Есть ли мозг у рыбы: Вся правда о рыбах: они сообразительны, как обезьяны

Содержание

Вся правда о рыбах: они сообразительны, как обезьяны

  • Сара Гриффитс
  • BBC Earth

Автор фото, Reinhard/ARCO/naturepl.com

У рыб сложилась репутация безмозглых созданий, быстро все забывающих. Но не стоит их обижать: они умеют считать, находят выход из лабиринта и даже запоминают человеческие лица.

Репутация: У рыб короткая память, они всё забывают буквально спустя несколько секунд. Всё, что они делают — это бесцельно плавают туда-сюда в ожидании того, чтобы стать чьим-то ужином.

На самом деле: Эти скользкие существа в некотором роде не менее сообразительны, чем обезьяны. Они способны помнить о некоторых вещах годами и ориентируются в пространстве лучше, чем люди.

Автор фото, Steven David Miller/naturepl.com

Подпись к фото,

Голубой (флаговый) хирург (Paracanthurus hepatus)

Напрасно мы относимся к ним свысока. В океанах живет 250 тысяч видов рыб, разных как по окраске, так и по поведению, и тем не менее большинство из нас относятся к ним как к одному тупому существу.

Возможно, истоки такой бессознательной предвзятости кроются в устаревшем представлении о том, как работает эволюция.

Калэм Браун из Университета Маккуори (Сидней, Австралия), один и редакторов «Журнала по биологии рыб», полагает, что многие считают рыб примитивными созданиями и даже не подозревают, насколько те умны.

«На самом деле большинство видов рыб на нашей планете сегодня прошли примерно такой же по времени цикл развития, что и человек», — подчеркивает он.

Возможно так же, что мы недооцениваем познавательные способности рыб еще и потому, что они живут в среде, очень сильно отличающейся от нашей. Разные детские фильмы поддерживают нас в этом заблуждении.

А может, нам просто удобнее считать рыбу ничего не понимающим и ничего не чувствующим существом, чтобы не мучиться угрызениями совести, когда мы смотрим на аквариумы в рыбных отделах гастрономов.

Дори, синяя рыбка-хирург, страдающая провалами в памяти, в популярном мультфильме признается, что забывает о том, что увидела, почти мгновенно.

Однако распространенное заблуждение о том, что память рыб ограничивается тремя секундами, полностью уничтожается экспериментами специалистов по поведению животных.

Автор фото, Alex Mustard/naturepl.com

Подпись к фото,

Золотые рыбки (Carassius auratus)

Скромная аквариумная золотая рыбка хранит в памяти события до трех месяцев, и даже в определенном смысле понимает, который час.

В исследовании 1994 года ученые обучали золотую рыбку нажимать на рычаг, чтобы получить вознаграждение — причем сделать это можно было только в течение одного часа в сутки.

Золотые рыбки оказались способными понимать, насколько узко это окно возможностей, продемонстрировав, что могут следить за временем.

Впрочем, владельцев аквариумов с золотыми рыбками этим не удивить, они знают, на что способны их питомцы. Как говорит автор упомянутого исследования Фил Джи из Плимутского университета (Великобритания), то, что рыбки знают, когда ждать кормления, «дает им серьезное эволюционное преимущество».

Калэм Браун отмечает в исследовании, которое опубликовал в 2001 году, что многие рыбы способны помнить детали события довольно долгое время. Например, аквариумная рыбка меланотения дюбулай, или радужница (Melanotaenia duboulayi) около 11 месяцев может помнить о пути, по которому можно спастись от опасности.

«Многие аспекты их когнитивных способностей ничем не уступают способностям наземных животных, а кое в чем рыбы даже впереди», — говорит Браун.

Автор фото, Reinhard/ARCO/naturepl.com

Подпись к фото,

Гуппи (Poecilia reticulata)

Гуппи (Poecilia reticulata) могут найти выход из лабиринта, состоящего из шести последовательных развилок. Согласно исследованию, опубликованному в феврале 2017 г., эти популярные у аквариумистов рыбки не только обучаются находить выход, но и делают это все быстрее и безошибочнее в ходе пяти дней тренировок.

Показатели рыбок удивительны и сравнимы с показателями крыс, говорит главный автор этого исследования Тайрон Люкон-Зиккато из Падуанского университета (Италия).

«Грызуны, казалось бы, должны быть лидерами в подобных заданиях, поскольку их эволюция шла в норах, в условиях существования, близких к лабиринту. Рыбы живут в совершенно других условиях, и от них никак не ожидаешь успешного преодоления лабиринта».

По его словам, рыбки гуппи, возможно, выработали способность к навигации, когда жили в дикой природе — там, в ручьях с быстрым течением, им необходимо быстро ориентироваться, чтобы избегать множества препятствий.

Автор фото, Visuals Unlimited/naturepl.com

Подпись к фото,

Астианакс мексиканский, или «слепая рыбка» (Astyanax fasciatus mexicanus)

Рыбы, как и млекопитающие, обладают отличным чувством пространства. Они используют поступающую информацию — например, о гидростатическом давлении — для того, чтобы занять оптимальную позицию в трехмерном пространстве, показало исследование 2016 года.

Тереза Берт де Перера из Оксфордского университета говорит, что рыбы способны преобразовывать информацию в трехмерную картинку, в том время как живущие на суше животные и человек испытывают трудности с вертикальным измерением.

В отличие, скажем, от крыс, рыбы точно оценивают расстояние по вертикали.

Как говорит Браун, в способности оценивать глубину рыбы превосходят людей.

По некоторым предварительным свидетельствам, у рыб есть нечто похожее на «нейроны места».

Эти нейроны, найденные у крыс, как полагают, рисуют для млекопитающих своего рода нейронную карту местности.

У рыб нейроны места находятся в том районе их мозга, который можно считать эквивалентом человеческого гиппокампа.

Рыбы могут использовать их для запоминания окружающего пространства.

Помимо способности к навигации у рыб есть еще одно необычное качество: они могут пользоваться орудиями, инструментами — навык, которым, как ранее считалось, обладает только человек.

Автор фото, Juan Manuel Borrero/naturepl.com

Подпись к фото,

Бразильский геофагус (Geophagus brasiliensis)

Морская рыба губан способна разбивать морских ежей о камни, чтобы достать их мясо. Южноамериканские цихлиды и сомики таракатум (Hoplosternum thoracatum) приклеивают свою икру к листочкам и маленьким камушкам, чтобы в случае опасности перетащить эти передвижные ясли в другое место.

Возможно, одна из самых удивительных рыб в этом смысле — брызгун (Toxotes chatareus), который применяет воду в качестве оружия или инструмента. Эта рыбка выпускает струю изо рта, как из водяного пистолета, чтобы сбивать летающих над водой насекомых. При этом она даже принимает в расчет преломление света.

Стефан Шустер из Байройтского университета (Германия) — ведущий специалист по брызгунам. Ему удалось продемонстрировать, что юные брызгуны учатся способам охоты, наблюдая за действиями более взрослых и опытных особей, даже несмотря на то, что у них отсутствует неокортекс (область коры головного мозга, которая у млекопитающих осуществляет высший уровень координации работы мозга и среди прочего отвечает за зрение — Прим. переводчика).

После того как выпущенная струя сбивает добычу, брызгун оценивает, где именно должна упасть его жертва, и на большой скорости устремляется туда, чтобы опередить конкурентов. На такое довольно сложное решение у него может уйти всего лишь 40 миллисекунд.

В определенном смысле брызгун осуществляет баллистические расчеты. Но, конечно, на интуитивном уровне — примерно так же, как хороший футболист быстро делает точный пас, определяя, в какой точке поля его партнер получит мяч.

Автор фото, Kim Taylor/naturepl.com

Подпись к фото,

Брызгуны на охоте (Toxotes chatareus)

Кроме того, выяснилось, что брызгуны могут различать человеческие лица (ранее считалось, что на такое способны только приматы).

Согласно исследованию 2016 года, они могут найти знакомое лицо среди 44 новых лиц. Исследователи добивались от рыб того, чтобы они выпускали струю воды каждый раз, когда видели знакомое человеческое лицо. В 89% случаев брызгуны не ошибались.

«Тот факт, что брызгуны сумели выполнить эту задачу, говорит о том, что для того, чтобы узнавать лицо человека, не нужен сложный мозг», — говорит автор исследования Кейт Ньюпорт из Оксфордского университета.

Фил Джи из Плимутского университета отмечает, что золотые рыбки, возможно, тоже могут узнавать своих хозяев, но научного подтверждения этому пока нет.

В природе золотые рыбки живут в мутной воде, где нет смысла полагаться на зрение в той же степени, в какой на него полагаются брызгуны.

Но зато, примерно как и птицы, рыбы способны видеть разницу в количестве.

Автор фото, Jane Burton/naturepl.com

Подпись к фото,

Рыбы вовсе не так забывчивы, как принято считать

В исследовании 2013 года ученые обнаружили, что новорожденные гуппи могут отличить одну группу от другой по количеству объектов.

Рыбы часто пытаются избежать встречи с хищниками, выбираясь на мелководье. Несколько исследований показали, что в незнакомом месте рыба выбирает из двух отмелей большую.

Агрилло считает, что рыбы так же искусны в количественной оценке, как и птицы и млекопитающие. Если это верно, то наши способности, возможно, восходят аж к тому времени, когда на Земле произошло разделение на рыб и сухопутных позвоночных — а это случилось, считают ученые, примерно 450 миллионов лет назад.

И еще: рыбы способны к сотрудничеству, даже с представителями других видов.

Автор фото, Brandon Cole/naturepl.com

Подпись к фото,

Гигантская мурена (Gymnothorax javanicus)

Коралловые окуни (Plectropomus pessuliferus) и коралловая форель (Plectropomus leopardus) время от времени объединяются с гигантскими муренами (Gymnothorax javanicus), чтобы вместе поохотиться на добычу, что прячется в мелких расщелинах под водой.

Коралловая форель и окунь трясут головой, приглашая мурену на охоту.

В исследовании 2014 года биологам удалось показать, что коралловая форель быстро учится тому, как определить наиболее эффективного охотника среди мурен. В итоге вероятность того, что форель выберет именно такую мурену, в три раза выше, чем вероятность выбора мурены-неудачника.

Этот эксперимент «подкрепляет гипотезу о том, что относительно маленький мозг — по сравнению с теплокровными животными — не мешает некоторым рыбам обладать когнитивными способностями, сравнимыми, а то и превосходящими способности обезьян», — говорит автор исследования Александр Вейл из Кембриджского университета.

Золотая рыбка, бесцельно кружащая в банке с водой, возможно, не столь сообразительна. Но брызгун и некоторые другие виды рыб явно испытывают на прочность наши предубеждения относительно рыбьего ума.

Стефан Шустер говорит, что познавательные способности рыб ставят в новый контекст наши собственные способности. По его мнению, ясно, что мозг развивался задолго до появления на Земле человека.

Что, впрочем, вряд ли удержит нас от потребления рыбы в качестве привычной еды.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Earth.

Нервная система рыб

Как и у других животных, функция нервной системы рыб заключается в обеспечении согласованной работы всех систем организма и обеспечении связи организма с окружающей средой.

Центральная нервная система рыб состоит из спинного и головного мозга. Спинной мозг проходит в спиномозговом канале позвоночника, образованном соединенными верхними отростками позвонков. Данный канал предохраняет спинной мозг от повреждений. Головной мозг защищен черепной коробкой. В эмбриональный период он образуется путем видоизменения передней части нервной трубки. Головной мозг рыб имеет маленький размер по-сравнению с более высокоорганизованными позвоночными.

Головной мозг рыб состоит из пяти отделов. Это передний, промежуточный, средний, продолговатый мозг и мозжечок. Продолговатый мозг переходит в спинной мозг. Наибольшего развития у рыб (по-сравнению с другими отделами мозга) достигает мозжечок и средний мозг. Мозжечок отвечает за управление движениями, а у многих рыб они достаточно сложные. У менее подвижных рыб мозжечок не так сильно развит. Средний мозг анализирует зрительную информацию. И хотя рыбы в дали не видят, вблизи они видят хорошо и получают много информации об окружающей среды посредством глаз. Следовательно, отдел мозга, отвечающий за обработку этой информации, должен быть достаточно развит. В переднем мозге рыб находится центр обоняния, в продолговатом — слуха и осязания, а также координации дыхания, пищеварения, кровообращения.

Передний мозг у подавляющего большинства рыб, в отличие от более высокоорганизованных позвоночных, не образует двух полушарий, что говорит о примитивности его строения. Впереди он продолжается в обонятельные доли, от которых отходят обонятельные нервы.

В промежуточном мозге рыб есть эпифиз и гипофиз (они образуются как выросты промежуточного мозга). Это железы внутренней секреции, которые наряду с нервной системой рыб регулируют согласованную работу организма как открытой системы.

Нервная система рыб включает не только спинной и головной мозг, но и отходящие от них нервы (периферическую нервную систему). Нервы тянутся к мышцам и различным органам тела рыбы (в том числе органам чувств). Нервы, отходящие от головного мозга, называются черепно-мозговыми (их десять пар). Большинство из них связаны с органами чувств, расположенными на голове. Нервы, отходящие от спинного мозга, называются спинномозговыми. Они иннервируют туловище и хвост.

Несмотря на примитивность организации головного мозга, у рыб могут вырабатываться условные рефлексы.

У рыб есть мозг: нервная система

Нервная система состоит из головного мозга, связанного с ним спинного мозга и сети нервов. Основная функция мозга заключается в том, чтобы получать и интерпретировать электрические сигналы от различных органов чувств — например, глаз, вкусовых почек, слуховых и осязательных органов, а также отвечать на них. Сам мозг состоит из трех сегментов: переднего мозга, среднего мозга и заднего мозга. Каждый сегмент связан с конкретными сенсорными входами. Например, задний мозг связан со вкусовыми рецепторами.

Контакт с окружающей средой: система органов чувств

Хотя система органов чувств тесно связана с мозгом и нервной системой, ее нередко, как и в данном случае, рассматривают отдельно. Частично это объясняется сложностью и разнообразием органов чувств у рыб, некоторые из которых не имеют аналогов у наземных позвоночных. Система органов чувств снабжает мозг данными о внешних раздражителях, давая возможность рыбе воспринимать и понимать то, что ее окружает, и адекватно реагировать.

Глаза

Глаза рыб по своему строению схожи с глазами млекопитающих. Костистые рыбы в большинстве своем способны воспринимать мир в цвете. Однако в отличие от млекопитающих они не могут изгибать шею, чтобы смотреть из стороны в сторону. Поэтому их глаза специально приспособлены к тому, чтобы охватывать возможно более широкое пространство. Многие хищные рыбы — например, щука Esox spp.- полагаются на свое острое бинокулярное зрение, чтобы подкрадываться к добыче и хватать ее. Однако для многих рыб зрение не так важно, как для высших позвоночных животных, потому что они способны пользоваться другими органами чувств, которые помогают им питаться и плавать в воде. Поэтому потеря одного или даже обоих глаз обычно не является достаточной причиной для умерщвления рыбы. Это особенно справедливо для ночных видов рыб — например, для многих сомов, которые полагаются прежде всего на специальные органы вкуса, с помощью которых они обнаруживают съедобные предметы во время ночных набегов.

Рыбы некоторых видов частично или постоянно живут в пещерах, и зрение им вообще не нужно. Поэтому глаза у них либо отсутствуют, либо в значительной степени атрофированы. Хорошо известным примером среди аквариумных рыб является слепая пещерная тетра, которая так и называется — рыба слепая Astyanax fasciatus mexicanus. У нее нет глаз, а кроме того, она утратила необходимость пигментации. Есть также слепая пещерная рыба — подвид моллиенезии сфенопс Poecilia sphenops, обитающая на юге Мексики. Некоторые другие группы рыб тоже представлены слепыми рыбами, обитающими в пещерах,- в том числе карповые, сомы, бычки и угри.

Рыба полезна для головного мозга?

Ученые из Медицинского колледжа при Университете Циндао (Medical College of Qingdao University), Китай, считают, что рыбу можно по праву назвать «пищей» для головного мозга. Согласно результатам исследования, опубликованным в журнале «Journal of Epidemiology & Community Health», употребление рыбы способно улучшить психическое здоровье как мужчин, так и женщин, а также снизить риск развития у них депрессии.

В данном исследовании ученые проанализировали 26 клинических исследований, проведенных в период 2001–2014 гг., в которых приняли участие более 150 тыс. добровольцев, чтобы определить, как употребление рыбы влияет на риск развития депрессии. После рассмотрения всех результатов выборочных исследований 12 из них продемонстрировали существенную связь между употреблением рыбы и данным риском. Так, участники, которые больше всех употребляли рыбу, были на 17% менее склонны к развитию депрессии по сравнению с теми, кто принимал в пищу меньшее количество рыбы. При учете гендерных отличий установлено, что употребление большого количества рыбы у мужчин способствовало снижению риска развития депрессии на 20%, у женщин — на 16%. Таким образом, ученые считают, что употребление рыбы может потенциально предотвратить симптомы депрессии до их возникновения.

