так» в знак согласия. Кстати, по этой причине в России не хотят по сей день в богослужениях отказываться от церковнославянского языка, но языковая реформа Ломоносова создала уже новый российский язык – оторванный от церковнославянского, то есть от солунского – по законам своей многовековой жизни. И, как уже говорилось, именно в нынешнем языке России более всего сегодня западных заимствований, которые массово пошли со времен Петра.

Нынешний украинский язык – это есть в понимании средневековых лингвистов НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК, у него сарматский субстрат.

Ну а у нынешнего беларуского языка история вообще иная. Изначально это язык западных балтов ятвягов, дреговичей, кривичей. Территория Кривы была в какой-то мере славянизирована (далеко не полностью) во времена Варяжской Руси. А вот литвины Истинной Литвы (Западной Беларуси) перешли на волынский диалект русинского языка (украинского) только в 16 ст., о чем мы подробно писали в цикле статей. Нынешний беларуский язык – это смешение волынского диалекта украинского языка с нашим западнобалтским субстратом литвинов.

Но при чем тут Россия?

Еще можно было бы понять, если бы какие-то имперские претензии предъявляла Болгария: мол, вот на нашем солунском церковнославянском писали документы в Киевской Руси, в Молдове, в Румынии, в Сербии, в ВКЛ, в Московии… Но, простите, точно так латынь была канцелярским языком везде в западной части Европы – но это же не повод для притязаний Италии на эти страны и народы!

Однако вовсе не в Болгарии, а в России самым странным образом объявили чужой церковнославянский язык «древнерусским» и стали полагать «своими» все земли, где сей болгарский язык использовался как канцелярский. Причем, на деле Россия – это Орда, а вот Русь – это Великое княжество Литовское (т.е. Беларуское), Русское (т.е. Украинское) и Жемойтское (т.е. Летувисское). Как же язык Орды можно считать «русским»?

Собственно, нынешний конфликт Москвы с Киевом – это в чистом виде конфликт Орды с Русью: конфликт цивилизаций, культур, ментальности.

 

ВОПРОСЫ ТОПОНИМИКИ

 

Что касается решения Топонимической комиссии, которое автор статьи на портале «Реальный Брест» находит «русофобским», то это вообще-то лишь исполнение решений ООН, обязательных для всех стран: отображать названия с языка государства. Национальным языком Беларуси, как известно, является вовсе не русский, а беларуский язык. Русский язык у нас – это только язык маленького нацменьшинства и язык межнационального общения. Так с какой стати ООН должна считать русский язык нашим национальным, а не беларуский? У того же Карского это два разных наречия с равными правами, одно национально для беларусов, другое для великороссов.

По этому вопросу мы давно писали в газете:

«9-13 октября 2006 года в Таллинне состоялась международная конференция экспертов ООН по топонимике, которые постановили: беларуские названия на иностранных картах ДОЛЖНЫ ПЕРЕДАВАТЬСЯ С НАЦИОНАЛЬНОЙ ФОРМЫ ЗВУЧАНИЯ. Это значит, что на немецких картах вместо Weissrusland (калька с Белоруссии) появится Belarus. Вместо Gomel, Mogilev и Vitebsk — Homiel, Mahiliou и Viciebsk.

Аналогично и на российских картах: никаких «российских вариантов» написания наших топонимов на русском языке БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ. То есть, это для России полная транслитерация всех географических реалий Беларуси с беларуского языка на русский. И никакими «фи» российских лингвистов это не оспорить, так как это – решение, УТВЕРЖДАЕМОЕ КОНФЕРЕНЦИЕЙ ООН: Организация Объединенных Наций обязала отныне карты в России издавать с топонимами Махилеу, Вицебск и Хомель».

В статье:

«Не следует забывать, что в Договоре о создании Союзного государства в первых строках преамбулы сказано, что оно создается, «руководствуясь волей народов России и Белоруссии к единению и опираясь на общность их исторических судеб, заботясь о жизненных интересах своих граждан». Поэтому любому вменяемому человеку очевидно, что в Республике Беларусь с учетом государственного двуязычия географические и дорожные указатели должны быть написаны на русском и белорусском языках.

Однако идеологическими верхами в РБ похоже движут совсем иные категории из примитивного разряда «абы не москаль». При этом их антирусские языковые новшества становятся все более изощренными и циничными».

Хочется спросить у автора: а где же такие «с учетом государственного двуязычия географические и дорожные указатели должны быть написаны на русском и белорусском языках» — в Российской Федерации? И не является ли их там отсутствие из категории «абы не бульбаш» и «антибеларускими языковыми новшествами, изощренными и циничными»?

По разумению автора, если создано «союзное государство Беларуси и России», то беларусы должны отказаться от своего языка. Заодно от своей культуры, от своей литературы, вообще от всего беларуского.

Так это тогда не «союз», а Российская империя эпохи вешателя Муравьева.

В статье:

«В 2014 году в Республике Беларусь должен состояться чемпионат мира по хоккею. В связи с чем минские власти заявили, что транспортные указатели в городе будут содержать надписи по-белорусски и по-английски. О русском языке, как водится в последнее время, «позабыли». Начали с метро. В подземке появились надписи латинскими буквами, но граждане с удивлением обнаружили, что названия станций минского метро сделаны не по-английски, что было бы логично и естественно, поскольку этот язык имеет статус международного. Скорее эти странные надписи выполнены на польский манер, с использованием букв польского алфавита.

Понятно, что такие языковые новшества не остались без внимания общественности и журналистов. Когда же последние поинтересовались у метрополитеновского начальства, что бы это значило, то получили довольно бесцеремонный ответ, что «ничего меняться не будет». Отсюда следует, что «польские» названия минских станций метро – это не чьё-то ошибочное действие, а сознательно проводимый курс на «польщинизацию» Белоруссии».

Страны с названием «Белоруссия» не существует с 1991 г. Как и слова в русском языке «польщинизация». Есть слово «полонизация». Надписи в метро сделаны вовсе не «на польский манер», а это беларуский язык на латинице – требование ООН о транслитерации названий национального языка на латинице. Польшу тут автор хочет приплести лишь из-за своей, видимо, ненависти к полякам, как и ко всему славянскому как западному, не ордынскому.

В статье:

«В этой связи поражает неграмотность и политическая бесцеремонность «самого близкого союзника России». Даже если история с надписями в метро просто недосмотр и головотяпство (…) минских органов управления, то это никак не снимает ответственность с более высокопоставленных лиц, которые должны заботиться не о том, чтобы постоянно по делу и без дела выставлять напоказ свой пресловутый суверенитет (на который собственно никто и не собирается посягать), а об элементарном уважении к русскоговорящим гостям республики и собственным гражданам».

Про «союзника» автор правильно поставил в кавычки: как союзник Беларуси может ненавидеть беларуский язык? А «политической бесцеремонностью» кажется как раз вот эта статья, которая унижает Беларусь и беларусов, является провокацией, разжигающей межнациональную рознь. Льет воду на мельницу ЦРУ и Госдепа США, которые хотят разрушить союз Беларуси и России.

Выше в своем тексте автор упоминает о том, что Беларусь – соучредитель ООН, а затем называет наш суверенитет «пресловутым». «Пресловутым» для кого же?

И разве не миллионами погибших в войну Беларусь заслужила свое право быть суверенным соучредителем ООН? И разве не за Беларусь воевали наши предки?

А за что же тогда? За Великую Россию с триколором РОА Власова и двуглавым орлом на шевронах? Нет, за это воевали на стороне нацистов предатели. И мы эту мерзость русского фашизма победили в Великой Отечественной войне.

Но, видимо, недобитки остались. И хотят опять крови, войны, захвата территорий, великой империи, господства своего языка в других странах – которых и странами не считают.

 

РУССКОЯЗЫЧНЫЙ – НЕ ЗНАЧИТ «РУССКИЙ»

 

Еще одно заблуждение заключается в том, что в России видят всех русскоязычных якобы ментально «русскими», то есть ордынцами, желающими захватывать администрации, вывешивать на них российский флаг, требовать аннексии и введения российских войск.

Но русский язык – это лишь язык межнационального общения, тот же койне, как славянский для многих стран и народов. Язык не несет сам по себе никакой «идеологии» и ни к чему человека не обязывает. И русскоязычный – не означает патриота Великой России.

В «Институте стран СНГ» г-на Затулина (который правильнее называть «Институтом по развалу СНГ») карикатурно представляют историю Беларуси и беларусов, если наивно полагают, что заговори беларус на русском – он якобы станет русским. Еще во времена Машерова беларусы стали массово говорить по-русски, но при этом всегда с гордостью понимали, что «беларус лучше русского». Откуда это всеобщее мнение – трудно сказать. Возможно, из-за самого названия с «бело-», что уже означает некое «особое качество» (а с трибун в РБ не раз повторяется, что беларуса от русского отличает некий «знак качества»). В любом случае для нашего народа быть беларусом более престижно, чем быть русским. Причем это понимают и русские, и другие народы СНГ, выделяя беларусов особым уважением. Таким образом, беларус – это некий престижный «брэнд», от которого никто в здравом уме отказываться не станет. Беларус, даже будучи русскоязычным, четко осознает, что он не русский. Видимо, поэтому в РБ нет ни одной пророссийской политической партии, а русское меньшинство постоянно тает, обеларусиваясь: всякий приехавший сюда русский влюбляется в Беларусь и становится беларусом.

Кроме того, в Беларуси издается огромное число патриотической пробеларуской литературы именно на русском языке. То есть русский язык как раз способствует пропаганде литвинизма, истории ВКЛ, национальной беларуской идентичности и независимости от России. Эти книги – лидеры продаж в книжных магазинах РБ. А вот книжки про «Великую Россию» и «Великий СССР» спросом у русскоязычных Беларуси не пользуются.

Сегодня беларусы в большинстве перешли в общении на русский язык. Но россиянами они от этого не стали – и никогда не станут. Как были беларусами-литвинами, так ими и останутся. Потому что язык у нас второстепенен в этническом определении. Напомним, что в ВКЛ эпохи 16 столетия житель был обязан для успеха в делах знать сразу несколько языков: литвинский (западнобалтский), русинский (ныне украинский), ляшский Кракова (тогда мало отличался от украинского), мазурский Варшавы (тоже западнобалтский), жемойтский (ныне летувисский), латинский и греческий.

И ведь все образованные люди ВКЛ эти языки знали и использовали!

В довоенной БССР было четыре государственных языка. До 1936 года официальными языками республики наряду с беларуским и русским были польский язык и идиш; лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе БССР на всех четырёх языках. Обратите внимание – это даже только в Восточной Беларуси, без Западной. А в Западной Беларуси поляков и евреев было еще больше.

Не было у нас никогда никаких «проблем с языками» — ни в ВКЛ, ни в БССР: языки меньшинств у нас исторически уважались и имели государственный статус. Вот поэтому еще больше непонятны нынешние «наезды на Беларусь». Причем с прицелом лишить нас уже беларуского языка как нашего государственного.

Но это язык страны, нации и абсолютного большинства населения, которое его учит и знает. «Подкапывая» под него, российские «товарищи» делают «подкоп» под саму Беларусь как суверенное государство 21 века. Зачем?

Один здравомыслящий историк написал: «Российская империя ментально и исторически тонет, как «Титаник», пытаясь цепляться руками за все, что подвернется, хватая с собой в бездну соседей».

По этой концепции мы видим водоворот… Туда затянуло Крым, Украину. Хотят затянуть нас с Евразией. В ближайшие лет 30 вся история планеты и будет определяться этим водоворотом.

А потом все кончится. «Титаник» утонет.

И после фонтана пузырей будет поставлена точка в нелепых спорах.

По мнению ученых, к концу века почти все население планеты будет говорить на едином языке глобализации – на работе, в семье, на отдыхе. Судя по всему, это будет некая новая разновидность английского языка с примесью других. На фоне этого ожидаемого и неизбежного факта мусолить тему каких-то «языковых меньшинств» — это означает жить в другой эпохе, жить вчерашним днем…

 

 

www.secret-r.net

Русский или белорусский: вопрос языка вызвал споры при переписи в Беларуси | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW

В Беларуси с 4 по 30 октября проходит перепись населения. Два вопроса анкеты, которую предлагается заполнить жителям страны, вызвали широкую общественную дискуссию о поддержке белорусского языка. В первом из них участников переписи просят назвать родной язык — в анкете он определяется как тот, который был усвоен в раннем детстве; во втором вопросе предлагают указать язык, на котором респонденты обычно общаются дома. 