Стоит отметить, что это не первое исследование, показавшее взаимосвязь между употреблением рыбы и улучшением психического здоровья человека. Согласно недавнему исследованию, результаты которого опубликованы в журнале «Nature Communications», употребление рыбьего жира способствовало снижению риска развития шизофрении у лиц молодого возраста. В ходе исследования участники в возрасте 13–25 лет (возраст, когда симптомы шизофрении, как правило, возникают впервые), были рандомизированы на 2 группы: 1-я группа — употребляли рыбий жир, 2-я группа — плацебо. Через 7 лет исследователи отметили, что только у 10% участников, употреблявших рыбий жир, в итоге развились шизо­френия или другое психическое расстройство. При этом из группы плацебо у 40% участников впоследствии было отмечено развитие шизофрении.

В другом исследовании ученые из Университета Калифорнии (University of California), США, определили 9 ключевых факторов повышенного риска развития болезни Альцгеймера, проанализировав около 300 исследований. При этом они отметили, что соблюдение средиземноморской диеты, богатой жирной рыбой, такой как лосось, сардины, анчоусы, способствовало снижению риска развития данной патологии.

По словам ученых, свойства активных компонентов, содержащихся в рыбе, детально не изучены, поэтому нет однозначного ответа, почему они играют важную роль в защите головного мозга от дегенеративных заболеваний. Однако когда дело доходит до депрессии, ученые считают, что омега-3 жирные кислоты способствуют изменению активности нейротрансмиттеров, связанных с депрессией, таких как допамин и серотонин. Также определенную роль в этом могут играть белки, витамины и минералы, содержащиеся в рыбе.

Таким образом, употребление рыбы может быть актуальным для профилактики развития депрессии, однако необходимы дополнительные исследования в этой области, чтобы определить, какие виды рыбы наиболее подходят для этой цели.

По материалам www.medicaldaily.com

Внутреннее строение рыб — урок. Биология, Животные (7 класс).

Пищеварительная система

Пищеварительная система хорошо дифференцирована на отделы: рот (с зубами) — глотка — пищевод — желудок — кишка — анальное отверстие. 

 

У рыб имеются печень с желчным пузырём и поджелудочная железа, их соки помогают перевариванию пищи в кишечнике.

Дыхательная система

Дыхательная система расположена в области глотки. В глотке имеются жаберные щели, разделённые межжаберными перегородками, на которых расположены жабры (органы дыхания).

 

К четырём парам вертикальных костных жаберных дуг (выполняющих функцию опоры) прикрепляются жаберные пластины, разделённые на бахромчатые жаберные лепестки. В лепестках находится большое количество капилляров, через тонкие стенки которых происходит газообмен: из воды извлекается растворённый в ней кислород, а в воду из крови переходит углекислый газ. Движению воды сквозь жабры способствует сокращение мышц, расположенных в стенках глотки, а также движение жаберных крышек.

 

Со стороны глотки на жаберных дугах расположены жаберные тычинки. Они оберегают нежные жабры от засорения пищевыми частицами.

 

Кровеносная система

Кровеносная система рыб замкнутая. 

Сердце — двухкамерное, состоящее из \(1\) предсердия и \(1\) желудочка.

Через сердце проходит венозная кровь (содержащая углекислый газ).

Кровь насыщается кислородом и становится артериальной в жабрах.

  

 

У рыб \(1\) круг кровообращения:

венозная кровь от желудочка сердца через брюшную аорту по приносящим жаберным артериям поступает в жабры, где кровь становится артериальной (отдаёт углекислый газ и обогащается кислородом).

Артериальная кровь по выносящим жаберным артериям поступает в спинную аорту, снабжающую кровью внутренние органы.

В органах и тканях кровь отдаёт кислород, насыщается углекислым газом (становится венозной) и по венам поступает в предсердие сердца.

Нервная система

Центральная нервная система (ЦНС) состоит из головного и спинного мозга.

 

 

Головной мозг имеет пять отделов:

  • передний мозг;
  • промежуточный мозг;
  • средний мозг;
  • мозжечок;
  • продолговатый мозг.

 

 

У рыб хорошо развиты промежуточный и средний мозг, а также мозжечок. Передний мозг развит слабее, чем у вышестоящих классов животных.

Каждый отдел мозга выполняет свои функции. В разных отделах мозга находятся различные центры: в переднем — обоняния, контроля поведения животного и рефлексов; в среднем — зрения, в мозжечке — координации движений и равновесия, в продолговатом — слуха и осязания, а также центры регуляции дыхания, кровообращения, пищеварения.

Продолговатый мозг соединён со спинным мозгом, который представляет собой длинный белый тяж. Он располагается в канале позвоночника. Этот канал образован отверстиями позвонков, соединённых друг с другом.

Головной мозг связан с органами тела черепно-мозговыми нервами. Он управляет работой органов чувств и частью внутренних органов.

От спинного мозга к разным частям тела рыбы отходят спинномозговые нервы. Они регулируют сокращение мускулатуры, работу органов движения, внутренних органов.

Выделительная система

Органы выделения представлены лентовидными первичными почками.

Процесс выведения мочи состоит из следующих этапов. Кровь проходит по кровеносным сосудам почек, из неё отфильтровываются вредные вещества и образуется моча. Моча поступает по мочеточникам в мочевой пузырь, а из него по мочеиспускательному каналу выводится из тела.

 

Обрати внимание!

У подавляющего большинства костистых рыб конечным продуктом распада азотистых (в том числе и белковых) соединений, выводимым из организма, служит аммиак (как и у большинства беспозвоночных животных).

Аммиак намного токсичнее мочевины!

Двоякодышащие рыбы, впадающие в оцепенение при высыхании водоёмов (протоптерус), в активном состоянии выделяют аммиак, а в оцепенении — мочевину, накапливающуюся в организме. Она выводится после пробуждения рыбы.

Почему нет обоняния у рыбы?

Почему же нет? Конечно у рыб есть обоняние! Вы замечали, что у рыб на голове есть ноздри? А ведь подавляющее большинство рыб через ноздри не дышит. Ноздри у них ведут в слепо замкнутые мешки. Тем не менее через эти мешки создается ток воды. Вход в ноздрю у многих рыб разделен на два отверстия, и через одно вода входит, а через другое выходит за счет биения ресничек (это не такие реснички, как на наших глазах, а микроскопические подвижные выросты клеток).

Внутри мешков есть особые клетки обонятельного эпителия. На них тоже есть реснички, но неподвижные. Они погружены в слизь. Эти реснички и воспринимают запахи. От другого конца клеток отходят нервные отростки, из которых состоят обонятельные нервы. Они передают информацию о запахах в особый отдел мозга — обонятельные луковицы.

У большинства рыб обонятельный эпителий занимает большую площадь, а обонятельные луковицы имеют крупные размеры по сравнению с другими отделами мозга. И наблюдения за поведением рыб показывают, что запахи играют важную роль в их жизни. У некоторых рыб найдены половые феромоны — пахучие вещества, служащие для привлечения особей противоположного пола. Есть у многих рыб и «феромоны тревоги» — они выделяются из кожи рыбы при ранении и служат для других рыб сигналом опасности. Лососи по запаху воды находят дорогу в родную реку, когда возвращаются из моря на нерест. Еще чаще рыбы используют обоняние для поисков пищи. Например, акулы чуют кровь раненой жертвы.

Сравнительно недавно выяснилось, что на клетках обонятельного эпителия есть очень разнообразные белки-рецепторы — особые молекулы, с которыми связываются молекулы пахучих веществ. Сравнение разных животных показало, что если разновидностей таких белков много, то обоняние развито хорошо — животное может различать много запахов и имеет тонкий нюх, то есть чувствует запахи веществ при меньшем их содержании в воздухе или в воде. За каждый такой белок отвечает особый ген. Если обоняние утрачивает важную роль по сравнению, например, со зрением, то некоторые из этих генов в процессе эволюции портятся. Тогда белок, за которые такой ген отвечал, больше не образуется. Чем больше процент «сломанных» генов — тем меньше роль обоняния. У хорошо изученной рыбки данио работающих генов примерно 150, «сломанных» — около 50; у шпорцевой лягушки 410 генов работают и 480 «сломаны»; у разных птиц всего от 100 до 670 генов, причем не менее половины работают; у мыши около 1100 генов работают и около 300 не работают; у человека примерно 390 генов работают и более 400 (по другим данным, около 700) не работают. Судя по этим данным, даже у птиц обоняние довольно хорошо развито (хотя еще недавно думали, что большинство птиц его лишены).

Интересно, что некоторые белки-рецепторы отвечают за восприятие веществ, растворенных в воде, а другие — за восприятие летучих веществ, переносимых по воздуху. У рыб есть почти исключительно «водные» рецепторы — запахом цветов рыбы не интересуются. У птиц и млекопитающих рецепторы почти исключительно «воздушные». А вот у лягушки есть и те, и другие: возможно, «водные» рецепторы нужны головастикам, а может быть, и некоторые взрослые лягушки могут чуять что-то и под водой, и на суше.

Вообще, способность распознавать присутствие в воде или в воздухе пахучих веществ есть почти у всех организмов — даже у бактерий и растений. Да-да, растения тоже «чуют» некоторые вещества! Например, растение, погрызенное травоядными, выделяет в воздух этилен, и для соседних растений он служит сигналом тревоги — они начинают усиленно вырабатывать ядовитые вещества для защиты от поедания.

Единственная изученная группа животных, у которых нет (или почти нет) обоняния — это зубатые киты (дельфины, косатки и кашалоты). У них нет ни обонятельных луковиц, ни обонятельных нервов. И большинство их обонятельных рецепторов (около 80%) не работают. Это и неудивительно — ведь их предки жили на суше и утратили «водные» рецепторы. А когда киты полностью приспособились к жизни в воде, «воздушные» запахи их перестали интересовать, как и рыб.

Почему же всё-таки у китов испортились не все гены обонятельных рецепторов? Возможно, оставшиеся белки-рецепторы отвечают за восприятие половых феромонов — пахучих веществ, служащих для общения между самцами и самками у многих млекопитающих. Эти запахи воспринимает у млекопитающих особый вомероназальный орган, который у китов развит слабо, но всё-таки, может быть, работает. А возможно и другое объяснение. Дело в том, что обонятельные белки-рецепторы есть не только на клетках обонятельного эпителия, но и на некоторых других клетках. И там они могут выполнять совсем другие функции.

Ответил: Сергей Глаголев

✅ Есть ли мозг у рыбы: строение и особенности. Какой у рыбы IQ? Есть ли у рыб слух

Какой слух у рыб? и Как работает у рыб орган слуха?

Во время рыбалки рыба может и не видеть нас, но слух у неё отличный, и она услышит малейший звук который мы издадим. Органы слуха у рыб: внутреннее ухо и боковая линия.

Вода является хорошим проводником звуковых вибраций, и неуклюжий рыболов в состоянии запросто вспугнуть рыбу. Например хлопок при закрытии двери автомобиля, через водную среду распространяется на многие сотни метров. Изрядно нашумев, нечего удивляться почему слабый клев, а может и вообще отсутствует. Особенно осторожна крупная рыба, которая соответственно и является главной целью рыбной ловли.

Пресноводных рыб можно разделить на две группы:

Рыбы у которых отличный слух (карповые, плотва, линь)
Рыбы у которых средний слух (щука, окунь)

Как слышат рыбы?

Отличный слух достигается за счет того, что внутреннее ухо соединено с плавательным пузырем. При этом внешние вибрации усиливаются пузырем, который играет роль резонатора. И от него поступают к внутреннему уху.

Средний человек воспринимает на слух диапазон звука от 20 Гц до 20 кГц. А рыба, например карп, с помощью своих органов слуха, в состостоянии услышать звук от 5 Гц до 2 кГц. То есть слух у рыб настроен лучше на низкие вибрации, а высокие воспринимаются хуже. Любой неосторожный шаг на берегу, удар, шорох, отлично улавливается на слух карпом или плотвой.

У хищный пресноводных органы слуха построены по другому, у таких рыб нет связи между внутренним ухом и плавательным пузырем.
Такие рыбы как щука, окунь, судак больше полагаются на зрение чем на слух, и не слышат звук выше 500 герц.

Даже шум лодочных моторов в значительной степени влияет на поведение рыб. Особенно на тех, у которых отличный слух. От излишнего шума, рыба может перестать кормится и даже прервать нерест. Мы уже память рыбы неплохая, и они хорошо запоминают звуки и ассоциируют их с событиями.

Исследование показали, что когда из-за шума карп переставал кормится, щука продолжала охотится, не обращая никакого внимание на происходящее.

Органы слуха у рыб

Позади черепа у рыбы находятся пара ушей, которые как и внутреннее ухо у человека, помимо функции слуха отвечают и за равновесие. Но в отличии от нас, у рыб ухо не имеет выхода наружу.

Боковая линия улавливает звук низкой частоты и движение воды рядом с рыбой. Жировые сенсоры, находящиеся под боковой линией, отчетливо передают внешнюю вибрацию воды на нейроны, и далее информация идет в мозг.

Имея две боковые линии и два внутренних уха, орган слуха у рыб отлично определяет направление звука. Небольшая задержка в показаниях этих органов, обрабатывается мозгом, и он определяет с какой стороны доносится вибрация.

Конечно на современных реках, озерах и ставках шума хватает. И слух рыбы со временем привыкает ко многим шумам. Но одно дело регулярно повторяющиеся звуки, даже если это шум поезда, а другое дело незнакомые вибрации. Так что для нормальной рыбалки обязательным будет соблюдение тишины, и понимание того как работает слух у рыб.

Есть ли мозг у рыбы: строение и особенности. Какой у рыбы IQ?

Сегодня мы поговорим о том, есть ли мозг у рыбы. А действительно, может ли она думать?

Сказка о золотой рыбке волнует фантазии многих. Выловить такую умную особь или, на худой конец щуку, выполняющую желания, мечтают многие мужчины. Но, к сожалению, в природе не существует разговаривающих рыб. И даже «думающих», в человеческом понимании, карасей в природе встретить невозможно.

Есть мозги (мозг) у рыбы или нет?

Конечно, он присутствует. И некоторые любители посидеть с удочкой у реки всерьез считают неудачно сложившийся день проделками хитрого существа. Но объясняется это гораздо проще. Мозг рыбы отвечает за ее поведение на уровне инстинктов, заложенных природой. А в том, что она не попадается на крючок, виноваты совершенно другие обстоятельства.

Какой у рыбы IQ? Принято считать, что данный показатель зависит от соотношения мозга и тела. И хотя жизнь доказывает, что исключения встречаются слишком часто. Даже ученые принимают эти правила за догму.

Соотношение размеров тела и мозга у рыб слишком разнообразно. В природе существует огромное количество видов всех размеров и интеллекта. Например, самым большим процентом соотношения мозга и тела признана рыба Нильский слоник. Но можно ли назвать ее умной, если даже со своими сородичами она не уживается, когда места маловато.

Если рассматривать мозг рыб и их тело, то ученым есть где развернуться. Около 30000 известных пород предоставляют большой простор для исследований в поисках самой умной особи.

Так есть ли у рыб мозг? Строение его какое?

Любой учебник анатомии расскажет, что мозг рыбы стоит их одного полушария. И только у придонных акул он представлен двумя.
Принято рассматривать этот орган, как состоящий из трех частей: передней, средней и задней. Обонятельные луковицы, расположенные в переднем мозге, отвечают за распознавание запахов. Из-за важности этой функции обонятельные доли у рыб сильно увеличены.

Средний мозг, состоящий из трех видов таламуса, отвечает за большинство функций организма. Зрительные окончания устроены по аналогии с обонятельными долями, но имеют расширенную функцию. Способность рыб распознавать время суток заложена в особенности строения зрительных нервов. Здесь же расположен центр управления движениями тела.
Мозжечок, мост и мозг вытянутый составляют задний мозг существа.
Относительная простота строения обеспечивает все процессы жизнедеятельности рыб.

Для чего рыбе мозг?

Мы уже выяснили, есть ли мозг у рыбы. Как и у любого живого существа, этот орган отвечает за работу органов и тела. Чтобы существо плыло, дышало, ело, ему требуется мозг не меньше, чем человеку.