Незадолго до начала переписи в стране появились несколько инициатив, призывающих жителей называть родным белорусский язык , — вне зависимости от того, на каком языке они говорили в детстве и общаются с домашними. Инициативы поддержали представители гражданского общества, бизнеса и интеллигенции. DW — о языковой ситуации в Беларуси и о том, почему не все в стране готовы считать белорусский своим родным языком.

Призывы поддержать белорусский язык

Поддержать белорусский язык, назвав его в ходе предстоящей переписи родным, жителей страны еще в июле прошлого года призвало «Таварыства беларускай мовы» («Общество белорусского языка». — Ред.). Авторы распространенного обращения также предлагали «вне зависимости от политических и религиозных взглядов и национальности заполнять опросные листы на белорусском языке». Еще одно обращение белорусской общественности с аналогичным призывом было обнародовано накануне переписи. Подписи под ним поставили представители гражданского общества и бизнеса, журналисты, члены Союза белорусских писателей и Белорусского Хельсинкского комитета и многие другие. В поддержку белорусского языка высказалась также Нобелевский лауреат в области литературы Светлана Алексиевич.

Алена Анисим

Алена Анисим

Глава “Таварыства беларускай мовы”, депутат Алена Анисим в беседе с DW говорит, что Беларусь находится «в ситуации, когда титульная нация оказалась лишена права на свой национальный язык». Среди факторов, свидетельствующих о недостатке институциональной поддержки белорусского языка, Анисим называет недостаточное число белорусскоязычных детских садов и школ и полное отсутствие вузов с белорусским языком обучения. Она уверена, что изменить ситуацию можно «волевым решением граждан»: если большинство участников переписи населения назовет своим родным языком белорусский, государство вынуждено будет обратить внимание на языковую политику.

Какой язык считать родным

Результаты предыдущих переписей населения — в Беларуси они проводятся каждые 10 лет — свидетельствуют о снижении доли людей, считающих белорусский язык родным:  если в 1999 году она составляла 73,2 процента, то в 2009 году уменьшилась до 53,2 процента. Социолог Оксана Шелест допускает, что не последнюю роль в этом сыграл тот факт, что родным языком в анкете назван язык, первым усвоенный в детстве. Подобное определение, по мнению эксперта, крайне спорно, особенно в Беларуси с ее языковым двуязычием и повсеместным использованием русского языка. 

Вопросы, на которые предлагается ответить участникам переписи населения

Вопросы, на которые предлагается ответить участникам переписи населения

«Если признать, что национальность — это не вопрос этнического происхождения или гражданства, а вопрос самоопределения, тогда и к родному языку нужно подходить с этими критериями», — говорит социолог. Шелест считает, что родной язык может быть для человека способом национальной и культурной самоидентификации — независимо от того, как часто он на нем говорит и когда впервые его усвоил. «В этом случае, отвечая на вопрос о родном языке, мы говорим о своем отношении к нему, а не о том, что случилось с нами в детстве вопреки нашей воле», — объясняет ученый.

Шелест полагает, что появление инициатив по защите белорусского языка и реакция на них общества объясняется в том числе и политическим контекстом — перепись населения проходит в момент переговоров Беларуси с Россией об углублении интеграции. «Русский мир» и тема «защиты русскоязычных» вызывает вполне обоснованные опасения у тех, кто ценит независимость своей страны. На этом фоне вопрос языка становится очень политизированным», — резюмирует социолог.

Белстат дискриминировал белорусскоязычных жителей?

«Назвать в переписи белорусский язык родным правильно и важно. Но этого мало. Необходимо защищать свое право на язык», — говорит Алина Нагорная, одна из инициаторов кампании «Умовы для мовы» («Условия для языка» — Ред.) и авторов справочника «Абароним мову!» («Защитим язык!» — Ред.). Участники кампании пытаются использовать все законодательные возможности, чтобы расширить употребление белорусского языка и объяснить всем желающим, каким образом можно бороться за языковые права.

Алина Нагорная

Алина Нагорная

Алина говорит, что за лето 2019 года активистам удалось добиться замены около 100 дорожных знаков новыми, надписи на которых были сделаны на белорусском языке. В настоящее время Алина намерена обратиться в суд с жалобой на Национальный статистический комитет Республики Беларусь — Белстат.  Девушка сочла проявлением дискриминации тот факт, что СМС-сообщения от Белстата с призывом участвовать в переписи населения написаны только на русском языке.

Кем чувствуют себя поляки в Беларуси

Белорусский — не единственный язык, поводом для защиты которого стала перепись населения. В сентябре в Беларуси стартовала акция «Pamiętam kim jestem» («Помню, кто я». — Ред.). Ее проводит польский фонд «Młode Kresy», созданный в 2015 году студентами из Гродненской области и зарегистрированный во Вроцлаве. Инициаторы призывают белорусских поляков указывать в анкетах свою национальность и родной язык. При этом участники кампании подчеркивают, что живущие в Беларуси поляки — не эмигранты: «Мы живем на своей родной земле — у себя дома. Мы неотъемлемая часть польского народа, хоть и родились в Беларуси», — сказано в их обращении.

Живущие в Беларуси поляки говорят о тех же языковых проблемах, что и белорусы: в стране не хватает школ с польским языком обучения, дорожных указателей на польском языке. «Но перепись населения — это шанс вспомнить о своих корнях и заявить о польской национальности и родном, польском языке», — отмечается в обращении фонда.

Впрочем, не все белорусы согласны с призывом указать в ходе переписи родным языком и языком общения белорусский, если это не соответствует реальному положению вещей. «Врать нехорошо, какими бы благими целями это ни оправдывалось», — написал на своей странице в в Facebook основатель белорусского сайта «tut.by” Юрий Зиссер.

Социолог Оксана Шелест в свою очередь считает, что люди, назвавшие родным белорусский язык, не лгут, а используют свое право на самоопределение. «Это касается и польской инициативы. Люди пытаются сохранить свою национальную идентичность, оставаясь белорусскими гражданами. И хотят, чтобы это было известно государству», — говорит она.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | Youtube | Telegram

Смотрите также:

  • По телевизору показывают первую инаугурацию Лукашенко
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    25 лет у власти

    20 июля 1994 года первым — и единственным пока — президентом Беларуси стал Александр Лукашенко, набравший 80% голосов во втором туре выборов. Его соперник, премьер Вячеслав Кебич, получил лишь 14%. Директор совхоза и депутат парламента Лукашенко построил тогда свою избирательную кампанию на обещаниях «запустить заводы» и победить коррупцию. На фото: первая инаугурация Лукашенко в 1994 году.

  • Лукашенко выступает, активно жестикулируя
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    «Батька» и «последний диктатор Европы»

    Вскоре после избрания в одном из своих выступлений Александр Лукашенко назвал себя «батькой» (по-белорусски — отец), который пришел, чтобы навести порядок в стране. С тех пор это прозвище широко используется в отношении Лукашенко в Беларуси и за ее пределами. На Западе белорусского лидера с подачи бывшего госсекретаря США Кондолизы Райс какое-то время называли «последним диктатором Европы».

  • Демонстрация в связи с 20-летием референдума об изменении Конституции РБ
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Президент с огромными полномочиями и неограниченное число раз

    После прихода к власти Лукашенко начал перестраивать под себя политсистему. На референдуме в 1995 и 1996 годах были изменены госсимволы, русский язык стал вторым государственным, а полномочия президента резко расширены за счет других ветвей власти. В 2004 году на референдуме в конституцию страны были внесены изменения, позволяющие Лукашено занимать пост президента неограниченное число раз.

  • Александр Лукашенко
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Западные санкции

    После референдума 1996 года, его итоги не признал Запад, Беларусь впервые попала под санкции ЕС. В 2006 году в санкционный список включили самого Лукашенко — за нарушение прав человека в ходе президентской кампании. Пика санкции достигли после выборов 2010 года и последовавших за ними респрессий против оппозиции. В феврале 2016 года Совет ЕС снял санкции с 170 физлиц и четырех компаний из РБ.

  • Владимир Путин и Александр Лукашенко
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Заклятые друзья

    Интеграция с Россией была одним из главных предвыборных лозунгов Лукашенко. За годы его президентства Минск и Москва заключили целый ряд договоров и даже создали Союзною государство. При этом двусторонние отношения, несмотря на заверения в дружбе, постоянно омрачались разного рода конфликтами, как правило, связанными с ценами на нефть и газ, а также с поставками белорусской продукции на рынок РФ.

  • Лукашенко между Путиным и Порошенко
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Сдержанность во внешней политике

    Несмотря на союз с Россией, Беларусь не признала независимость Абхазии и Южной Осетии и аннексию Крыма Москвой, за что удостоилась похвалы Запада. После начала конфликта в Донбассе по инициативе Лукашенко Минск стал площадкой для переговоров. Именно в белорусской столице были заключены соглашения, прописывающие процедуру разрешения конфликта на востоке Украины.

  • Себастьян Курц дарит лыжи Александру Лукашенко
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Балансируя между Москвой и Брюсселем

    Стремясь избавиться от чрезмерной зависимости от РФ, белорусский лидер давно пытается установить нормальные связи с Западом. Наблюдатели скромно оценивали результаты этих усилий. Однако в последнее время в отношениях Беларуси и ЕС наметилась определенная оттепель. В марте 2019 года Минск посетил тогдашний канцлер Австрии Себастьян Курц, пригласивший Лукашенко совершить ответный визит в Вену.

  • Лукашенко с сыновьями ставит свечки в церкви
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    «Православный атеист»

    Александр Лукашенко не раз подчеркивал, что является президентом страны, граждане которой исповедуют различные религии. Себя же Лукашенко назвал однажды «православным атеистом». При этом он регулярно посещает церковь вместе с сыновьями (на фото) по большим религиозным праздникам.

  • Александр Лукашенко с сыном Николаем
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Вероятный преемник?

    У Лукашенко три сына — Виктор, Дмитрий и рожденный вне брака Николай. О существовании младшего и, как говорят, самого любимого сына стало известно, когда Николаю было уже более трех лет. С тех пор президент часто брал Николая в зарубежные поездки и на официальные встречи. Мальчик встречался, в частности, с Владимиром Путиным, Бараком Обамой, папой римским Бенедиктом XVI, Си Цзиньпинем.

  • Лукашенко играет в хоккей
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Президент-хоккеист

    Александр Лукашенко — сторонник здорового образа жизни и большой любитель спорта, особенно хоккея, в который продолжает играть до сих пор. При Лукашенко в крупных городах страны были построены ледовые дворцы, а в 2014 году в Минске впервые прошел чемпионат мира по хоккею. В июне 2019 года белорусская столица принимала II Европейские игры.

  • Лукашенко на уборке картошки
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    Близость к народу

    Белорусский лидер постоянно подчеркивает, что близок к народу. Он регулярно устраивает широко освещаемые в госСМИ поездки в регионы с проверкой ситуации на местах, общением с местными жителями и разносами нерадивым чиновникам. При этом Лукашенко охотно демонстрирует, что не разучился выполнять простую работу — каждый год президент участвует в субботнике и уборке урожая.

  • Лукашенко на встрече с журналистами
    Александр Лукашенко: 25 лет у власти

    За что Лукашенко любят журналисты

    Многочасовые пресс-конференции и выступления Лукашенко — источник цитат и афоризмов, широко расходящихся в СМИ. Лукашенко поведал журналистам, что «вырос среди растений и животных», а также обещал, что «белорусы будут жить плохо, но недолго». Высказывание президента о том, что «надо раздеваться и работать», сделанное на Всебелорусском народном собрании, стало мемом, породив флешмоб в соцсетях.