Ученые выяснили, что рыба способна запоминать обстановку и выход из ситуаций. Поэтому рыбакам приходится искать новые прикормки и приманки для большого улова. Чем крупнее рыба, тем сложнее ее поймать. Хотя это объясняется не тем, что она умнее, а тем, что опытнее. Естественно, что для того, чтобы щука выросла до метра, ей потребуется длительное время. Она его расходует с пользой. Конечно, все эти понятия условны. Что может быть пользой для рыбы? Питается и запоминает, как ведет себя ее еда. Привыкает к местам, где корма достаточно и нет двуногих хищников. Поэтому поймать на удочку такую «умную» представительницу подводного мира гораздо сложнее, чем плотву, у которой и срок жизни небольшой.
Исследования, проведенные на карпах, показали, что рыба способна запоминать ситуации. Однажды пойманная особь крайне редко попадется второй раз. Она способна запомнить обстоятельства и оценить опасность. Ученые предполагают возможность передачи информации на генном уровне. Получается, что детки выжившей рыбки смогут обмануть любого хищника. Доказать справедливость подобного утверждения пока никому не удавалось. Но и опровергнуть его невозможно. Слишком велик и разнообразен мир подводных жителей.

Следует сделать вывод, что считать рыбу умным созданием нельзя. По крайней мере, в таком понимании, как мы учитываем наличие ума у человека и животных. Определенно, что есть некоторые зачатки сознания, раз рыба способна самообучаться. И если рассматривать мировую историю, то можно предположить, что при длительном направленном развитии, лет этак через миллион или два, рыба превратится в разумное существо. По крайней мере, ученые считают местом происхождения жизни на Земле именно водную стихию.

Чувствуют ли боль?

Испытывают ли рыбы боль? Вопрос важен скорее для определения отношения к рыбалке. Ощущение боли обеспечивают нервные окончания. Ихтиологи давно определили, что такие имеются на теле рыбы. И это означает, что она способна ощущать боль. Возникает проблема этического плана. Как оценить страдания пойманной рыбы? Лучше оставить этот вопрос на усмотрение каждого в зависимости от личных моральных качеств.

Самая умная

Мы уже нашли ответ на волнующий вопрос, есть ли мозг у рыбы. А какая самая умная из рыб известна миру? Это золотая рыбка Комета, которая умеет играть в мяч. Причем она забрасывает специальный мячик в баскетбольную корзинку и футбольные ворота, устроенные в ее аквариуме. Доктор Померлео применил собственную методику дрессировки и утверждает, что воспитать высокоинтеллектуального водяного жителя может каждый человек.

Долгая память

Пресноводная рыба горбыль способна запоминать встречу с хищником на срок в несколько месяцев. Этот вывод сделали британские ученые на основе изучения поведения этого вида. Рыболовы на этот счет также могут привести не один пример.

Поющие рыбы

Встретить в природе поющую рыбку кажется невозможным. Да и говорят они только в сказках. Но ученые определили некоторые виды, способные общаться с помощью звуков. Правда, это не похоже на речь, рычание или свист птиц. Рыбы переговариваются с помощью особого ритма выпускаемых пузырей. Некоторые способны подавать определенные знаки посредством плавников и жабр. Естественно, что и «слышат» рыбы не ушами, а телом.

Точнее сказать, чувствуют вибрацию. Исследователи использовали способность звуковых волн быстро распространяться в водной среде. Опыты, проведенные над обычными карасями, показали, что можно приучить их по свистку приплывать к месту обеда. Хватило месяца занятий, чтобы рыбы стали всей стаей отзываться на звук.

Заключение

Теперь вы знаете ответ на вопрос «Есть ли мозг у рыбы?». Конечно же, да. А это значит, что рыбы все же могут думать. Надеемся, что информация, представленная в статье, была вам полезна.

Есть ли у рыб слух?

Рыба, находясь на глубине, как правило, не видит рыбаков, но прекрасно слышит, как рыбаки разговаривают и передвигаются в непосредственной близости от воды. Чтобы слышать, у рыб имеется внутреннее ухо и боковая линия.

Звуковые волны отлично распространяются в воде, поэтому любые шорохи и неуклюжие движения на берегу, тут же доходят до рыб. Прибыв на водоем и, громко хлопнув дверкой автомобиля, можно рыбу напугать, и она отойдет от берега. Если учесть, что приезд на водоем сопровождается громким весельем, то рассчитывать на хорошую, результативную рыбалку не следует. Очень сильно осторожничает крупная рыба, которую рыбаки чаще всего хотят видеть в качестве основного трофея.

Пресноводные рыбы разделяются на две группы:

  • рыбы, имеющие отличный слух: карповые, линь, плотва;
  • рыбы, имеющие удовлетворительный слух: окунь, щука.

Как слышат рыбы?

Внутреннее ухо рыб соединено с плавательным пузырем, который выступает в роли резонатора, успокаивающего звуковые колебания. Усиленные колебания передаются на внутреннее ухо, за счет чего рыба имеет не плохой слух. Человеческое ухо способно воспринимать звук в диапазоне от 20Гц до 20кГц, а звуковой диапазон рыб сужен и лежит в пределах 5Гц-2кГц. Можно сказать, что рыба слышит хуже человека, где-то в 10 раз и ее основной звуковой диапазон располагается в пределах более низких звуковых волн.

Поэтому, рыба в воде может слышать малейшие шорохи, тем более, ходьбу на берегу или удары о землю. В основном, это карповые и плотва, поэтому, собираясь на карпа или плотву, следует обязательно учитывать данный фактор.

Хищная рыба имеет несколько другое строение слухового аппарата: у них отсутствует связь между внутренним ухом и воздушным пузырем. Они больше надеются на свое зрение, нежели на свой слух, так как звуковые волны, лежащие за пределами 500Гц, они не слышат.

Лишний шум на водоеме очень сильно влияет на поведение рыб, которые имеют хороший слух. В таких условиях она может перестать передвигаться по водоему в поисках пищи или прервать нерест. При этом, рыба способна запоминать звуки и связывать их с событиями. Занимаясь исследованиями, ученые установили, что шум очень сильно действует на карпа и он, в таких условиях, прекращал кормиться, в то время, как щука продолжала охотиться, не обращая внимания на шум.

Органы слуха у рыб

Рыба располагает парой ушей, которые расположены позади черепа. Функция ушей рыбы заключается не только в определении звуковых колебаний, но и служат органами равновесия рыбы. При этом, ухо рыбы, в отличие от человека, не выходит наружу. Звуковые колебания к уху передаются через жировые рецепторы, которые улавливают волны низкой частоты, генерирующиеся в результате движения рыбы в воде, а также посторонние звуки. Попадая в мозг рыбы, звуковые колебания сравниваются и, если среди них появляются посторонние, то выделяются, и рыба начинает на них реагировать.

Благодаря тому, что рыба имеет две боковые линии и двое ушей, то она способна определять направление по отношению к издаваемым звукам. Определив направление опасного шума, она может вовремя спрятаться.

Со временем рыба привыкает к посторонним шумам, которые ей не угрожают, но при появлении не знакомых ей шумов, она может отойти от этого места и рыбалка может не состояться.

Источники:

http://feederist.ru/stati-i-rekomendacii/9-kak-ryba-slyshit
http://fb.ru/article/266685/est-li-mozg-u-ryibyi-stroenie-i-osobennosti-kakoy-u-ryibyi-iq
http://fishingday.org/est-li-u-ryb-slux/

Рыба чувствует боль | PETA

В своей книге Do Fish Feel Pain? , биолог Виктория Брейтуэйт говорит, что «существует столько же доказательств того, что рыбы чувствуют боль и страдают, как птицы и млекопитающие».

Рыбы не кричат, когда их насаживают на крючки, и не кричат, когда крючки вырывают изо рта, но их поведение свидетельствует об их страданиях — если мы хотим посмотреть. Например, когда Брейтуэйт и ее коллеги подвергали рыбу воздействию раздражающих химикатов, животные вели себя так же, как и любой из нас: они теряли аппетит, их жабры бились быстрее, и они терлись пораженными участками о стенку аквариума.

Нейробиологи давно установили, что у рыб есть нервная система, которая воспринимает боль и реагирует на нее. У рыб, как и у «высших позвоночных», есть нейротрансмиттеры, такие как эндорфины, которые облегчают страдания. Единственная причина, по которой их нервная система вырабатывает эти обезболивающие, — это облегчение боли. Исследователи создали подробную карту более 20 болевых рецепторов, или «ноцицепторов», во рту и голове рыб, включая те самые области, где зазубренный крючок рыболова может проникнуть в плоть рыбы.Как написала доктор Стефани Юэ в своем позиционном документе о рыбе и боли: «Боль — это эволюционная адаптация, которая помогает людям выжить. . . . [A] такая черта, как восприятие боли, вряд ли внезапно исчезнет для одного конкретного таксономического класса ».

Хотя у рыб нет таких структур мозга, как у людей — например, у рыб нет неокортекса — доктор. Ян Дункан напоминает нам, что мы «должны смотреть на поведение и физиологию», а не только на анатомию. «Мозг может развиваться по-разному», — говорит он.«Вот что происходит с удочкой. В других частях мозга он развился иным образом, чтобы воспринимать боль ».

Многочисленные исследования последних лет показали, что рыбы чувствуют боль и реагируют на нее. Например, когда радужной форели вводили болезненную уксусную кислоту или пчелиный яд в чувствительные губы, они прекращали есть, раскачивались взад и вперед по дну аквариума и терлись губами о стенки аквариума. Рыбы, которым вводили безвредный физиологический раствор, не проявляли такого аномального поведения.

Форель «неофобична», что означает, что она активно избегает новых предметов. Но те, кому вводили уксусную кислоту, мало отреагировали на ярко окрашенную башню из конструктора Lego, помещенную в их резервуар, что говорит о том, что их внимание было сосредоточено на боли, которую они испытывали. Напротив, форель, которой вводили физиологический раствор, а также те, кому давали обезболивающие после болезненной инъекции кислоты, проявляла обычную степень осторожности в отношении нового объекта. Подобные результаты были продемонстрированы на людях, страдающих болезненными заболеваниями: медицинским работникам давно известно, что боль мешает нормальным когнитивным способностям пациентов.

Исследование, опубликованное в журнале Applied Animal Behavior Science , показало, что рыбы, подвергшиеся болезненному воздействию тепла, позже проявляют признаки страха и настороженности, что свидетельствует о том, что рыбы и испытывают боль, и могут ее запомнить.

Исследование ученых из Королевского университета в Белфасте доказало, что рыбы учатся избегать боли, как и другие животные. Ребекка Данлоп, один из исследователей, сказала: «Эта статья показывает, что избегание боли у рыб, похоже, не является рефлекторной реакцией, а является реакцией, которую учат, запоминают и меняют в зависимости от различных обстоятельств.Следовательно, если рыба может чувствовать боль, то рыбная ловля не может и дальше считаться не жестоким видом спорта ».

Аналогичным образом исследователи из Университета Гвельфа в Канаде пришли к выводу, что рыбы чувствуют страх, когда их преследуют, и что их поведение — это больше, чем просто рефлекс. «Рыбы напуганы и… они предпочитают не пугаться», — сказал доктор Дункан, возглавлявший исследование.

В отчете 2014 года Комитет по защите сельскохозяйственных животных (FAWC), консультативный орган при правительстве Великобритании, заявил: «Рыбы способны обнаруживать вредные раздражители и реагировать на них, и FAWC поддерживает растущее научное мнение о том, что они испытывают боль.

Доктор Кулум Браун из Университета Маккуори, просмотревший около 200 научных работ о когнитивных способностях и сенсорном восприятии рыб, считает, что стресс, который испытывают рыбы, когда их вытаскивают из воды в среду, в которой они не могут дышать, может даже превосходит человека, который тонет. «В отличие от людей, которые утопают, когда мы умираем примерно через 4–5 минут из-за того, что не можем извлечь кислород из воды, рыба может продолжаться гораздо дольше. В большинстве случаев это затяжная медленная смерть », — говорит он.

Рыболовы могут не думать об этом, но рыбалка — не более чем жестокий кровавый спорт. Когда рыбу насаживают на крючок рыболова и выдергивают из воды, для них это не игра. Они напуганы, страдают от боли и борются за свою жизнь. Майкл Стоскопф, профессор водных видов спорта, дикой природы и зоологической медицины, а также молекулярной токсикологии и токсикологии окружающей среды в Университете Северной Каролины, сказал: «Было бы неоправданной ошибкой предполагать, что рыбы не воспринимают боль в этих ситуациях только потому, что их реакции не совпадают. те, которые традиционно наблюдаются у млекопитающих, подвергающихся хронической боли.

В результате своего исследования д-р Кулум Браун приходит к выводу, что «рыбам было бы невозможно выжить, поскольку они являются когнитивно и поведенчески сложными животными, не способными чувствовать боль» и «потенциальной жестокости», которая мы, люди, наносим удары по рыбе «ошеломляюще».

Не снимайте рыбу с вилок. Нажмите здесь, чтобы узнать, как стать веганом, или закажите бесплатный стартовый набор для веганов от PETA, чтобы получить полезные советы и рецепты, которые помогут вам перейти на веганское питание без рыбы.

Официально: Fish Feel Pain | Наука


Эта статья из журнала Hakai Magazine, онлайн-издания о науке и обществе в прибрежных экосистемах. Читайте больше подобных историй на hakaimagazine.com.

Когда Кулум Браун был маленьким мальчиком, он и его бабушка часто посещали парк возле ее дома в Мельбурне, Австралия. Он был очарован большим декоративным прудом в парке, в котором извиваются золотые рыбки, москиты и гольцы.Браун ходил по периметру пруда, вглядываясь в полупрозрачные отмели, чтобы разглядеть рыб. Однажды он и его бабушка прибыли в парк и обнаружили, что пруд был осушен — что, по всей видимости, делало управление парков каждые несколько лет. Горы рыбы хлопали по обнаженной кровати, задыхаясь на солнце.

Браун мчался от одного мусорного бака к другому, обыскивая их и собирая все выброшенные контейнеры, которые мог найти — в основном пластиковые бутылки из-под газировки.Он наполнил бутылки питьевыми фонтанчиками и загнал в каждую по несколько рыбок. Он подтолкнул других выброшенных на берег рыб к участкам пруда, где осталось немного воды. «Я был в бешенстве, бегал как сумасшедший, пытаясь спасти этих животных», — вспоминает Браун, который сейчас работает морским биологом в Университете Маккуори в Сиднее. В конечном итоге ему удалось спасти сотни рыб, около 60 из которых он принял. Некоторые из них жили в его домашних аквариумах более 10 лет.

В детстве я тоже держал рыбу.Моими самыми первыми домашними животными были две золотые рыбки, яркие, как только что отчеканенные пенни, в стеклянной миске без украшений размером с дыню. Они умерли в течение нескольких недель. Позже я перешел на 40-литровый бак, выложенный радужным гравием и несколькими пластиковыми растениями. Внутри я держал разных маленьких рыбок: неоновые тетры с флуоресцентными синими и красными полосами, гуппи со смелыми вздымающимися хвостами, похожими на солнечные вспышки, и стеклянные сомы, такие прозрачные, что казались не более чем увенчанными серебром спинными колоннами, мчащимися по воде.Большинство этих рыб жили намного дольше, чем золотые рыбки, но некоторые из них имели привычку прыгать по дуге экстаза прямо через щели в крышке аквариума на пол гостиной. Моя семья и я находили их шлепающимися за телевизором, закутанными в пыль и пух.

Стоит ли нам заботиться о чувствах рыбы? В своем трактате 1789 года «Введение в принципы морали и законодательства» английский философ Джереми Бентам, который разработал теорию утилитаризма (по сути, величайшего блага для наибольшего числа людей), сформулировал идею, которая стала центральной в дебатах. о благополучии животных с тех пор.Бентам писал, что при рассмотрении наших этических обязательств по отношению к другим животным самый важный вопрос не в том, «Могут ли они рассуждать? ни, они могут говорить? но могут ли они страдать? » Принято считать, что рыбы не могут — что они не чувствуют боли. Обмен в выпуске 1977 года Field & Stream является примером типичного аргумента. В ответ на письмо 13-летней девочки о том, страдает ли рыба при поимке, писатель и рыбак Эд Зерн сначала обвиняет ее в том, что письмо написано родителем или учителем, потому что оно очень хорошо составлено.Затем он объясняет, что «рыбы не чувствуют боли так, как вы, когда снимаете кожу с колена, ушибаете палец ноги или болит зуб», потому что их нервная система намного проще. Я не совсем уверен, что они чувствуют любой боли, поскольку мы чувствуем боль, но, вероятно, они чувствуют своего рода «рыбную боль». отличная пищевая цепочка и, кроме того, «если что-то или кто-то когда-нибудь остановит нас от рыбалки, мы ужасно пострадаем.”

Такая логика широко распространена и сегодня. В 2014 году телеканал BBC Newsnight пригласил биолога из Университета Пенсильвании Викторию Брейтуэйт обсудить проблемы и благополучие рыб с Берти Армстронгом, главой Федерации шотландских рыбаков. Армстронг отверг представление о том, что рыба заслуживает законов о благосостоянии, назвав ее «капризной» и настаивал на том, что «баланс научных доказательств состоит в том, что рыбы не чувствуют боли, как мы».