    Автор: Александра Богуславская


www.dw.com

Русский язык в Белоруссии: проблемы и перспективы



В данной статье проанализирован материал, раскрывающий общие черты и специфику положения русского языка в Республике Беларусь. Несмотря на то, что положение русского языка в Республике Беларусь претерпевало неоднократные изменения, русский язык по-прежнему играет важную роль в жизни страны и общества.

Ключевые слова: русский язык, белорусский язык, Белоруссия, положение языка, языковая политика, национальный язык, латинизация.

Сферы использования русского языка вБелоруссии

В соответствии с общенациональным референдумом 1995 года и законом «О языках в Республике Беларусь» (1998) русский язык (наряду с белорусским языком) получил государственный статус [10]. С тех пор русский язык доминирует над белорусским во многих сферах. Однако, постепенно белорусский язык замещает русский.

В сфере образования

В 90-е годы ХХ века в новых независимых государствах СНГ, в том числе и Белоруссии, произошло резкое сокращение образования на русском языке (было закрыто несколько тысяч русских школ, а число обучающихся в этих школах сократилось более чем на 2 млн человек). После 2000-х годов этот процесс продолжался, хотя в некоторых странах СНГ он замедлился.

В Белоруссии в сфере образования русский язык по-прежнему имел ведущий статус. По официальным данным, на февраль 2013 г. в Белоруссии на белорусском языке обучалось 16,4 % школьников, в детских садах — 11,4 % детей (на белорусском и русском языках — 3,8 %), в учреждениях среднего специального образования — 0,9 % учащихся (на русском и белорусском -14,6 %), в вузах — (0,2 %), студентов (на русском и белорусском — 37,4 %) [3]. К настоящему моменту доля обучения на русском языке постепенно увеличивается.

По данным Министерства образования, число школ с русским языком обучения каждый год увеличивается примерно на 2–3 % . Доля детей, обучавшихся на белорусском языке, в 2005/06–2012/13 учебных годах снизилась с 23,3 % до 16,6 % (с 280,2 до 150,7 тыс.), на русском языке — выросла с 76,7 % до 83,3 % (изменение с 922,9 тыс. до 757,7 тыс.).

Что касается высшего образования, то в 2011–2012 учебном году в Белоруссии более 90 % студентов в вузах обучаются на русском языке. В Минске почти 98 % учащихся обучаются на русском языке, 0,2 % студентов (683 человека) получали образование на белорусском языке, 37,4 % — на белорусском и русском языках. Одним из предметов, по которым проводится тестирование для поступления в вузы, является на выбор русский или белорусский языки. Наблюдается тенденция к росту численности выпускников школ, которые на тестировании выбирают русский. Так, в 2011 году тесты по белорусскому языку выполняли только 52 тыс. человек, по русскому — 94,5 тыс. [11]. В 2016–2017 учебном году русский язык, несмотря на общее снижение его использования, в сфере образования по-прежнему доминирует над белорусским. Согласно статистике, опубликованной на сайте министерства, в 2016/2017 учебном году в 1−11-х классах школ Белоруссии обучалось около 967 тыс. детей, из них 838,4 тыс. (86,7 %) — на русском языке.

На пресс-конференции 19 февраля 2018 года в Минске специалист Ирина Булавкина заявила, что Министерство образования знает о проблеме недостаточного количества школ с обучением на белорусском языке. По ее словам, на 2018 году в стране действовало 2845 учреждений общего среднего образования, из них в 1520 (53,4 %) обучение ведется по-русски. Число белорусскоязычных учреждений образования выросло, но в основном они находятся в сельской местности [12].

В сфере культуры

В Белоруссии сохраняется высокая востребованность русского языка как основного носителя общемировой культуры и искусства. В повседневной практике подавляющее число библиотек, клубов и музеев использует русский язык. Из 18 театров Белоруссии русскоязычными являются 14.

Большое количество писателей и поэтов Белоруссии писали и пишут на русском языке, например, Светлан Алексиевич, Анатолий Аврутин, Вячеслав Бондаренко, Вениамин Блаженный и т. д. По данным Белстата, 85 % наименований книг и брошюр, изданных в 2011 году, были на русском языке (по-белорусски — 9 %). Среди журналов и других периодических изданий на русском языке выходило в 2011 году 81 %(по-белорусски — 17 %). Доля газет на русском языке в 2011 году составила 73 % (по-белорусски — 26 %) [3]. Основная часть передач на белорусском телевидении ведётся на русском языке. В 2016 году почти 80 % всех изданных в Белоруссии книг и брошюр были на русском языке. Об этом свидетельствуют данные статистического обзора, подготовленного Национальным статистическим комитетом Белоруссии: на русском языке в 2016 году издано 7,6 тыс. книг и брошюр общим тиражом 17,1 млн экземпляров. Литература на белорусском языке занимала в 2016 году только 11,7 % в общем количестве выпущенной в республике издательской продукции и 16,2 % в ее совокупном тираже.

На сегодняшний день наблюдается увеличение удельного веса литературы на белорусском языке в общем количестве литературы в фондах публичных библиотек республики. Вместе с тем, около 75 % состава их фондов — издания па русском языке. Общий объем фонда Национальной библиотеки Беларуси (НББ) составляет 8,4 млн экземпляров, 72 % из них — документы на русском языке. В потоке ежегодных новых поступлений русскоязычные издания составляют 82 %, при этом 93 % литературы, поступающей в фонды НББ в качестве обязательного экземпляра, является также русскоязычной [13].

Русский язык также преобладает в белорусских СМИ (особенно на телевидении), богослужебной практике православной церкви и протестантских организаций.

В сфере делопроизводства

После 1991 г. в республике были созданы самостоятельные структуры, занимающиеся проблемами научного и нормативно-методического обеспечения делопроизводственных служб — Комитет по архивам и делопроизводству Республики Беларусь, Белорусский научно-исследовательский институт документоведения и архивного дела.

В Республике Беларусь языками делопроизводства и документации, а также языками взаимоотношений государственных органов, органов местного управления и самоуправления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений являются белорусский и (или) русский языки. Тексты на печатях, штампах, штемпелях, формулярах, официальных бланках государственных органов, органов местного управления и самоуправления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений выполняются на белорусском и (или) русском языках. То есть русский язык и белорусский язык имеют юридически равноправный статус.

Но современное белорусское делопроизводство пока находится на стадии развития. Для него характерны две тенденции: заимствование подходов, выработанных в русском языке, и поиск собственных языково-стилевых средств.

Поэтому в официальной сфере использование русского языка шире. Судопроизводство в Белоруссии полностью русскоязычное, делопроизводство на белорусском языке почти отсутствует. Более того, в деловых кругах, финансовой и банковской системах пользуются русским языком. Даже президент страны Александр Лукашенко при исполнении своих обязанностей использует русский язык.

В повседневном общении

В последние годы языковая ситуация в Белоруссии имеет несколько парадоксальный характер. По переписи населения 2009 года в Республике Беларусь проживает 9503807 чел.: белорусов — 7957252 чел. (83,73 %), русских — 785084 (8,26 %). В качестве родного назвали белорусский язык более 60 %, русский — более 37 % [11]. В качестве языка, на котором обычно разговаривают дома, русский указали более 70 % опрошенных, белорусский — более 27 %. Иными словами, несмотря на то, что большинство населения считают своим родным белорусский язык, они тем не менее признают, что в жизни чаще пользуются русским языком.

В последние годы в селе вообще говорят на трасянке — смеси русского с местными белорусскими говорами. Согласно социологическому опросу, проведенному в 2011 году, около 88,37 % респондентов ответили, что в повседневном общении используют смесь белорусского и русского языка, 11, 22 % — русский и 0, 41 % — белорусский [3].

Функция русского языка вБелоруссии

Количество и распределение носителей русского языка в Белоруссии

Согласно переписи населения 1999 года, русский язык считают родным 24,1 % граждан Белоруссии, а согласно переписи 2009 года уже 41,5 % граждан (при этом белорусский язык назвали родным 53,2 % граждан Белоруссии). При этом его считают родным: 90,7 % русских (в 2009–96,3 %), 42,8 % украинцев (в 2009–61,2 %), 16,2 % поляков (в 2009–33,9 %), 14,3 % белорусов (в 2009–37,0 %).

Перепись предоставила возможность разграничить понятия «родной язык» и «язык, на котором человек разговаривает дома». Согласно её данным, на русском языке дома разговаривают 62,8 % населения (согласно переписи 2009–70,2 %). При этом дома на русском языке разговаривают 95,7 % русских (в 2009–96,5 %), 83,6 % украинцев (в 2009–88,4 %), 58,6 % белорусов (в 2009–69,8 %), 37,7 % поляков (в 2009–50,9 %)

В городах, согласно результатам переписи 2009, на русском языке разговаривают 81,9 % населения, которые занимают основную территорию Белоруссии, особенно восточную, среднюю и юго-западную. В сельской местности на русском языке разговаривают 36,1 % населения, большинство из них живут на северо-западе Гродненской области, на юго-западе Брестской области, на северо-востоке Витебской области, в центре и на юге Могилёвской области, в центре Минской области и на востоке Гомельской области (при этом русский язык считают родным в городах 49,8 %, в сельской местности 17,7 %). Видно, что различаются городская и сельская ситуации: доля носителей русского языка в городах гораздо больше, чем в сельской местности; а распространение шире.

Согласно общенациональному опросу 2009 года, для большей части населения Белоруссии (72 %) основным языком, используемым в повседневной жизни, является русский. Отвечая на вопрос «Какой язык вам ближе, роднее независимо от степени владения им?», 69,5 % респондентов назвали русский [14].

Двуязычная среда в Белоруссии

Двуязычие — пользование двумя языками. Многие народы находятся в постоянном контакте друг с другом, особенно соседние этносы, или те, что находятся в составе одного государства.

В Белоруссии билингвизм существовал издавна, хотя его характер и составные компоненты менялись. В период Великого Княжества Литовского (13–18 в.) существовало белорусско-славянское письменное и устное двуязычие. После объединения с Польским начало складываться белорусско-польское двуязычие. После трех разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795) белорусские земли были присоединены к Российской империи, а функции официального языка стал выполнять русский язык, широко развивалось белорусско-русское двуязычие. Функции межнациональных контактов русский язык выполнял и в бывшем СССР.

С принятием в 1990 году закона «О языках в Белорусской ССР» и приданием белорусскому языку статуса единого государственного национального языка в стране начались сдвиги в пользу белорусского языка. После референдумов 1995 и 1996 гг., по итогам которых русскому языку был придан равный статус с белорусским, этот процесс замедлился.

Многолетняя история сосуществования на одном географическом и социально-политическом пространстве русского и белорусского языков породила своеобразную языковую ситуацию. Специфика современной языковой ситуации в Белоруссии состоит в том, что в ней одновременно существуют два государственных языка: белорусский и русский, причем последний является наиболее употребительным в таких сферах, как образование, наука и техника, культура, средства массовой информации, государственное управление, делопроизводство и бытовое общение.

Перспективы русского языка вБелоруссии

Стабильная ситуация русского языка в Белоруссии

1990–1995 г.: кратковременная белорусизация

С конца 1980-х годов началось так называемое Второе белорусское возрождение [15]. 26 января 1990 года Верховный Совет Белорусской ССР объявил белорусский язык единственным государственным, русский язык получил статус «языка межнационального общения». Согласно Закону «О языках в Белорусской ССР» «обеспечивает всестороннее развитие и функционирование белорусского языка во всех сфера общественной жизни», «проявляет государственную заботу о свободном развитии и употреблении всех национальных языков, которыми пользуется население республики», «обеспечивает право свободного пользования русским языком как языком межнационального общения народов», «создает гражданам Республики Беларусь необходимые условия для изучения белорусского и русского языков и совершенного владения ими» [16].

Также в 1990 году была принята «Государственная программа развития белорусского языка и других национальных языков в Белорусской ССР», фактически предполагавшая вытеснение русского языка из всех сфер функционирования белорусского общества к 2000 году.

Начавшаяся после этого белорусизация вызвала некоторое напряжение в обществе. Начался массовый перевод учебных заведений на белорусский язык обучения. К середине 1994 года в республике осталось всего 4,9 % русских школ, 30,5 % составляли школы, в которых обучение велось на двух языках, и 64,6 % школ были сугубо белорусскими [17].