Несмотря на доказательства того, что рыба может страдать, законы о защите животных и другие правовые меры часто исключают их.(wonderlandstock / Alamy)

Это не совсем так, говорит Брейтуэйт. Невозможно окончательно узнать, похож ли субъективный опыт другого существа на наш собственный. Но это не относится к делу. Мы не знаем, чувствуют ли кошки, собаки, лабораторные животные, куры и крупный рогатый скот боль так же, как мы, но мы по-прежнему предоставляем им все более гуманное обращение и правовую защиту, потому что они продемонстрировали способность страдать. За последние 15 лет Брейтуэйт и другие рыбные биологи по всему миру представили убедительные доказательства того, что, как и млекопитающие и птицы, рыбы также испытывают сознательную боль.«Все больше и больше людей соглашаются с фактами», — говорит Брейтуэйт. «Рыбы действительно чувствуют боль. Скорее всего, это отличается от того, что чувствуют люди, но это все же своего рода боль ».

На анатомическом уровне у рыб есть нейроны, известные как ноцицепторы, которые обнаруживают потенциальный вред, такой как высокие температуры, сильное давление и едкие химические вещества. Рыба вырабатывает те же опиоиды — врожденные обезболивающие, что и млекопитающие. И их мозговая активность во время травмы аналогична активности у наземных позвоночных: воткнуть булавку в золотую рыбку или радужную форель сразу за их жабрами, стимулирует ноцицепторы и каскад электрической активности, которая поднимается к областям мозга, важным для сознательного сенсорного восприятия (например, мозжечок, тектум и конечный мозг), а не только задний мозг и ствол мозга, которые отвечают за рефлексы и импульсы.

Рыбы также ведут себя так, будто они сознательно испытывают боль. В одном исследовании исследователи бросали кластеры ярко окрашенных блоков Lego в аквариумы с радужной форелью. Форель обычно избегает незнакомых предметов, которые внезапно попадают в их среду обитания, если это опасно. Но когда ученые сделали радужной форели болезненную инъекцию уксусной кислоты, у них было гораздо меньше шансов проявить такое защитное поведение, предположительно потому, что они были отвлечены собственными страданиями.Напротив, рыбы, которым вводили как кислоту, так и морфин, сохраняли обычную осторожность. Как и все анальгетики, морфин притупляет ощущение боли, но ничего не делает для устранения самого источника боли, что позволяет предположить, что поведение рыб отражает их психическое состояние, а не просто физиологию. Если рыба рефлекторно реагировала на присутствие едкой кислоты, а не сознательно испытывала боль, то морфин не должен был иметь никакого значения.

В другом исследовании радужная форель, получившая инъекции уксусной кислоты в губы, стала дышать быстрее, раскачивалась взад и вперед на дне резервуара, терлась губами о гравий и стенку резервуара и потребляла больше, чем в два раза дольше, чтобы возобновить кормление, чем у рыб, которым вводили солевой растворРыбы, которым вводили как кислоту, так и морфин, также демонстрировали некоторые из этих необычных поведения, но в гораздо меньшей степени, тогда как рыбы, которым вводили физиологический раствор, никогда не вели себя странно.

Тестировать на боль у рыб сложно, поэтому исследователи часто ищут необычное поведение и физиологические реакции. В одном исследовании радужная форель, получившая инъекции уксусной кислоты в губы, отреагировала, потерев губы о стенки и дно аквариума и отложив кормление. (arc F. Henning / Alamy)

Несколько лет назад Линн Снеддон, биолог из Ливерпульского университета и один из ведущих мировых экспертов по рыбной боли, начала проводить серию особенно интригующих экспериментов; пока опубликованы лишь некоторые результаты.В одном тесте она дала рыбкам данио выбор между двумя аквариумами: один полностью бесплодный, другой — с гравием, растением и видом на других рыб. Они всегда предпочитали проводить время в более оживленной, оформленной комнате. Однако, когда некоторым рыбам ввели кислоту и унылый аквариум наполнился обезболивающим лидокаином, они поменяли свои предпочтения, отказавшись от обогащенного аквариума. Снеддон повторила это исследование с одним изменением: вместо того, чтобы наполнять скучный аквариум болеутоляющим, она вводила его прямо в тела рыб, чтобы они могли брать его с собой, куда бы они ни плавали.Рыба осталась среди гравия и зелени.

Коллективные доказательства в настоящее время достаточно убедительны, и биологи и ветеринары все чаще принимают боль от рыб как реальность. «Все так сильно изменилось», — говорит Снеддон, размышляя о своем опыте общения с учеными и широкой публикой. «Еще в 2003 году, когда я выступал с докладами, я спрашивал:« Кто считает, что рыба может чувствовать боль? »Поднимались всего одна или две руки. Теперь вы спрашиваете комнату, и почти все поднимают руки ». В 2013 году Американская ветеринарная медицинская ассоциация опубликовала новое руководство по эвтаназии животных, которое включало следующие утверждения: «Предположения о том, что реакция рыб на боль просто отражает простые рефлексы, были опровергнуты.… Преобладание накопленных доказательств поддерживает позицию, согласно которой к рыбам следует учитывать те же соображения, что и к наземным позвоночным, в отношении облегчения боли ».

Тем не менее, этот научный консенсус не проник в общественное мнение. Google «рыба чувствует боль», и вы окунетесь в болото противоречивых сообщений. Нет, — говорится в одном заголовке. — Да, — говорит другой. Другие источники утверждают, что между учеными бушуют запутанные дебаты. По правде говоря, такого уровня двусмысленности и разногласий в научном сообществе больше нет.В 2016 году профессор Квинслендского университета Брайан Ки опубликовал статью под названием «Почему рыбы не чувствуют боли» в журнале Animal Sentience: An Interdisciplinary Journal on Animal Feeling . На сегодняшний день статья Ки вызвала более 40 откликов со стороны ученых со всего мира, почти все из которых отвергают его выводы.

Ки — один из самых ярых критиков идеи о том, что рыба может страдать сознательно; другой — Джеймс Д. Роуз, почетный профессор зоологии Университета Вайоминга и заядлый рыбак, который написал статьи для журнала « Angling Matters », посвященного рыболовству.Суть их аргумента заключается в том, что исследования, якобы демонстрирующие боль у рыб, плохо спланированы и, что более важно, у рыб отсутствует достаточно сложный мозг, чтобы вызвать субъективное переживание боли. В частности, они подчеркивают, что у рыб нет такой большой, плотной, волнообразной коры головного мозга, как у людей, приматов и некоторых других млекопитающих. Считается, что кора головного мозга, которая, как кора, окружает остальную часть мозга, имеет решающее значение для сенсорного восприятия и сознания.

Некоторые критические статьи, опубликованные Ки и Роуз, действительны, особенно в отношении методологических недостатков. Несколько исследований в растущей литературе о боли у рыб не проводят должного различия между рефлексивной реакцией на травму и вероятным переживанием боли, и некоторые исследователи преувеличивают значение этих ошибочных усилий. Однако на данный момент таких исследований меньшинство. Многие эксперименты подтвердили ранние работы Брейтуэйта и Снеддона.

Более того, представление о том, что у рыб не развит мозг, чтобы чувствовать боль, явно устарело. Ученые согласны с тем, что большинство, если не все позвоночные (а также некоторые беспозвоночные) обладают сознанием и что кора головного мозга, такая же раздутая, как наша собственная, не является предпосылкой для субъективного восприятия мира. На планете множество мозгов, плотных и губчатых, шаровидных и продолговатых, маленьких, как мак, и больших, как арбуз; разные линии животных независимо друг от друга вызывали сходные умственные способности из очень разных нейронных машин.Чтобы страдать, разум не должен быть человеком.

Рыбаки Майкл и Патрик Бернс практикуют гуманные методы рыбной ловли на своем судне Blue North. (Фото Кевина Дж. Сувера / Blue North)

Несмотря на очевидные доказательства того, что рыбы страдают сознательно, им, как правило, не предоставляется такая юридическая защита, как сельскохозяйственным животным, лабораторным животным и домашним животным во многих странах мира. В Соединенном Королевстве действует одно из самых прогрессивных законов о защите животных, которое обычно распространяется на всех позвоночных, кроме человека.В Канаде и Австралии законы о защите животных более частичны и варьируются от одного штата или провинции к другому; некоторые защищают рыбу, некоторые нет. Соответствующее законодательство Японии в значительной степени не учитывает рыбу. В Китае очень мало существенных законов о защите животных. А в Соединенных Штатах Закон о защите животных защищает большинство теплокровных животных, используемых в исследованиях и продаваемых в качестве домашних животных, но не распространяется на рыб, земноводных и рептилий. Однако само количество рыбы, убитой для еды и разводимой для зоомагазинов, затмевает соответствующее количество млекопитающих, птиц и рептилий.Ежегодно во всем мире в пищу убивают около 70 миллиардов наземных животных. В это число входят цыплята, другая домашняя птица и все виды домашнего скота. В отличие от этого, по оценкам, ежегодно во всем мире погибает от 10 до 100 миллиардов выращиваемых рыб, а в дикой природе вылавливается еще от одного до трех триллионов рыб. Количество ежегодно убиваемых рыб намного превышает количество людей, когда-либо существовавших на Земле.

«Мы в основном думали о рыбах как о очень инопланетных и очень простых, поэтому нам было все равно, как мы их убиваем», — говорит Брейтуэйт.«Если мы посмотрим на траловую сеть, то это довольно ужасный способ смерти рыбы: барометрическая травма, когда ее вырвало из океана на открытый воздух, а затем она медленно задохнулась. Можем ли мы сделать это более гуманно? Да. Должны ли мы? Возможно — да. В настоящее время мы в основном этого не делаем, потому что гуманно убивать рыбу обходится дороже, особенно в дикой природе ».

**********

В некоторых странах, таких как Великобритания и Норвегия, рыбные хозяйства в основном применяют гуманные методы убоя.Вместо того, чтобы задушить рыбу на воздухе — самый простой и исторически наиболее распространенный метод — или заморозить ее до смерти в ледяной воде или отравить углекислым газом, они теряют сознание либо быстрым ударом по голове, либо сильным электрическим током, а затем проткнуть им мозги или истечь кровью. В Норвегии Ханне Дигре и ее коллеги из исследовательской организации SINTEF в качестве эксперимента внедрили эти методы на коммерческие рыболовные суда, чтобы выяснить, возможен ли гуманный забой в море.

В серии экспериментов Дигре и ее коллеги протестировали различные методы убоя в открытом море на различных видах. Они обнаружили, что треска и пикша, хранившиеся в сухих бункерах на кораблях после сбора урожая, оставались в сознании не менее двух часов. Удар электрическим током, нанесенный сразу после попадания рыбы на корабль, может привести к потере сознания, но только при достаточно сильном течении. Если электрический разряд был слишком слабым, рыба просто обездвиживалась. Некоторые виды, такие как сайда, при шоке имели тенденцию ломать себе шипы и кровоточить изнутри; другие, такие как треска, боролись гораздо меньше.Некоторые рыбы пришли в сознание примерно через 10 минут после оглушения, поэтому исследователи рекомендуют перерезать себе горло в течение 30 секунд после поражения электрическим током.

В Соединенных Штатах два брата внедряют новый вид гуманной рыбалки. Осенью 2016 года Майкл и Патрик Бернс, давние рыбаки и владельцы скотоводов, спустили на воду уникальное рыболовное судно под названием Blue North . 58-метровый катер, способный перевозить около 750 тонн с экипажем из 26 человек, специализируется на промысле тихоокеанской трески в Беринговом море.Команда работает в помещении с регулируемой температурой в середине лодки, в котором находится лунный бассейн — отверстие, через которое они вытаскивают рыбу по одной. Это убежище защищает команду от непогоды и дает им гораздо больший контроль над актом рыбной ловли, чем на обычном судне. В течение нескольких секунд после того, как рыба поднялась на поверхность, команда перемещает ее к оглушающему столу, который приводит животное в бессознательное состояние с помощью постоянного тока напряжением около 10 вольт. Затем рыбу обескровливают.

Первоначально братья Бернс были вдохновлены новаторскими исследованиями в области гуманного убоя домашнего скота, проведенными профессором зоотехники Университета штата Колорадо и всемирно известным представителем аутизма Темплом Грандином.Принимая во внимание перспективы самих животных, инновационные разработки Грандина значительно снизили стресс, панику и травмы у крупного рогатого скота, отправляемого на бойню, одновременно делая весь процесс более эффективным для владельцев ранчо. «Однажды мне пришло в голову, почему мы не могли взять некоторые из этих принципов и применить их в рыбной промышленности? — вспоминает Майкл. Вдохновленные лунными бассейнами норвежских рыболовных судов и использованием электрического оглушения в различных формах животноводства, они разработали Blue North .Майкл считает, что его новый корабль — одно из двух судов в мире, которые постоянно используют электрическое оглушение для пойманной в дикой природе рыбы. «Мы считаем, что рыбы — живые существа, что они действительно испытывают панику и стресс», — говорит он. «Мы придумали способ остановить это».

Прямо сейчас братья Бернс экспортируют выловленную треску в Японию, Китай, Францию, Испанию, Данию и Норвегию. По словам Майкла, тот факт, что рыба добывается гуманно, не особо привлекает их основных покупателей, но он ожидает, что ситуация изменится.Он и его команда вели переговоры с различными организациями по защите животных, чтобы разработать новые стандарты и сертификаты для гуманно пойманной дикой рыбы. «Это станет более распространенным явлением», — говорит Майкл. «Многие люди озабочены тем, откуда берутся их продукты и как с ними обращаются».

Между тем, подавляющее большинство триллионов ежегодно убиваемых рыб погибают таким образом, что, вероятно, причиняют им огромную боль. На самом деле даже применение гуманных методов убоя в более прогрессивных странах не было полностью или даже в первую очередь мотивировано этикой.Скорее, такие изменения вызваны прибылью. Исследования показали, что снижение стресса у выращиваемой и пойманной рыбы, ее быстрое и эффективное уничтожение с минимальными усилиями улучшает качество мяса, которое в конечном итоге попадает на рынок. Мякоть рыбы, убитой гуманно, часто бывает более гладкой и менее поврежденной. Когда мы хорошо относимся к рыбе, мы на самом деле делаем это не ради нее; мы делаем это для себя.

**********

«У меня всегда было естественное сочувствие к животным, и у меня не было причин исключать рыбу», — говорит Браун.«В том парке [в Мельбурне] их не беспокоило, что там водится рыба и что им может понадобиться вода. Не было никаких попыток спасти их или разместить их вообще. Я был шокирован этим в том возрасте, и я до сих пор вижу такое бессердечное пренебрежение к рыбе у людей сегодня в самых разных контекстах. Я не думаю, что общественное мнение изменилось за все время, прошедшее с тех пор, как мы обнаружили первые доказательства боли у рыб ».

В последнее время я провожу много времени в местных зоомагазинах, наблюдая за рыбками.Они передвигаются беспокойно, бесшумно — безногими шагами переходят от одного борта танка к другому. Некоторые висят в воде с поднятой головой, как будто зацепившись за невидимую веревку. Мое внимание привлекает блеск чешуи; неожиданный образец цвета. Я пытаюсь заглянуть одному в глаза — бездонный обсидиановый диск. Его пасть движется так механически, как застрявшая в петле раздвижная дверь. Я смотрю на этих рыбок, мне нравится на них смотреть, я не желаю им вреда; но я почти никогда не задумываюсь, что они думают или чувствуют.Рыбы — наши прямые эволюционные предки. Это настоящие позвоночные, чешуйчатые первопроходцы с короткими конечностями, которые выползли еще мокрыми из моря и колонизировали землю. Сейчас нас разделяет столько пропастей: географических, анатомических, психологических. Мы можем рационально понять неопровержимые доказательства разумности рыб. Но фактов недостаточно. По-видимому, искренняя жалость к рыбе требует олимпийского подвига сочувствия.

Тем не менее, возможно, наши типичные взаимодействия с рыбой — спокойное домашнее животное в стеклянной луже или филе с гарниром на тарелке — слишком ограничены, чтобы выявить способность к страданию.Недавно я узнал о кулинарной традиции, которая практикуется и по сей день, известной как икизукури : есть сырое мясо живой рыбы. Вы можете найти видео в Интернете. В одном из них повар накрывает лицо рыбы тканью и, удерживая ее, сбривает с нее чешую чем-то вроде терки для сырого сыра. Он начинает продольно резать рыбу большим ножом, но существо резко выпрыгивает из его рук и кувыркается в ближайшую раковину. Шеф-повар забирает рыбу и продолжает отрезать ее бока.Выливается кровь темная, как гранатовый сок. Он опускает рыбу в миску с ледяной водой и готовит сашими. Целую рыбу подают на тарелке с выбритыми листьями дайкона и шисо, прямоугольными кусками мяса аккуратно сложенными на выдолбленной стороне, ее рот и жабры все еще трепещут, а иногда по всему телу пробегает дрожь.