Но ряд партий (ССБР, ДДП) высказались за государственный статус русского языка. Опросы населения также показывали, что абсолютное большинство населения хотело, чтобы русский язык имел статус государственного.

С 1996 г. по настоящее время: два государственных языка

Официальное отношение изменилось после прихода к власти в июне 1994 г. Александра Лукашенко. Для нового президента было важно укрепить статус русского языка. Данное решение было обусловлено тремя факторами. Во-первых, его оппозиция — Белорусский Народный фронт принял возрождение белорусского языка. Во-вторых, президент взял курс на сближение с Россией. В-третьих, тогдашние опросы показали, что большинство населения выступает за сосуществование двух государственных языков. А. Лукашенко была нужна народоная поддержка.

Поэтому, по инициативе президента, был проведён референдум 14 мая 1995 г. Его итоги: 83,3 % белорусов выступили за придание русскому языку статуса государственного и за интеграцию с Россией.

По мере сближения двух стран статус русского языка вновь повышался. 2 апреля 1996 г. между двумя государствами была достигнута договорённость об образовании Сообщества России и Белоруссии. В соответствии с Договором об образовании Сообщества Белоруссии и России было решено создать политически и экономически интегрированное сообщество в целях объединения материального и интеллектуального потенциала двух государств. 2 апреля 1997 г. в Москве президенты обеих стран подписали Договор о Союзе Беларуси и России. В январе 1998 г. был подписан Договор о совместной Телерадиовещательной организации Союза Беларуси и России. 25 декабря 1998 г. президенты подписали Декларацию о дальнейшем единении Беларуси и России, Договор о равных правах граждан, а также Соглашение о создании равных условий субъектам хозяйствования. 8 декабря 1999 г. в Москве состоялось подписание Договора о создании Союзного государства и была принята Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства.

Отношение к русскому языку

Отношение властей Белоруссии

В последние годы Белоруссия продолжает регулировать отношения между белорусским и русским языками, что считается проведением «мягкой белорусизации». Ю. Б. Коряков указывает, что в современной Беларуси существует «парадоксальная языковая политика государства по отношению к белорусскому языку: оно его, с одной стороны, вытесняет (снижение числа школ с белорусским языком обучения, неиспользование его в администрации), а с другой — поддерживает (финансирует образование, культуру и так далее)» [16].

Белорусский и русский языки в равной степени близки белорусскому народу. Президент Александр Лукашенко на пресс-конференции для представителей белорусских и зарубежных СМИ подчеркнул: «Белорусский язык забыт не будет, мы видим в этом направлении положительные тенденции. Поэтому переживать не нужно. Я никого не ориентирую разговаривать на белорусском языке. Можете говорить на белорусском, на русском, на трасянке — кто как хочет, я никого не упрекаю. Право каждого человека — выбирать. Мы на референдуме определились, что у нас два государственных языка — белорусский и русский. Русский язык для Беларуси не чужой» [18].

Переломным этапом в изменении официального отношения к русскому языку явились события в соседней Украине в начале 2014 г., когда произошло присоединение Крыма к России. Белорусское руководство увидело в этом угрозу суверенитету страны. Президент Лукашенко заявил о необходимости сохранения территориальной целостности Украины и повел в отношении ее нового руководства политику, резко отличающуюся от российской. В этой ситуации белорусский язык стал рассматриваться как один из факторов государственной независимости страны. Правящие круги начали проводить попытку вытеснения русского языка национальным языком из научного и повседневного общения, пытаясь тем самым укрепить национальную независимость.

Но 22 апреля 2014 г. Лукашенко обратился с ежегодным Посланием к белорусскому народу и Национальному собранию и отметил: «Мы считаем (и я многократно об этом говорил), что русский язык — это общее достояние прежде всего трех братских народов. Если мы потеряем русский язык — мы лишимся ума» [19].

Отношение простых белорусов

В отличие от других бывших советских республик белорусы оптимистически относятся к русскому языку.

Во-первых, белорусы имеют близкородственные отношения с русскими. По данным национального опроса 15–25 августа 2006 г., проведённым социологической службой «НИСЭПИ», 65.7 % белорусов считает, что русские, белорусы и украинцы являются тремя ветвями одной нации, а 28.3 % считают эти народы тремя абсолютно разными нациями. Таким образом, белорусы могут легко принимать и понимать русскую культуру и русский менталитет, и язык не исключение. Русский язык является для белорусов не просто государственным языком, а основным и родным.

Во-вторых, белорусы высоко оценивают русский язык. Он характеризуется достаточно развитой языковой системой и зрелыми коррелятивными науками, как лексикология, морфология и синтаксис.При этом современный белорусский язык является смесью местных сельских говоров — не литературным, именно так он воспринимается большинством самих белорусов, тогда как русский язык принимается белорусами в качестве не только родного, разговорного, но литературного.

Кроме того, социальная потребность в русском языке как носителе науки, культуры, образования является достаточно высокой. Многочисленные знаковые произведения искусства, литературы, науки, общества и т. д. созданы на русском языке.

Как средство межнационального общения русский язык обладает международным статусом. Сфера влияния русского языка гораздо шире, чем белорусского. В мире на русском языке говорят более 300 млн., более 140 млн. считают его своим родным языком. Русский язык является одним из шести официальных языков ООН, это официальный или рабочий язык в большинстве международных авторитетных организаций, таких как МАГАТЭ, ЮНЕСКО.

Поэтому белорусы понимают, что обучение на русском языке автоматически делает их детей конкурентоспособными при поступлении в учебные заведения и в самой Белоруссии, и в России. В настоящее время владение русским языком предоставляет больше шансов для получения высшего образования и лучшей работы. При том для правящих кругов отказ от одного из общепризнанных языков межнационального и международного сотрудничества, каковым является русский язык, уменьшает базу экономического, делового, научного сотрудничества с такой могучей страной, как Россия.

Национализм и латинизация в Белоруссии

В последние годы националисты всё чаще сосредоточивают свои удары на культурно-исторических основах сближения Белоруссии с Россией. Одной из таких основ является русский язык.