Истории по теме из журнала Hakai:

Есть ли у рыб мозг?

Всегда задают один вопрос: « Есть ли у рыб мозг? «Я не совсем понимаю, зачем людям вообще нужен ответ на этот вопрос, но мы постараемся дать вам все ответы в этой статье.

Старый миф о том, что у рыб либо нет мозга, либо у них 3-секундная память, просто НЕ ИСТИНА!

Итак, в следующий раз, когда кто-то спросит вас, есть ли у рыбы мозг, вы можете сказать им ДА!

Подумайте, когда вы кормите своих рыбок дома, они подплывают к вершине аквариума, когда видят вас? Они подходят к стеклу и следят за вами, когда вы проходите мимо? Да, потому что они ассоциируют вас с едой. Если бы у них не было мозга или памяти, как бы они запомнили, что вы их кормите?

Fish Intelligence

Что такое интеллект рыбы и как его измерить?

Википедия говорит, что это… процесс получения, сохранения в памяти, извлечения, комбинирования, сравнения и использования в новом контексте информации и концептуальных навыков.Проще говоря, это процесс познания нового.

Ключевые моменты:

  • Хранение информации
  • Сравнение
  • Получение информации
  • Объединение информации
  • Обработка
  • новая функция обучения в ваш аквариум или новую рыбу. Они опасаются нового предмета в своем помещении, и им требуется несколько часов, чтобы исследовать и протестировать новую рыбу или новое оборудование, пока они не убедятся, что приближаться к ним безопасно.

    Исследование, проведенное Калумом Брауном из Macquarie University , показало, что у рыб гораздо больший мозг, чем у других нечеловеческих существ и некоторых приматов по сравнению с массой их тела. На самом деле они намного умнее, чем думают люди.

    Электрогенная рыба-слон , африканская пресноводная рыба, имеет одно из самых высоких соотношений массы тела и мозга среди всех известных позвоночных (немного выше, чем у людей). (У этих рыб очень длинный мозг по сравнению с массой их тела)

    Как измеряется размер мозга?

    Размер мозга измеряется в сравнении с массой и размером тела.

    У рыб обычно маленький мозг по сравнению с размером тела по сравнению с другими позвоночными, однако есть рыбы, которые нарушают это правило. В частности, мормиридов, и акул, которых имеют массивные по сравнению с массой тела мозги.

    Мы все видели документальные фильмы и фильмы об акулах и знаем, что они очень умные рыбы, верно?

    Структура мозга у головоногих моллюсков — очень хорошо развитый мозг, например у осьминогов . Это было воспринято как доказательство того, что мозжечковая часть мозга выполняет функции, важные для всех животных, и способна учиться и расти.

    Объем памяти золотой рыбки

    Итак. мы все слышали фразу «У рыб только 3-секундная память», верно?

    Что ж, это в корне неверно, и это неоднократно доказывалось во многих экспериментах и ​​исследованиях. Многие рыболовы даже сообщали, что некоторые карпы, пойманные в замкнутом пруду, как известно, очень быстро учатся, как только поймают их, как снова избежать поимки.

    (Вы даже можете проверить это дома, как на видео выше)

    Они узнают об использованной наживке, а некоторые даже говорят, что знают об рыболове, который ловит рыбу на время. Однако это не может быть доказано.

    Другое исследование райских рыб ( Macropodus opercularis ) показало, что они избегают мест, где они пережили одиночное нападение более крупного хищника, и продолжают избегать этого места в течение многих месяцев после этого.

    Это доказывает, что рыбы сохраняют информацию месяцами и даже годами.

    Некоторые виды рыб способны изучать сложные пространственные отношения и формировать когнитивные карты. Они могут ориентироваться, используя множество ориентиров, символов и структур в океане. , чтобы мигрировать в разные части мира. Иногда путешествуешь по разным океанам, не заблудившись.

    Они были изучены с помощью устройств слежения GPS и меток, и некоторые виды прошли тысячи миль, не отклонившись от курса более чем на несколько сотен метров.УДИВИТЕЛЬНЫЙ! Я теряюсь, просто иду по магазинам без GPS.

    Использование инструментов

    Умение использовать инструмент на благо своей жизни — верный признак интеллекта. Помните фотографии пещерных людей, использующих топоры и впервые пытающихся развести костер?

    По мере роста вашего интеллекта растет и ваша способность улучшать свою жизнь, расти и процветать в их окружении.

    Есть несколько рыб, которые прекрасно это демонстрируют. Возьмите рыбу-лучника (семейство Toxotidae), они разбрызгивают струи воды на насекомых на растениях над поверхностью, чтобы сбить их в воду; они могут приспособить размер брызг к размеру жертвы насекомого и научиться стрелять по движущимся целям.Рыба-лучник плюется водой для охоты.

    Saltwater Wrasse держит во рту моллюсков и ежей и бьет их о камни, чтобы открыть их и добраться до еды внутри.

    Лабораторное исследование проверило интеллект атлантической трески ( Gadus morhua ). Им был предоставлен доступ к автоматической кормушке с веревкой для доступа к корму. Рыбе не потребовалось много времени, чтобы научиться дергать за веревку, чтобы выпускать корм по требованию.

    Они также прикрепляли бусинку к спинным плавникам, и рыбы быстро научились, что если они цепляют бусинку за нитку, легче потянуть за нитку, чтобы высвободить корм.

    Многие рыбы-откладчики яиц научились очищать поверхность, на которой они собираются нереститься, и откладывать икру. Понимание важности чистого и стерильного места для откладывания яиц и вылупления птенцов.

    Строительство дома

    Одно из самых естественных и разумных занятий как для людей, так и для животных и рыб — это построить дом. Безопасное убежище, чтобы спрятаться и создать семью.

    Рыбы используют окружающую среду, чтобы построить свои дома и сделать их максимально защищенными от хищников.Морская рыба-клоун научилась использовать морских анемонов в качестве своего дома. Они предлагают защиту и безопасную среду для размножения и выращивания детенышей. (Рыба-клоун разумно использует анемонов для защиты)

    Neolamprologus Obscurus использует свой мозг, чтобы строить отверстия в песчаной ложе, чтобы привлечь креветок для кормления. Они научились использовать методы охоты, чтобы лучше прокормиться. Многие другие рыбы поступают так, что также является признаком наличия мозга и способности учиться и обрабатывать сложные процедуры.

    Чувствуют ли рыбы боль?

    Простые ответы: Да. Но все не так просто, как может показаться.

    Различные исследования последних лет единогласно пришли к выводу, что рыбы действительно чувствуют боль. Однако они обрабатывают боль иначе, чем люди.

    Недавнее исследование ученых и исследователей из Queen’s University Belfast доказало, что рыбы учатся избегать боли, как и другие животные. Ребекка Данлоп, одна из исследователей, сказала: «Эта статья показывает, что избегание боли у рыб, похоже, не является рефлекторной реакцией, а является реакцией, которую учат, запоминают и меняют в зависимости от различных обстоятельств.Следовательно, если рыба может чувствовать боль, то рыбная ловля не может и дальше считаться не жестоким видом спорта ».

    Спорные исследования последних лет показали, что рыбы чувствуют боль и, что более важно, реагируют на нее. Радужной форели вводили болезненную уксусную кислоту или пчелиный яд в их чувствительные губы, они перестали есть, раскачивались взад и вперед на дне аквариума и терлись губами о стенки аквариума. Рыбы, которым вводили безвредный физиологический раствор, не проявляли такого аномального поведения.

    В отличие от людей, рыбы не обладают неокортексом, что является первым признаком сомнения в отношении восприятия боли рыбами. У них также отсутствуют нервные волокна (известные как с-ноцицепторы), которые являются рецепторами для обработки боли.

    Споры о том, чувствуют ли рыбы боль, — долгий и спорный спор. Есть некоторые известные факты, которые нельзя отрицать, но аргумент о том, что рыбы чувствуют боль так же, как люди, все еще будет обсуждаться в течение многих лет.

    Все исследования согласны с тем, что рыбы действительно чувствуют боль, но в какой степени и как эта боль обрабатывается?

    Наносить боль рыбе — незаконно. Это закон в большинстве стран! Так что правительство должно думать, что рыба чувствует боль.

    Взаимоотношения

    Построение отношений и привлечение к партнеру также является признаком интеллекта и наличия ума.

    Многие рыбы используют окружающую среду и окружающую среду для привлечения противоположного пола. Рыба-фугу строит красивые узоры и замки из песка на морском дне, чтобы привлечь партнера.

    Другие рыбы используют аналогичные стратегии, а некоторые даже учатся менять свою внешность, чтобы привлечь помощника.Скольким людям нравится поправляться и наращивать мускулы, чтобы лучше выглядеть и привлекать больше партнеров? Что ж, некоторые рыбы делают то же самое. Некоторые будут надувать свое тело, втягивая воздух или даже воду, чтобы выглядеть крупнее и привлекательнее.

    Как павлин, распускающий перья. Если у рыб не было мозга, зачем им это делать? (Мой PufferFish был настолько умен, что сказал мне, когда хотел, чтобы его накормили)

    Заключительные мысли. Есть ли у рыбы мозг?

    Аргументы в пользу ответа на вопрос, который мы начали с « Есть ли у рыб мозг?» ‘прослужит очень долго.Думаю, вы можете увидеть из нашей статьи нашу позицию по этой теме.

    Я искренне верю, что рыбы умнее, чем мы думаем.

    Мое последнее объяснение основано на личном опыте, и это не слово лжи.

    У меня дома был двухметровый морской аквариум с открытым верхом. У меня было много разных рыб, живущих в этом аквариуме, включая крылатку, губана, годи и т. Д. И дикобраз-иглобрюха размером 7-8 дюймов.

    Наш диван находился примерно в 4 футах от аквариума, но прямо перед ним, и всякий раз, когда моя рыба фугу была голодна, он подплывал к вершине аквариума и плевал водой на диван, чтобы привлечь наше внимание.

    Я не шучу! Он мочил вас, чтобы привлечь ваше внимание, и давал понять, что хочет, чтобы его накормили.

    Итак, если этого недостаточно, чтобы доказать, что у рыб есть мозг, я не знаю, что это такое!

    Надеемся, вам понравился наш ответ на вопрос «Есть ли у рыбы мозг? «Пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями-рыбаками или с любым, кто когда-либо задавал вам этот вопрос.

    Если вы думаете о покупке своего первого аквариума, возможно, вам стоит прочитать наше полное руководство по запуску аквариума — Запуск аквариума для начинающих.

    Счастливого рыбного хозяйства навсегда!

    Еще одна интересная рыба — это Siamese Algae Eater , который держится ртом за камни в быстро текущей воде.

    Я работаю в индустрии тропических рыб более 30 лет и все еще учусь. В этом хобби каждый день — школьный день. В свободное время очень плохо играю в гольф!

    Последние сообщения Карла Бродбента (посмотреть все)

    Мы ошибаемся, полагая, что рыбы не чувствуют боли? | Fish

    Я забросил удочку в приливное течение, текущее вокруг мыса Монток в Нью-Йорке, и моя приманка с пыхтением плывет по поверхности, когда синяя рыба кружится и не может ее схватить.Есть более тяжелый водоворот. При третьем появлении рыба хватается. Крючок протыкает. Рыба плывет в одну сторону и резко меняет направление. Он проникает глубоко. Подходит. Рыба борется. Я никогда не видел, чтобы свободно плавающая рыба прыгала и извивалась, словно пытаясь что-то выбить. Но эта рыба внезапно вырывается на поверхность, энергично качая головой. Оно работает. Моя приманка летит. Леска провисает. Рыба исчезает; сбежал.

    Эта рыба чувствовала боль? Страх? Если социопат — это тот, кто не обращает внимания на боль других, и если тот, кто игнорирует доказательства, отрицает это, что это меня делает? Меня мучают такие вопросы.Я забросил снова.

    Возникает впечатление, что рыбы бесчувственны, лишены памяти и, следовательно, их можно поймать, убить и съесть без вины. Рыбная ловля, так называемое «нежное искусство», получает удовольствие от борьбы с добычей. Ежегодно во всем мире вылавливается до 2,7 трлн дикой рыбы; треть из них используется в кормах для кур, свиней и другой рыбы. Этика всего этого зависит от того, что рыбы испытывают или не испытывают. Это вопрос, разделяющий научное сообщество; вынужден пересмотреть в свете новых доказательств.

    Их битва бушует. В 2016 году журнал Animal Sentience опубликовал эссе австралийского нейробиолога Брайана Ки «Почему рыбы не чувствуют боли». Ки ранее писал, что «совсем не похоже на то, чтобы быть рыбой». Теперь он утверждал так: млекопитающие ощущают вещи, и только мозг млекопитающих имеет структуру, называемую неокортексом; эрго рыбы, лишенные неокортекса, ничего не чувствуют.

    Но это все равно что сказать, что поскольку мы путешествуем ногами, то рыбы, у которых нет ног, не могут путешествовать. Эссе Ки вызвало более трех десятков противоположных научных откликов, выдвигая новые доказательства того, что рыбы знают; боли, беспокойства, удовольствий.

    Дайвер и тёмный морской окунь у Корсики в Средиземном море. Фотография: Алами

    Шахта была первой среди откликов. Я посвятил свою карьеру охране природы и ловле рыбы как диких животных. Когда я был ребенком на Лонг-Айленде, я слышал кваканье рыбы-жабы через тонкий корпус моей алюминиевой гребной лодки. Морские малиновки часто крякали, когда я ловил их. Для человеческого восприятия их ворчание не похоже на рычание или крик — но что, если это просто так? Даже когда мы их слышим, мы их не слышим.Когда ты рыба, никто не слышит твой крик.

    Рыбы оттачивали свое мастерство сотни миллионов лет; люди только знакомятся. Исследования показали, что различные рыбы обладают долговременной памятью, социальными связями, воспитанием детей, усвоенными традициями, использованием инструментов и даже межвидовым сотрудничеством. По сравнению с ними боль и страх примитивны и просты.

    Хотя водные фермы в нескольких странах, включая Великобританию и Норвегию, должны соблюдать правила гуманного убоя, нет никаких стандартов для учета десятков тысяч диких рыб, пойманных каждую секунду.В эссе под названием Fish Intelligence, Sentience and Ethics австралийский исследователь Кулум Браун предполагает, что огромные масштабы мировой рыболовной индустрии делают идею принятия законодательства о гуманном обращении с рыбой «слишком сложной, чтобы ее рассматривать».

    Но у меня нет такого оправдания. Пытаясь поймать хотя бы одну дикую рыбу, я успеваю обдумать все последствия.


    Спросить, страдают ли рыбы, означает спросить, обладают ли рыбы вообще способностью чувствовать. Мозги предлагают только косвенные доказательства.Даже поведение может ввести в заблуждение. Да, моя рыба дернулась от укола крючка, но это могло быть просто рефлексией. Тем не менее, исследуя мозг и поведение рыб, а затем сравнивая их с видом, общепризнанным, что он чувствует боль и удовольствие — людьми, — мы можем искать ключи.

    Рыбы были предками всех других позвоночных; их мозг был шаблоном для эволюции нашего собственного мозга. Линн Снеддон, директор отдела биоветеринарии Ливерпульского университета, была первым ученым, обнаружившим, что у рыб есть нервы, которые, как известно, передают боль.В 2002 году она определила у рыб те же типы нервов, которые у людей обнаруживают болезненные раздражители. Мы называем такие нервы «болевыми рецепторами». Снеддон показал, что пощипывание и укол рыбы активирует эти нервные волокна. «Мое исследование показало, что у рыб поразительно схожая нейронная система с млекопитающими», — сказала она мне, добавив, что до 2002 года «считалось, что рыбы не обладают чувствами». Нервы не являются доказательством того, что рыба испытывает боль, но Снеддон показал, что у рыбы есть необходимое оборудование.

    Соответствующее программное обеспечение представляет собой химические вещества мозга, называемые нейротрансмиттерами.Млекопитающие и рыбы имеют много одинаковых нейромедиаторов, включая дофамин и серотонин. У людей они вызывают боль, голод, жажду и страх и включают химические вещества, подобные опиатам, которые уменьшают боль.

    Тунец у берегов Турции. Фотография: Getty

    Объединение аппаратного и программного обеспечения и наблюдение за поведением в экспериментах создает убедительные доказательства. Когда команда Снеддона ввела форели укол уксусной кислоты или пчелиного яда, которые вызывают боль у людей, рыба начала дышать быстрее и потерла место укола о гравий.«Стимулы, которые могут причинить нам боль, также влияют на рыбу», — сказал Снеддон. «Когда люди испытывают боль, мы хуже выполняем другие задачи. Рыба, поедаемая болью, не реагирует на вызывающие страх ситуации и не проявляет нормального поведения против хищников ». Тем не менее, когда команда Снеддона вводила такие препараты, как аспирин, лидокаин и морфин, они заставляли болевые симптомы исчезать. «Если бы рыба не испытывала боли, — заметил Снеддон, — обезболивающие не подействовали бы».

    В других экспериментах, рыбки данио, которым вводили болеутоляющие, плавали в обычно избегаемую бесплодную, ярко освещенную камеру своего аквариума, если туда добавляли болеутоляющее.Не имея болеутоляющего средства, чтобы плавать, рыбки данио остались в камере своего аквариума с укрытиями и слабым освещением. Когда я спросил Джонатана Балкомба, автора книги «Что знает рыба», о его взглядах на их поведенческий выбор, он сказал: «Это показывает, что рыба подвергается риску, чтобы получить облегчение от боли».


    «Как они могли не чувствовать?» — возмущалась знаменитая океанограф Сильвия Эрл, когда мы говорили. «У рыб было несколько сотен миллионов лет, чтобы разобраться во всем. Мы новички. Я нахожу удивительным, что многие люди шокированы мыслью о том, что чувствуют рыбы.На мой взгляд, некоторые люди обладают удивительными рыбоподобными качествами — они могут думать и чувствовать! »

    Рыбы иногда узнают конкретных ныряльщиков или хранителей и подходят к ним, чтобы их погладили. Эрл называет групперов «морскими лабрадорами». Ее дочь, Лиз Тейлор, ныне президент компании DOER Marine, занимающейся производством подводных лодок, добавила, что в аквариуме Стейнхарт в Сан-Франциско «Улисс, гигантский морской окунь, лежал на боку и открывал свой огромный рот, чтобы его гладили — определенные люди. Некоторых людей он явно не любил и поливал их водой.Одна женщина неоднократно промокала и отказывалась даже проходить мимо его бассейна. Она поклялась, что «он знал», что она придет. Меня всегда тепло встречали и смотрели в глаза. Такая хорошая рыба ».

    Эксперт по устойчивому развитию морепродуктов Шелли Дирхарт вспоминала «огромного морского окуня из Бермудского аквариума, который брызгал водой на любого, кто находился в доке, если бы они не слегка терли его по голове — без еды». Она показала мне фотографии, на которых она удовлетворяет его желание потереться. Удовольствие; это подразумевает способность к боли.

    Рыболов с помощью плоскогубцев снимает крючок со скумбрии.Фотография: UIG via Getty

    Когда мы спрашиваем, могут ли они чувствовать то, что чувствует человек, мы подразумеваем, что это лучшее, к чему может стремиться рыба. Но, как сказал Эрл, у рыб «есть чувства, о которых мы, люди, можем только мечтать. Представьте себе, что у вас есть вкусовые рецепторы по всему телу. Или способность чувствовать электричество прячущейся рыбы. Или глаза глубоководной акулы ». Многие рыбы видят четыре основных цвета; люди видят только три. Некоторые видят поляризованный свет, некоторые — ультрафиолет. Некоторые, например камбалы, двигают глазами независимо друг от друга, обрабатывая два поля изображения.Рыба-лучник и «четырехглазая рыба» видят одновременно над и под водой, обрабатывая четыре изображения. Групперы и другие люди сигнализируют об изменении цвета кожи.

    Давний миф о том, что рыба — животное от природы неразумное и лишенное памяти, не имеет под собой исследовательских оснований. Боб Виклунд, морской эксперт и автор книги «Глаза в море», сказал мне, что называет морского окуня Нассау «Эйнштейном рифа». Он наблюдал, как морской окунь использует свой хвост, чтобы подмывать приманку к краю ловушки для рыбы, где они могут укусить.Каждый укус подталкивал приманку обратно к центру ловушки, после чего групер неоднократно «уносил» ее обратно в зону досягаемости.

    Некоторые рыбы учатся, наблюдая. Рыба-лучник поливает водой жуков на нависающих над водой листьях. Когда наивные лучники наблюдают за рыбами, уже умеющими поражать движущиеся цели, они чаще поражают свою цель с первой попытки, чем те, кто никогда не наблюдал, как другие охотятся. Как это объяснить, если рыба не может удерживать мысленный образ в своем воображении?

    Некоторые губаны используют камни, чтобы разбить ежей.Такая работа не может быть рефлексивной. Они должны знать, когда они выполнили свою миссию.

    Шелли Дирхарт, которая связалась с групером, также работала в аквариуме Южной Каролины, где «огромная, невероятно старая кобия — очевидно слепая — отдыхала на дне нашего самого большого аквариума», — говорит она. «Во время кормления более молодая кобия меньшего размера могла спускаться вниз и подталкивать более старшую к поверхности для кормления. Они будут плавать тандемом, пока не закончится время кормления. Тогда более молодая рыба уносит на дно более старшую.Это происходило ежедневно. Увидев отношения между двумя рыбами, я по-новому оценил сложность их мира ».

    На глубине двадцати метров от Кубы в 2017 году я был поражен, увидев, как несколько групперов Нассау внимательно следят за двумя муренами, текущими в коралловые трещины и выходящими из них. Они двигались вместе, угри активно охотились, окуни ожидали, что рыба-жертва вырвется из укрытия, чтобы схватить ее. Казалось, что груперы понимают, что они делают, имея в виду цель.

    Что еще более впечатляюще, исследователи в Красном море в 2002 и 2004 годах неоднократно наблюдали совместную охоту на групперов и мурен. После того, как один групер загнал рыбу в расщелину, групер проплыл 15 метров до пещеры, притащил мурену к прячущейся добыче, а затем использовал позу, чтобы указать на прячущуюся рыбу. Такое общение настолько редкое, что до этого исследования было известно, что только вороны, шимпанзе и люди использовали «ссылочные жесты». Это означает, что группер знает, что мурена тоже может знать.Это «теория разума», и это большое дело. Гибкое поведение показывает понимание, отражающее осознанное понимание. Биологи из Кембриджского и Невшательского университетов в Швейцарии писали, что груперы «действуют на уровне обезьян». (Но груперы были первыми, так что мы могли сказать, что обезьяны действуют на уровне груперов.) Поведенческая гибкость — самое убедительное свидетельство того, что — как бы их мозг ни делал — быть рыбой определенно похоже на что-то.


    Анатомия, нейрохимия и поведение рыб указывают на то, что рыбы испытывают ощущения, включая хорошее самочувствие и боль.И страх. Виклунд, который регулярно ныряет, рассказал мне о том, что он был в центре огромного косяка сельди. «Внезапно вся рыба перевернулась. Вскоре они стали закидывать нас, как градом. Основываясь на времени, которое потребовалось водолазам, чтобы увидеть, что стая больших голубых рыб была на нападении, Виклунд подсчитал, что эта маленькая рыба «сообщала об опасности и панике по всей школе с расстояния в милю».

    Рыбы действуют так, словно помнят страх. Эрл вспомнил пять кобий, которые привыкли к научным дайверам в подводной лаборатории.После того, как подводные охотники убили трех рыб, оставшиеся двое, по понятным причинам, проявили «поразительную осторожность». После того, как экспериментаторы использовали искусственного хищника, чтобы напугать рыбу, пересекающую центр устройства, рыба избегала центра. Если они пересекались, они разбегались, указывая на воспоминание о чувстве страха.

    Подводный фотограф Дэвид Дубилет во время съемок в заливе Святого Лаврентия у Ньюфаундленда хотел запечатлеть перспективу рыбы в ловушке для сельди. «Сначала рыбы плавали медленными, спокойными кругами, пока я парил над ними», — сказал он.Затем сеть начала подниматься. Увеличиваются удары хвостом (движение хвостом) и частота дыхания. «Когда они потеряли пространство между собой, последовал хаос», — вспоминал Дубле. «Рыбы, тщетно искавшие выход, врезались друг в друга». Сам Дубилет был охвачен паникой. Сеть затянулась, концентрируя рыбу, пока, по взгляду в их глазах, «я не увидел и почувствовал, как они смирились, когда они перестали бороться и стали ждать своей участи. Я выскользнул из сети ».


    Моя приманка и другая рыба нашли друг друга.Рыба старается изо всех сил встряхнуть или разорвать связь. Я работаю с рыбой рядом и поднимаю ее в воздух. Я погружаю рыбу в ледяную кашицу, которая почти мгновенно охлаждает ее до состояния неподвижности.

    Моя рыба умерла не так, как должна была умереть. Но рыба жила так, как должна была жить, ловя себе пищу. Так что, если бы рыба могла понять что-нибудь обо мне, мое убийство, чтобы поесть, могло бы быть единственной вещью, которую рыба могла бы понять.

    Моя рыба не поймет жизни, прожитой в загоне, забитом до жабр тысячами.Большинство животных, выращенных в загонах — в воде или на воздухе — вынуждены жить гораздо хуже, чем их заставляют умирать.

    Рыбак ловит окуня у берегов Каламуна на севере Ливана. Фотография: AFP / Getty

    В холодной воде я стоял, наблюдая, как лосось возвращается в свои родовые потоки за 1000 миль, преодолевает пороги и водопады, кормит медведей и орлов, а также людей, их жизнь полна, питательна и образно выражена.

    Но однажды я нырнул на 20 метров в загон лососевой фермы.Их жизнь, один медленный циклон, казалась оторванной от инстинктов, лишенной опыта. Неоднократно меня поражал лосось в замедленной съемке, находившийся в кажущемся ступоре, который не делал никаких усилий, чтобы не удариться о мою маску или тело. Все чувства притупились, их существование казалось лишенным смысла. Дело не в том, что их жизни закончились; как будто они никогда не жили. Зомби.

    Я был в открытой воде, кормил с рук 400 кг синего тунца, который пролетел мимо, чтобы схватить мои подачки, но никогда не задел меня кончиком плавника.Но я также был на палубе, когда одного из этих гигантов, измученного долгой борьбой с тросом, подвели к берегу, его глаз поворачивался, когда крюк утонул и его теплая кровь растекалась по морю. И я наблюдал, как сети, натягивающие море, поднимались, их веревки ослабляли, чтобы сбрасывать осужденных на палубу, где они корчились до безмолвия, и только тогда желаемое отделялось от нежелательных мертвецов. Я видел могучую рыбу-меч в минуты покоя в теплом солнечном свете, дремлющую, когда плавник вылетал из воды, а затем внезапно ударял гарпун и стрелял вниз, вниз и в сторону, в то время как сотни метров веревки высыпались из корзин.За ним последовал буй с флажком, и после того, как в течение нескольких часов тащили веревку и цепь, рыба умерла на глубине 200 метров.

    Такого ли отношения мы хотим к нашей еде? Мы хотим быть такими людьми? Должны ли мы вообще согласиться с тем, что рыбы страдают, когда есть так много причин, чтобы лечить их лучше? Помимо вопроса о боли, специалист по ветеринарии Бен Дигглс говорит, что рыбоводам «необходимо избегать стресса на всех этапах, чтобы оптимизировать здоровье, рост и качество продукции после убоя». Он добавляет, что «стресс от любительской рыбалки можно свести к минимуму, используя передовые практические рекомендации».Но он также признает, что «могут возникнуть неразрешимые проблемы, связанные с неспособностью гуманно контролировать травмы и убой при ловле большого количества рыбы в сетях».

    Нервы, структура мозга, химический состав и поведение мозга — все данные свидетельствуют о том, что в той или иной степени рыбы могут чувствовать боль, страх и психологический стресс. Должны ли мы настаивать на отказе им даже в этом ничтожном признании? Если мы настаиваем, давайте честно объясним, почему: слишком больно размышлять. Рыбы чувствуют боль, потому что мы отказываемся.

    Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread или подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

    Неужели рыбы намного умнее, чем мы думаем?

    Большинство людей думают, что рыба в чем-то меньше, чем свиньи, коровы, куры и другие наземные животные.

    У нас есть смутное представление о том, что рыбы не так умны (вспомните распространенное мнение, что рыбы обладают только трехсекундной памятью), и искренне задаемся вопросом, могут ли они чувствовать боль. Многие люди считают себя вегетарианцами, но едят рыбу, воздерживаясь от других видов мяса.

    Австралийский биолог Кулум Браун приводит в ответ провокационный аргумент, основанный на его многолетних исследованиях поведения и обучения рыб. «Они просто не менее умны и сложны, чем земные животные», — говорит он. «Эта идея — полный миф».

    У рыб нет трехсекундной памяти, как выяснил Браун, — фактически, их можно научить избегать ловушки и запоминать ее год спустя.Рыбы могут учиться друг у друга, узнавать других рыб, с которыми они проводили время ранее, знать свое место в социальной иерархии рыб и запоминать сложные пространственные карты своего окружения. Браун написал, что есть даже некоторые доказательства того, что они используют инструменты.

    Так почему мы считаем рыбу глупой? «Люди просто не взаимодействуют с рыбами каким-либо значимым образом», — говорит Браун. «Водный мир полностью отличается от земного, и, по сути, если вы не видели, как животное работает в его среде, и не понимаете, как оно работает, вы действительно никогда не поймете его полностью.«

    Все это, если это правда, может иметь огромные этические последствия для промышленного рыболовства и, тем более, для людей, которые считают себя вегетарианцами, но едят рыбу. Недавно Браун изложил этот случай в статье Рыбный интеллект, разум и этика . Я поговорил с ним, чтобы узнать больше о его взглядах.


    Джозеф Стромберг: Во-первых, не могли бы вы немного рассказать о некоторых рыбных способностях, которые вы наблюдали в экспериментах, которые могут удивить людей?

    Culum Brown: Первый — память.Все думают, что у рыбок трехсекундная память. Понятия не имею, с чего это началось.

    Один из первых экспериментов, которые я когда-либо проводил с рыбами, касался памяти. Я только что поймал рыбу в ручьях вокруг университета, поместил ее в этот аквариум и запустил искусственный трал — который по сути представляет собой сеть с дырой — вверх и вниз по аквариуму. Чтобы не попасть в ловушку, рыбе просто нужно было выяснить, где находится выход.

    В течение пяти попыток, примерно по 15 минут каждое, они узнали путь отступления — они точно знали, где он находится.Я думал, что это свидетельство быстрого обучения, но не все так удивительно. Но что меня действительно удивило, так это то, что я проверил их год спустя, и они продолжали улучшать свои способы побега. Это было похоже на то, как будто я провел десять попыток подряд. В дикой природе эти рыбы обычно живут всего один год, хотя в неволе их можно держать до пяти лет. Так эффективно они провели часовую тренировку и запомнили ее на всю жизнь.

    (Йохан Мунк Вольфхаген)

    После этого я немного поработал над социальным обучением.Я видел, что если бы я тестировал рыб по отдельности, казалось, что они учатся дольше, чем если бы я тестировал их в группах. Затем я провел тот же тест траления и обнаружил, что группа из пяти рыб научилась намного быстрее, но пара рыб заняла в три раза больше времени. Было совершенно очевидно, что они обращали внимание друг на друга.

    И оказалось, что они могут многому научиться друг у друга. В Кембридже я провел несколько экспериментов с выращиванием атлантического лосося в инкубаториях — мы научили их распознавать живую добычу, просто поместив ее в аквариум рядом с рыбой-демонстратором, которую уже обучили распознавать мотыля.Обычно, когда вы впервые выставляете инкубаторную рыбу живой добычей, они на самом деле ее боятся — они никогда ее раньше не видели. После 20 попыток вы можете научить их есть его индивидуально. Но если вы позволите им увидеть, как другая рыба ест ее, им потребуется всего пять попыток, чтобы научиться.

    Итак, есть огромная социальная обратная связь. И мы также использовали его, чтобы научить их таким вещам, как место, где может появиться добыча. Если вы покажете им соседа, кормящегося на поверхности, рыба-наблюдатель будет предпочтительно выходить на поверхность за пищей, а если вы покажете им кормление внизу, они уйдут на дно.Вы можете даже обучать рыбу в пакетном режиме: у вас может быть несколько наблюдателей, наблюдающих за одним и тем же демонстратором, и все они будут учиться. Вы даже можете использовать видеоэкран — они тоже узнают, посмотрев запись рыбы.

    Итак, в конце концов, мы начали задаваться вопросом: если рыбы могут учиться у своих сверстников, может ли информация передаваться от поколения к поколению? И мы фактически показали, что это возможно.Мы использовали гуппи — мы научили их проходить через случайную дверь, чтобы получить доступ к куче еды, и мы начали с группы из шести или около того, а затем постепенно заменили их наивными рыбами, пока ни одну из них мы не научили, кроме группа в целом сохранила знания, чтобы пройти через эту исходную дверь, хотя это совершенно произвольно.