Одним из способов борьбы является введение так называемой белорусской латиницы в минском метрополитене: в минском метро заменены все таблички и указатели с названиями станций метро. Транслитерация белорусского алфавита основывается на латинском алфавите, дополненным специальным надстрочными знаками.

Белорусская латиница вместо русского языка в метро введена решением топонимической комиссии при Совете Министров Республики Беларусь от 4 октября 2012 г. Сам перевод названий с кириллицы на латиницу за счёт бюджетных денег осуществляли специалисты Института языкознания имени Якуба Коласа Национальной академии наук. Использование белорусской латиницы расширяется и постепенно затрагивает сферы СМИ, телевидения, радио и т. д.

Ранее процессы латинизации письменности и вытеснение кириллицы произошли в бывших странах СНГ: Азербайджане, Туркмении, Узбекистане, Молдавии. Но в отличие от других стран проведение латинизации в Белоруссии не пользуется успехом. Все белорусы (кроме, может быть, авторов этого нововведения) и многочисленные гости из России и Украины с трудом читали новые названия станций. Более того — если бы не кириллица рядом и привычные по памяти русские наименования, вряд ли эти названия можно было бы вообще прочесть правильно. В сравнении с белорусской латиницей русский язык представляется гораздо более удобным и привычным. Поэтому латинизация в Белоруссии не слишком ударила по авторитету русского языка.

Заключение

Сегодня русский язык, втянутый в процесс глобализации мира, интеграции Европы, проходит своеобразное испытание. В том числе, кризис переживает и русский язык в Белоруссии. Он характеризуется снижением уровня грамотности и культуры речи в студенческой среде, в средствах массовой информации, в профессиональном и бытовом общении, а также в политической сфере.

В то время как остальные бывшие советские республики одна за другой проводили дерусификацию, Белоруссия выбрала свой особенный языковой путь: защищая интересы национального (белорусского) языка, страна учитывала общественную языковую ситуацию и желание населения. Это, конечно, идет на пользу возрождению белорусского языка, но в то же время не противоречит популярности русского языка. Этот выбор не только в определённой мере даёт возможность решить языковые конфликты внутри страны, защитить национальную особенность, но и сохраняет историческую дружбу между Белоруссией и Россией, закладывает основу хороших дипломатических отношений двух стран и сотрудничества в разных областях, что стимулирует развитие общества и страны. Отсюда очевидно, что билингвизм выгоден для Белоруссии и белорусов.

Поэтому русский язык в качестве одного из двух государственных языков по-прежнему играет важную роль в сферах образования, науки и техники, культуры, средства массовой информации, делопроизводства и бытового общения.

Литература:

  1. Амосова Т. Языковая политика в Белоруссии: прошлое и настоящее. [DB/OL] http://mb.s5x.org/homoliber.org/ru/rp/rp030114.html
  2. Андреев И. О положении русского языка в Белоруссии. //Фонд стратегической литературы. 18.04.2016/ https://www.fondsk.ru/news/2016/04/18/o-polozhenii-russkogo-jazyka-v-belorussii-39706.html
  3. Одиноченко В. Языковая ситуация в современной Беларуси. [DB/OL]// http://geopolitika.lt/?artc=7035
  4. Воронцов А. В. Русский язык на постсоветском пространстве. [DB/OL] // Universum: Вестник Герценовского университета,2010
  5. Пьянов А. Е. Статус русского языка в странах СНГ. [DB/OL]. http://philology.ru/linguistics2/pyanov-11.htm
  6. История развития делопроизводства на территории Республики Беларусь. [DB/OL]. https://studopedia.ru/13_122487_istoriya-razvitiya-deloproizvodstva-na-territorii-respubliki-belarus.html
  7. Образование в Республике Беларусь. [EB/OL]. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_compilation/index_487/?sphrase_id=408152
  8. Распределение населения в Республике Беларусь по национальности и языкам [EB/OL]. https://archive.is/20120708042051/belstat.gov.by/homep/ru/perepic/p6.php
  9. Полозов А. Министерство национализма [DB/OL]. http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole/ministerstvo_nacionalizma_380.htm
  10. Доклад МИД РФ. Роль русского языка в мире: новые вызовы и решения [EB/OL]. http://www.mid.ru/ns-vnpop.nsf/osn_copy/F5503AF2 EBBC56EFC325704300315469.
  11. Денисович С. В. Русский язык в Беларуси: состояние, перспективы. // Слово.ру: Балтийский акцент, 2012
  12. Минобразования признает недостаток белорусскоязычных школ в городах. [EB/OL]. https://news.tut.by/society/581852.html?crnd=56095
  13. Турчина И. Доля книг, издаваемых на белорусском языке, составляет 10–11 %. [DB/OL]. https://news.tut.by/society/434177.html
  14. Подавляющее большинство жителей Белоруссии владеют белорусским языком -социсследование. [EB/OL]. http://www.belta.by/ru/news/society?id=422619
  15. Мечковская Н. Б. Языковая ситуация в Беларуси: Этические коллизии двуязычия // RussianLinguistics. Vol. 18. 1994. С. 299
  16. Коряков Ю. Б. Языковая ситуация в Белоруссии и типология языковых ситуаций. // Вопросы языкознания, 2002, № 2, С. 125
  17. Грибковский В. П. Язык в естественных науках и высшей школе //Национальная академия наук, Минск, 1999.
  18. Белорусский и Русский Язык в Равной Степени Близки Белорусскому Народу — Лукашенко [EB/OL]. http://www.belta.by/president/view/belorusskij-i-russkij-jazyki-v-ravnoj-stepeni-blizki-belorusskomu-narodu-lukashenko-107805–2011
  19. Послание Президента Белорусскому Народу и Национальному Собранию [EB/OL]. http://www.belta.by/president/view/poslanie-prezidenta-belorusskomu-narodu-i-natsionalnomu-sobraniju-42736–2014

Основные термины (генерируются автоматически): русский язык, белорусский язык, Белоруссия, Россия, Беларусь, русский, язык, белорус, сельская местность, сфера образования.

moluch.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.