    И есть примеры такого рода социальных, культурных традиций у дикой рыбы. В основном они связаны с перемещением и миграцией. Например, есть рыба, называемая французским пехотинцем, которая днем ​​обычно прячется среди шипов морских ежей.Как только солнце садится, они мигрируют в районы кормления. И оказывается, что их маршруты полностью контролируются культурой.

    Некоторые исследователи провели фантастические эксперименты, в которых они пересадили популяции французских пехотинцев, и в некоторых случаях у них был доступ к жителям нового места, но в других случаях жители были выселены. И когда жители все еще были там, пересаженные особи следовали за ними по их маршруту, но когда они были удалены, трансплантаты пошли в том же направлении, что и они, если бы они были дома — и поэтому они не могли найти места для кормления. это было так же хорошо.

    Мы даже думаем, что такая культурная передача в некоторых случаях может повлиять на людей. Потому что такие виды, как атлантическая треска, и другие важные виды рыб, похоже, делают то же самое. Так что отчасти причина того, что промысел трески терпит крах, заключается в том, что мы продолжаем вылавливать самую крупную рыбу, которая является наиболее известной — мы забираем животных, которые знают, где находятся ресурсы, и это меняет характер их миграции.

    Браун считает, что непропорциональный вылов более старой, более известной атлантической трески нарушил модели миграции этого вида.(Иоахим С. Мюллер)

    JS: Вы также много поработали над взаимоотношениями между отдельными рыбами. Вы можете мне об этом рассказать?

    CB: Конечно. В рамках своей докторской диссертации я хотел посмотреть, имеет ли значение , с кем вы кладете рыбу — может быть, это случайные, другие рыбы, или имеет значение, действительно ли они знают друг друга. И оказывается, что рыбам действительно не все равно: если вы дадите им выбор между заходом в аквариум с целой группой случайных рыб или другой с особями, которых они видели ранее, они почти всегда идут с предыдущими.

    Для того, чтобы по-настоящему познакомиться с новой рыбой, им требуется около 10 или 12 дней. И хотя никто особо не настаивал на этом, по крайней мере, с гуппи, они могут выучить до 15 индивидуальных личностей.

    Похоже, что изучение идентичности действительно важно для них, чтобы они могли выяснить положение каждой рыбы в иерархии. Мы видели, что они могут это сделать.И они не только взаимодействуют с другими и выясняют свое место в иерархии, но и могут делать это со сторонней точки зрения. Если рыба видит, как две другие рыбы дерутся, она может принять во внимание результат этого взаимодействия, и она с большей вероятностью вступит в бой и нападет на проигравшего — рыбу, которая, по их мнению, находится ниже в иерархии, — и с гораздо меньшей вероятностью нападет на проигравшего. победитель.

    А с точки зрения сторонних наблюдений, мы даже видели, что если два самца, например, дерутся друг с другом, они фактически меняют свое поведение в зависимости от того, кто наблюдает.Если сторонним наблюдателем является самец, они обычно увеличивают свою агрессивность, но если это самка, они уменьшают свою агрессивность, потому что для спаривания самки не любят агрессивных самцов.

    В некотором смысле все это не так уж удивительно. Рыбы живут в этих сложных социальных группах. И они так же хороши, как и другие позвоночные, с точки зрения социального интеллекта.

    ДС: Есть ли какие-нибудь неврологические доказательства такого рода социальных способностей?

    CB: Что ж, были статьи, которые показывают, что в зависимости от уровня социального взаимодействия вида мозг может формироваться определенным образом.Часть, отвечающая за отслеживание отношений, имеет тенденцию увеличиваться у очень социальных видов.

    Изначально эта идея была создана только для описания людей. Но затем его пришлось адаптировать для описания приматов, птиц и т. Д., Поскольку мы обнаружили, что это верно и для них. И теперь, в основном недавно, исследователи доказали, что это верно для рыб. По сути, это кажется истиной биологии: если вам нужно отслеживать социальные отношения, вам нужны базовые структуры мозга для обработки этой информации.

    Схема структур мозга рыбы, которые, по-видимому, участвуют в социальном мышлении. (Bshary et. Al., Trends in Cognitive Science )

    JS: А как насчет возможностей рыб с точки зрения пространственного распознавания, о которых вы писали?

    CB: Верно, большая часть работы, которую я проделал, была связана с пространственным обучением рыб. И это еще одна область, где рыбы ничуть не хуже наземных животных.

    Во-первых, очевидно, что рыбы способны запоминать местоположение.Любой, кто кормит рыбок, вам это скажет. Утром в подходящее время рыба соберется в правом конце аквариума в ожидании кормления. Это называется обучением времени и места — они изучают место и связывают его со временем. И мы провели несколько экспериментов, которые показали, что можно научить рыбу собираться с одного конца аквариума утром, а с другого — вечером.

    Два бычка с оранжевой пунктирной линией. (Клаус Штифель)

    Еще кое-что, что мы сделали, касается пространственного обучения литоральных бычков — это наиболее распространенные виды, которых вы можете встретить на пляже в этих каменных лужах.Оказалось, что каменные рыбки особенно хороши в пространственном обучении. Эти бычки, например, могут очень быстро изучить Т-образный лабиринт. И если вы отметите их в дикой природе с помощью флуоресцентной метки, вы обнаружите, что они, как правило, остаются в одном и том же каменном бассейне в течение нескольких недель, но если вы все же вытесните их — скажем, поднимите их во время отлива и переместите на 30 метров — в через несколько дней они вернутся в свои домашние бассейны.

    Еще в 1950-х годах был проведен один изящный эксперимент, в котором исследователь создал искусственную приливную среду: два неглубоких бассейна и один действительно глубокий, который представлял океан.И он фактически поднимал и опускал прилив, поэтому иногда мелкие бассейны были заполнены и соединены, а иногда нет. В конце концов, он мог ткнуть рыбу палкой, и они прыгали в воздух и приземлялись в соседнем бассейне — они пространственно запоминали, где они были, даже когда они не были связаны. Это то, что мы называем пространственной картой. Когда они прыгают, они не видят, куда идут. Они должны делать это через память.

    JS: Итак, учитывая эти возможности, как вы думаете, почему люди считают, что рыбы менее умны, чем наземные животные?

    CB: Думаю, есть две причины.Первый — квазинаучный, и он связан с историческим влиянием христианства на то, как научное мышление развивалось на Западе. Если вы не сказали, что люди находятся на вершине лестницы с точки зрения биологического вида, вас сожгли на костре. Когда люди начали думать об эволюции, они думали об этом как о постепенном прогрессе, на вершине которого находятся люди. Затем появились наземные животные, а затем и рыбы. Библия даже очень конкретно говорит, что рыба предназначена для нашей эксплуатации. Там сказано, что все животные размещены здесь для нас, но рыбы всегда рассматриваются как низшая ступень.Когда ученые начали понимать эволюцию, они все еще думали об этом как об иерархии животных.

    Но это искаженный взгляд на эволюцию. Это просто не так, как это работает. Если вы посмотрите, например, на окуня — они появились только в то же время, что и люди. Они не древнее нас. И люди, и окунь, по сути, являются нынешними ветвями в конце эволюционного древа. У эволюции было более чем достаточно времени, чтобы поработать над поведением рыб и сделать его таким же сложным, как и поведение любого другого животного.

    И эволюция, по сути, случайна. Есть случайные мутации, и некоторые из них работают, а некоторые нет. Он не продвигается к какой-то более высокой цели. Но сегодня в школах все еще преподают это учение о прогрессивной эволюции — продвижении по ступеням от рыб к земноводным, рептилиям, птицам, млекопитающим и людям. Это часть проблемы.

    Другая важная причина в том, что люди просто не взаимодействуют с рыбами каким-либо значимым образом. В США что-то вроде.005 процентов людей занимаются подводным плаванием с аквалангом — примерно 5 на каждые 100 000 человек. Водный мир полностью отличается от земного, и, по сути, если вы не видели, как животное работает в его среде, и не понимаете, как оно работает, вы действительно никогда не поймете его полностью. Так что, скорее всего, вы либо полностью их игнорируете, либо неправильно понимаете.

    Вот почему, если вы спросите обычного человека: «У рыбы трехсекундная память?» они скажут да. И когда я рассказываю людям, что делаю, что изучаю поведение рыб, вы должны видеть выражение их лиц.Большинство людей смотрят на меня с недоверием, и стандартный ответ — «но рыбы ничего не делают».

    У меня есть что-то вроде выездного роуд-шоу, которое я хожу в школы и на научные ярмарки, и в подавляющем большинстве люди не верят в то, на что способны рыбы. Они просто не думают об этом. А новое поколение детей так далеки от мира природы — они не знают, откуда берется еда, и они никогда не были нигде, где нет кондиционеров. Так что пытаться рассказать им об окружающей среде и поведении животных очень сложно.Это полезно, потому что вы получаете фантастический ответ, но это сложно. Я им говорю — наденьте трубку на голову и выходите смотреть мир.

    Коралловый риф в Красном море. (Эндрю К.)

    JS: Все это вызывает один большой вопрос — если рыбы действительно так же умны, как наземные животные, каковы этические последствия этого?

    CB: Это действительно интересное обстоятельство. Если вы проводите научные исследования рыб, вы должны пройти те же процедуры, что и при работе с собаками, кошками или обезьянами.Вы должны пойти в комитет по этике и объяснить вред, пользу и все такое. Так что для большинства ученых это не имеет никакого значения.

    Но для остального мира это имеет огромное значение. Например, Британия считается самой прогрессивной страной в мире с точки зрения прав животных. Он только начал вводить законодательство по аквакультуре, которое в основном гласит, что производители должны сообщать о количестве смертей животных — что является абсолютно фундаментальным — и они должны сообщать, когда они отправляют рыбу.Но это началось еще в 50-х и 60-х годах для наземных коммерческих ферм, когда мы начали думать о таких вещах, как перемещение свиней на кузовах грузовиков и о том, есть ли у цыплят доступ в реальный мир. Эта революция остановилась у воды. В каждой крупной коммерческой сельскохозяйственной системе есть некоторые этические законы, за исключением рыбы. Никто никогда не задавал вопросов: «Чего хочет рыба? Что нужно рыбе?»

    Частично проблема сводится к вопросу о том, чувствуют ли рыбы боль.Но последние 30 лет нейрофизиологи знали об этом и даже не спорили по этому поводу. А с эволюционной точки зрения наши системы восприятия боли — и системы всех наземных позвоночных — происходят от рыбоподобных предков. Будь они в воде или на суше, у всех них одни и те же болевые рецепторы. Но по какой-то причине многие люди отказываются верить, что рыба может чувствовать боль. Буквально в прошлом году вышла статья, в которой говорилось: «Рыбы не чувствуют боли, потому что у них нет такого же мозга, как у людей.«Это самый нелепый аргумент, но газета получила огромное количество прессы. Может быть, люди хотят услышать именно такое послание.

    Думаю, в конце концов революция наступит. Но это будет медленно, потому что последствия огромны. Например, я не могу придумать способ, возможно, поймать рыбу в открытом океане массовым коммерческим способом для удовлетворения спроса, который в любом случае был бы близок к нашим этическим стандартам, если бы мы думали о них как о других животных. В настоящее время вы выходите на улицу, ловите кучу рыбы, вы подавляете большинство из них до смерти в сети, вытаскиваете их со дна моря — что вызывает баротравмы у большинства из них — вы сбрасываете их на палубу, наполовину задыхаются, те, кого вы не хотите, выбросят за борт и все равно умрут, а те, которые вы держите, уходят на лед, просто чтобы сохранить плоть по рыночным причинам.Как сделать это, чтобы интересы рыбы в той или иной степени были затронуты? Вы не можете.

    Черная треска, пойманная у побережья Аляски. (Ник Рахайм)

    Поэтому неудивительно, что эта идея встречает ожесточенное сопротивление. Это означало бы серьезные изменения в нашем подходе к работе.

    Что касается аквакультуры, по крайней мере, у нас есть некоторый контроль, и я подозреваю, что движение начнется там. Я мог бы представить себе атлантического лосося, скажем, с фермы, у которой есть какое-то одобрение гуманного обращения — на свободном выгуле или что-то еще — для людей, которые готовы платить немного больше за какое-то животное, с которым обращаются достаточно хорошо.

    JS: Это интересно. Прямо сейчас это то, что существует для других видов мяса, но, насколько мне известно, совсем не для рыбы.

    CB: Верно, это так. Если я пойду в магазин в Великобритании, США или Австралии, я, вероятно, смогу найти говядину или баранину, где благополучие этого животного хоть как-то повлияло на практику. Но такого продукта для рыбы не существует. Нет такого понятия.

    И еще одно интересное отличие — откровенно говоря, странное — это то, что многие люди называют себя вегетарианцами, но едят рыбу.Как будто рыбы не животные. Это картошка? Я не совсем понимаю эту точку зрения.

    Примечание: это интервью было сокращено и отредактировано .

    Чувствуют ли рыбы боль? Исследования показывают, что не так, как люди — ScienceDaily

    Рыбы не чувствуют боли, как люди. К такому выводу пришла международная группа исследователей, состоящая из нейробиологов, поведенческих экологов и ученых-рыболовов. Одним из участников знаменательного исследования был проф.Доктор Роберт Арлингхаус из Института пресноводной экологии и рыболовства во внутренних водоемах им. Лейбница и Университета Гумбольдта в Берлине.

    13 июля -го в Германии вступил в силу новый закон о защите животных. Но любой, кто ожидает, что в нем будут содержаться конкретные утверждения относительно обращения с рыбой, будет разочарован. Законодатели вроде бы уже нашли ответ на рыбный вопрос. Соответственно, рыбы — разумные позвоночные животные, которых необходимо защищать от жестоких действий, совершаемых людьми по отношению к животным.Любой в Германии, кто без уважительной причины убивает позвоночных или причиняет им сильную боль или страдания, должен столкнуться с уголовными последствиями, а также суровыми штрафами или даже тюремным заключением. Теперь вопрос о том, действительно ли рыбы способны испытывать боль или страдать с человеческой точки зрения, снова стоит на повестке дня.

    Окончательное решение будет иметь далеко идущие последствия для миллионов рыболовов, рыбаков, аквариумистов, рыбоводов и ученых-рыбаков. С этой целью исследовательская группа, состоящая из семи человек, изучила все важные исследования, посвященные боли у рыб.В ходе своих исследований ученые из Европы, Канады, Австралии и США обнаружили множество недостатков. Вот основные моменты критики авторов: Рыбы не обладают нейрофизиологической способностью осознавать боль. Кроме того, поведенческие реакции рыб на кажущиеся болезненными импульсы оценивались в соответствии с человеческими критериями и, таким образом, были неверно истолкованы. До сих пор нет окончательных доказательств того, что рыба может чувствовать боль.

    Вот как это работает для людей

    Чтобы понять критику исследователей, вы сначала должны понять, как восприятие боли работает у людей.Травмы стимулируют так называемые ноцицепторы. Эти рецепторы посылают электрические сигналы по нервным линиям и спинному мозгу в кору головного мозга (неокортекс). При полном осознании именно здесь они превращаются в ощущение боли. Однако даже серьезные травмы не обязательно должны вызывать боль. В качестве эмоционального состояния боль может, например, усиливаться из-за порождения страха, а также может быть сконструирована мысленно без какого-либо повреждения тканей. И наоборот, любая стимуляция ноцицепторов может быть обработана бессознательно, и организм не будет испытывать боли.Этот принцип используется в таких случаях, как анестезия. Именно по этой причине в исследованиях боли проводится различие между осознанным осознанием боли и бессознательной обработкой импульсов посредством ноцицепции, последнее из которых также может приводить к сложным гормональным реакциям, поведенческим реакциям, а также к реакциям обучения избеганию. Следовательно, ноцицептивные реакции нельзя приравнивать к боли, и поэтому, строго говоря, они не являются предпосылкой для возникновения боли.

    Рыбы несопоставимы с людьми по анатомии и физиологии

    В отличие от человека рыбы не обладают неокортексом, что является первым признаком сомнения в отношении восприятия боли рыбами.Кроме того, было показано, что определенные нервные волокна у млекопитающих (известные как ц-ноцицепторы) участвуют в ощущении сильной боли. Все примитивные хрящевые рыбы, подлежащие исследованию, такие как акулы и скаты, демонстрируют полное отсутствие этих волокон, а у всех костистых рыб, включая все обычные виды рыб, такие как карп и форель, они встречаются очень редко. В этом отношении физиологические предпосылки для осознанного переживания боли у рыб практически отсутствуют. Однако костистые рыбы, безусловно, обладают простыми ноцицепторами и, конечно же, проявляют реакцию на травмы и другие вмешательства.Но неизвестно, воспринимается ли это как боль.

    Часто отсутствует различие между сознательной болью и бессознательной ноцицепцией

    Текущее обзорное исследование вызывает жалобу на то, что подавляющее большинство всех опубликованных исследований оценивают реакцию рыбы на, казалось бы, болезненный импульс — например, трение травмированной частью тела о предмет или прекращение приема пищи — как признак боли. . Однако эта методология не позволяет достоверно доказать, была ли реакция следствием осознанного ощущения боли или бессознательного восприятия импульса посредством ноцицепции или их комбинации.По сути, очень сложно определить основные эмоциональные состояния на основе поведенческих реакций. Более того, рыбы часто проявляют лишь незначительную реакцию или вообще не реагируют на вмешательства, которые были бы чрезвычайно болезненными для нас и других млекопитающих. Обезболивающие, такие как морфин, которые эффективны для людей, были либо неэффективны для рыб, либо были эффективны только в астрономически высоких дозах, что для мелких млекопитающих означало бы немедленную смерть от шока. Эти данные свидетельствуют о том, что рыбы либо совершенно не осознают боль с точки зрения человека, либо реагируют на боль совершенно иначе.По большому счету, категорически не рекомендуется интерпретировать поведение рыб с человеческой точки зрения.

    Что все это значит для тех, кто употребляет рыбу?

    С юридической точки зрения запрещено причинять боль, страдания или вред животным без уважительной причины в соответствии с § 1 Закона Германии о защите животных. Однако критерии наказуемости таких действий связаны исключительно со способностью животного чувствовать боль и страдания в соответствии с § 17 того же Закона.Новое исследование серьезно сомневается в том, что рыбы осознают боль в человеческих терминах. Следовательно, на самом деле это больше не должно считаться уголовным преступлением, если, например, рыболов выпускает выловленную рыбу по своему усмотрению вместо того, чтобы есть ее. Однако на юридическом и моральном уровне недавно опубликованные сомнения относительно осознания боли в рыбе никого не освобождают от ответственности за оправдание всех видов использования рыб социально приемлемым способом и минимизацию любых форм стресса и ущерба для рыба при взаимодействии с ней.

    Чувствуют ли рыбы боль? Наука, лежащая в основе чувствительности рыб

    Люди убивают больше рыбы, чем любое другое позвоночное животное. Количество рыбы, убитой человечеством из-за рыболовства, сельского хозяйства и загрязнения окружающей среды, составляет 2,7 триллиона в год, поистине непостижимо. Многим людям массовое убийство рыбы всегда казалось более оправданным с моральной точки зрения, чем убийство других животных, а пескетарианство — относительно распространенная диета. Вероятно, это связано с тем, что рыбы выглядят и действуют так по-другому по сравнению с людьми, что кажутся слишком странными — слишком отчетливыми и далекими — чтобы их можно было рассматривать как нас.

    Однако данные свидетельствуют о том, что рыбы чувствуют боль и страдают в результате действий человечества. Хотя рыба может чувствовать боль не так, как мы, психологический опыт, вероятно, очень похож. Если принять во внимание масштабы, в которых умышленно убивают рыбу, помимо бездумных способов, которыми ее забивают или оставляют умирать, страдания, испытываемые рыбами, могут быть больше, чем страдания любой другой группы живых существ.

    Чувствуют ли рыбы боль?

    Ответом на вопрос, чувствуют ли рыбы боль, является однозначное «да».Это было установлено в результате множества научных исследований, оценивающих разные критерии. Так, например, тела рыб вырабатывают натуральные опиоиды, чтобы подавить чувство боли в теле и проявлять физические реакции при лечении обезболивающими.

    Одно любопытное исследование, проведенное Ливерпульским университетом, изучило рыбок данио. Рыбкам данио был предоставлен выбор из двух резервуаров, один бесплодный, а другой обогащенный видами других рыб и листвы. Рыбки данио, естественно, выбрали обогащенный резервуар.Однако некоторым рыбам затем вводили кислоту, в то время как бесплодный резервуар был наполнен болеутоляющими. Рыба, которой вводили кислоту, переместилась в резервуар с обезболивающим.

    Ученые пришли к единому мнению по вопросу о боли рыб, заключив, что их страдания реальны. Но даже без горы подтверждающих научных данных было бы мало смысла, если бы рыба не чувствовала боли. Боль — это физиологическая реакция на опасные раздражители, которые могут угрожать вам смертью, и рыбы стремятся выжить и передать генетический материал, как и все живые существа.У них также есть мозг, центральная нервная система и все рецепторы, необходимые для ощущения боли.

    Чувствуют ли рыбы боль, когда попадают на крючок?

    Механизм боли возникает, когда вредный раздражитель взаимодействует с ноцицептором на теле животного. Затем ноцицептор посылает электрический сигнал в мозг, где проявляется психологическое переживание боли. У рыб во рту множество ноцицепторов, поэтому попасться на крючок для них, безусловно, очень болезненно.

    Чувствуют ли рыбы боль, когда они задыхаются?

    Рыбы определенно чувствуют боль, когда задыхаются, а это может быть невероятно длительным процессом. Некоторым видам рыб может потребоваться более часа, чтобы умереть от удушья. Этот метод умерщвления вызывает у рыб сильную стрессовую реакцию; они хлопают, задыхаются, извиваются и вертятся в течение длительного периода смерти, накапливая молочную кислоту в своих мышцах и быстрее вызывая трупное окоченение, которое вредит качеству их плоти.

    Тем не менее, вероятно, изменение давления, когда они поднимаются из воды в воздух, причиняет им наибольшие страдания. Рыбы невероятно чувствительны к изменениям давления и действительно намного более чувствительны к давлению, чем другие животные. Бока рыбы настолько чувствительны, что их сравнивают с роговицей человека по уязвимости к давлению.

    Это связано с тем, что у рыб есть система органов чувств, охватывающая всю длину их тела, называемая системой боковой линии, которая помогает животному понимать изменения давления и движения в окружающей воде.Травма от быстрого изменения давления, которое происходит, когда рыбу вытаскивают из воды в воздух, несомненно, огромна, и каждый год триллионы рыб погибают таким образом в результате удушья и воздействия.

    Чувствуют ли рыбы боль так же, как и люди?

    Ощущают ли рыбы боль так же, как люди, — вопрос спорный. Те, кто хочет отрицать боль рыб или изобразить ее как не имеющую отношения к делу, традиционно сосредотачиваются на том факте, что у рыб отсутствует неокортекс, область мозга, в которой млекопитающие воспринимают боль.

    Однако отвергать возможность ощущения боли рыбами на основании одного лишь их анатомического строения — это слишком упрощенно. Даже если их боль переживается по-другому, «другая» не означает, что боль менее сильная или что о ней не стоит беспокоиться. Интеллект, эмоции и опыт, похоже, проявляются животными, которые очень мало похожи на людей, как показано в документальных фильмах, таких как Netflix Мой учитель осьминога . Видя, как рыбы ведут себя по-разному, предполагая боль, включая реакцию на обезболивающие, создание собственных обезболивающих, обнаружение маркеров стресса и изменение своего поведения при воздействии повреждающих веществ, было бы нелогично вообще игнорировать их боль.

    Осьминоги — не рыбы, но они являются интересным примером чувствительности морских животных.

    Основываясь на этих доказательствах, можно сделать вывод, что рыбы действительно чувствуют боль так же, как и люди. Хотя можно спорить о том, как именно рыбы субъективно испытывают боль, поскольку они чувствительные и разумные существа, возможно, лучше всего проявить осторожность при выборе, способствовать ли их ненужным страданиям или оставить их в покое, чтобы они жили непрерывным и естественным существованием.

    Научное исследование

    Аргумент по аналогии

    Аргумент по аналогии — один из лучших способов оценить наличие боли у других существ — не только у рыб, но и у всех животных включая других людей. Поскольку боль определяется субъективным и неуловимым психологическим опытом, ученые не могут измерить ее эмпирически. Однако, поскольку большинство из нас испытывает боль и мы видим, что другие люди одинаково реагируют на стимулы, мы предполагаем, что они тоже испытывают боль.Это может быть распространено на всех животных; Поскольку люди, собаки, свиньи, куры и рыбы будут демонстрировать одни и те же маркеры стресса и боли, такие как гипервентиляция, приостановка кормления и снижение активности, то наиболее вероятным объяснением является то, что они чувствуют боль, как и мы.

    Как себя чувствуют рыбы?

    Периферическая нервная система

    Периферическая нервная система является одним из основных средств, с помощью которых рыбы перемещаются по окружающей среде. Есть много компонентов периферической системы, и органы боковой линии, которые могут обнаруживать мелкую рябь в воде, являются ключевой частью.У рыб также есть зрение, сравнимое с человеческим, хотя их чувство вкуса, как правило, для них важнее. У рыб есть вкусовые рецепторы как снаружи, так и внутри рта, что позволяет им ощущать намеки на еду, переносимые течениями в воде.

    Нервные волокна

    Нервные волокна — это длинные части нервов, которые переносят нервные импульсы от тела клетки. Более сложные позвоночные животные, такие как млекопитающие, имеют тенденцию иметь больше определенного вида волокон, называемых «С-волокнами», связанных с болью, температурой и зудом, чем «А-волокон», связанных с проприоцепцией.Некоторые утверждали, что у рыб мало C-волокон, что они вряд ли вообще почувствуют боль.

    Однако преобладание волокон А у рыб было учтено в исследованиях, в которых изучались изменения в поведении рыб из-за болевой реакции. Тот факт, что анатомия рыб отличается и что боль может проявляться в их телах по-другому, не означает, что они не испытывают боли. Здесь уместна идея конвергентной эволюции, при которой организм может развить ту же черту или способность, что и другое существо, посредством другой цепочки событий.Биология рыб отличается от биологии млекопитающих, но поэтому они, вероятно, чувствуют боль через разные системы, как это было принято в случае птиц.

    Рецепторы

    У рыб есть рецепторы, в частности ноцицепторы, которые обнаруживают боль по всему телу. Разные виды приспособлены реагировать на разные раздражители. Так, например, ноцицепторы радужной форели не реагируют на температуру воды ниже 4 градусов по Цельсию. Особенно чувствительными к ноцицепторам являются ноздри, глаза, мясистые части хвоста, грудные и спинные плавники.Доказательства способности хрящевых рыб чувствовать боль менее убедительны, но они изучены гораздо менее подробно, чем их костлявые сородичи.

    Центральная нервная система
    Мозг

    Мозг рыб в некоторых отношениях отличается от мозга млекопитающих. В частности, рыбы не обладают неокортексом, который, как когда-то считали ученые, играет центральную роль в переживании боли. Некоторые ученые утверждают, что, поскольку у рыб отсутствует набухший корковый слой, типичный для млекопитающих, они не могут чувствовать боль, но эта точка зрения устаревает.

    Переживание боли состоит из двух компонентов. Первый — ноцицепция, то есть способность определенных чувствительных клеток обнаруживать вредные раздражители, что вызывает рефлекторную реакцию, уводящую существо от вреда. Это не подразумевает психологической составляющей. Однако разум с необходимыми эмоциональными способностями может интерпретировать восприятие боли, что приводит к психологическому переживанию страдания.

    Видя, как рыбы проявляют все те же физиологические и неврологические реакции на вредные раздражители, что и другие разумные животные, нужно иметь особенно веские основания полагать, что их мозг слишком прост, чтобы испытывать боль.Отсутствия коры головного мозга недостаточно, чтобы установить это, и наука постепенно открывает, что сознание и субъективный опыт не являются исключительно особенностями неврологии млекопитающего. В Кембриджской декларации о сознании, принятой группой ведущих нейробиологов в 2012 году, говорится: «Отсутствие неокортекса, по-видимому, не мешает организму испытывать аффективные состояния».

    Эффекты анальгетиков
    Эффекты морфина

    Морфин является наиболее широко используемым анальгетиком (болеутоляющим) в исследованиях боли у рыб.Это также препарат, который наиболее сильно связан с положительными реакциями у рыб, что доказано в нескольких исследованиях для снижения неврологического и психологического стресса у рыб, которым он вводится. Доказано, что он эффективен для различных видов рыб, таких как радужная форель, зимняя камбала и золотая рыбка.

    Действие налоксона

    Налоксон — это лекарство, обращающее вспять действие опиоидов, таких как морфин. В исследованиях, в которых налоксон вводили рыбам, получавшим опиоиды, такие как морфин или бупренорфин, эффекты препарата подавлялись или обращались вспять, и ноцицепция снова становилась активной у рыб.Это еще больше подтверждает тот факт, что у рыб чувствительная нервная система, в результате чего ноцицепция вызывает болевой ответ в головном мозге, который может подавляться обезболивающими и который возвращается, если обезболивающие отменяются.

    Другие анальгетики

    В исследованиях существует множество других препаратов, используемых для лечения боли у рыб. Было обнаружено, что большинство этих препаратов оказывают очень незначительное действие или не оказывают никакого эффекта или вызывают отрицательные побочные эффекты, но большинство из них тестировались настолько редко, что нет четких выводов об их эффективности.Также стоит помнить, что рыбы — это очень разнообразная группа животных, и эффективность обезболивающих будет варьироваться в зависимости от вида. Требуются дополнительные исследования в этой области.

    Обучение избеганию

    Рыбы продемонстрировали обучение избеганию, что означает, что они могут запоминать определенные сигналы, указывающие на присутствие вредных стимулов, и избегать их. В одном исследовании аквариум с радужной форелью был освещен светом за десять секунд до того, как в него погрузили сачок, чтобы напугать рыбу.За пятидневный период все тринадцать рыб из исследования научились бежать, как только увидели свет, но до того, как сеть фактически вошла в аквариум. Авторы утверждали, что это продемонстрировало страх рыб и более высокий уровень рассудка, чем часто утверждали.

    Другое исследование показало, как рыбы могут опосредовать свою болевую реакцию, предполагая, что они реагировали на психологическую боль, а не на чистые рефлексы. Золотая рыбка и радужная форель проявили отвращение к той части аквариума, где их ударили током.Однако, как только появляется другая рыба, первая рыба перемещается ближе к другой рыбе в участки аквариума, которых они раньше избегали. Форель была готова терпеть слабые удары, чтобы быть ближе к другой рыбе, тогда как без присутствия второй рыбы они вообще проявили бы отвращение к среде с низким уровнем сотрясения.

    Физиологические изменения

    Когда рыбы испытывают ноцицепцию, нейроны по всему их мозгу загораются в ответ, показывая активность, которая, вероятно, соответствует субъективному переживанию боли.Рыбы также гипервентилируют и демонстрируют стрессовое поведение, связанное с болью.

    Защитные реакции

    Рыбы проявляют широкий спектр защитных реакций на вредные раздражители. К ним относятся растирание частей тела, в которые была введена кислота, а также приостановка кормления и снижение активности.

    Жестокая ли рыбалка?

    Слово «жестокий» означает действия, которые умышленно причиняют другим боль и безразличие к их страданиям.Когда мы рассматриваем это определение и размышляем над тем фактом, что человеку не нужно есть рыбу или какие-либо продукты животного происхождения, чтобы иметь полноценный и вкусный рацион, становится намного сложнее оправдать рыбалку. Рыбная ловля причиняет ненужные страдания, когда люди охотно причиняют вред животным, когда есть альтернативы. Таким образом, слово «жестокий» кажется подходящим описанием.

    Почему люди считают, что рыбы не чувствуют боли?

    Рыбы трудно отнести к животным, поэтому представление о том, что они испытывают боль, возможно, было труднее представить.Они не могут озвучивать страдания, как это делают млекопитающие, а люди тысячелетиями ловили рыбу. Что касается последнего пункта, поэтому всегда было неудобно предполагать, что рыба, являющаяся источником пищи, может чувствовать боль. Действительно, эти животные, более тесно связанные с людьми, долгое время считались бесчувственными автоматами, и эта идея оправдывала индустриальный подход к выращиванию и ловле животных сегодня.

    Наука, устанавливающая страдания рыб, также относительно нова. Ноцицепторы были доказаны только в 2002 году.Следовательно, возможно, что новый консенсус в отношении реальности боли у рыб еще не достигнут. Однако вода была омрачена множеством статей и свидетельств, которые продолжают отрицать этот факт, часто составленных заядлыми рыбаками и теми, кто работает в рыболовной отрасли.

    Вред промышленного рыболовства

    В некоторых частях мира людям приходится ловить рыбу, чтобы выжить, и в этом случае это будет оправдано. Также нельзя отрицать, что количество страданий, причиняемых одним спортивным рыбаком, ничтожно по сравнению с страданиями промышленного траулера, который может убить тысячи и тысячи рыб, не говоря уже о зацепившихся тюленях, птицах, дельфинах и черепахах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.