Беларуска – Как пишется: «белоруска» или «белорусска»?

«Беларуский» или «белорусский». Борьба за версию написания

После баталий в комментариях KYKY, где спор о правописании «белорусский/беларусский/беларуский» разгорелся не на шутку, редакция разделилась на два лагеря. Фронт во главе с Павлом Свердловым выбирает вариант «беларусский», директорский состав в лице Агнии Лойка голосует за «беларуский» без ненавистного «СС». Вот так и рвём друг другу глотки, как только в недельном плане появляется текст с роковым и таким родным прилагательным.

Итак, камни преткновения в этом орфографическом дебате – «О» или «А», а заодно и количество «С». Казалось бы, эта лингвистическая проблема где-то на уровне школьников пятого класса. А нас всей редакцией понесло искать в языке проблемы национальной самоиндефикации. Погнали.

Вариант первый: белорусский

Первый контраргумент, вылетающий изо рта вместе с пеной: страны такой нет – Белорусь, пишемся мы через «а», а всё иное – пережитки совка или экспансия «клятых (извините) москалей». Ну и кого-то, конечно, смущает финалия «-русский» по понятным причинам. И так далее, и тому подобное.

Возможно, сначала это кажется достаточно убедительными доводами, которые делают такое правописание неконкурентноспособным. Пока не откроешь пару тройку орфографических (и не только) словарей современного великого и могучего русского, а вместе с ними – правила правописания. Да-да, везде найдёте в основе «о», а вместе с ним – удвоенно написанные «сс».

Среди журналистов KYKY есть борцы за чистоту языка. Например, Анна Перова. Борцам за свядомасць прысвячаецца:

На эту тему:Как выгнать Москву из головы? Пересмотрите программу литературы в школе

«Прилагательное «белорусский» возникло не в 1991 году при создании Беларуси и даже не в 1922 году, когда образовался СССР с его республиками. Обычно всех в слове «белорусский» смущает, что если пишется через «о», то это значит, что мы Белая Россия. Но не Россия, а Русь. И это разные вещи. Еще столетия назад существовали названия разных местностей, в том числе и Белой Руси, где мы примерно, собственно, и проживаем. Об этом написали и куча историков, отрицать существование категории «Русь» по меньшей мере глупо. Была, например, Киевская Русь, которая включала территории Украины и Беларуси и только чуть-чуть России. Поэтому попытки проявлять свою национальную любовь отрицанием слова «Русь» выглядят немного фанатично. Идем дальше: и по хронологии, и по смыслу. Термин «Белая Русь» использовали и в Речи Посполитой, причем официально – во второй половине XVII в. В 1675 г. Ян III Собесский назначил Феодосия Василевича белорусским (!) епископом Могилевской, Мстиславской и Оршанской епархиями. Чуть попозже, в 1686 году, Могилевская православная епархия в официальных документах назвалась «Белорусской».

Вывод: написание через «о» и «ск» является традиционным, и традиции этой начало положили совсем не советские руководители.

В данном случае речь идет о прилагательном, обозначающим местный народ, а не о прилагательном, образованном от страны по сути. Образовано слово обычным для русского языка способом: сложением + суффиксацией. Белая + Русь = БЕЛоРУСский, где БЕЛ + РУС корни (от белый и от русь), о – соединительная гласная, а СК – суффикс. Раунд!»

С Аней легко согласиться в соотношении орфографии и нацыянальна-вызваленчых настроений: «Я считаю, национальное самосознание выражается через твою гордость за страну и делание дел для нее, а не через изменение норм русского. Пользуешься русским – уважай правила словообразования». Короче: хочешь писать «беларуский» – говори на мове и пиши на здоровье через «а» и «с».

Вариант второй: беларусский

Разумеется, популярность такая форма набрала в рядах тех, кто не из Белоруссии. И, конечно, всячески это подчеркивает. Аргументация «за» состоит в следующем: если это прилагательное образовано по классическим канонам русского языка (основа + суффикс «ск»; вроде Каракасский, Вильнюсский и тд. ), то, прибавляя к основе Беларус- этот суффикс со значением принадлежности, мы получаем именно такую форму. Достаточно логично, если бы не словари.

На эту тему:Дюжина беларуских перлов с историей

По сути, семантически такое прилагательное в самом деле могло бы обозначать «то, что относится к Беларуси». Причем особенно четко, если это «то» связано с государством, а не с его народом, территорией и так далее. Но традиция пока стоит достаточно прочно, а все госучреждения начинаются со слов «Белорусский/ая/ое». Словом, это мнение тех, кто своё национальное самосознание ставит во главе угла, изгоняя оттуда даже правила орфографии. Например, редактора KYKY Павла Свердлова:

«Мне нравится слово «беларуский», потому что в нём видна чёткая связь со словом «Беларусь». Да, слова в словаре нет, но там нет многих слов. Язык — он же живой, и развивается быстрее, чем переиздаются словари. Но, при этом, я признаю важность правил, по которым в языке создаются новые слова. Если в аналогичных случаях употребляется суффикс -ск- (см. Гондурас — гондурасСКий, француз — французСКий), то и в случае со словом «Беларусь» нужно использовать именно его. «Беларусский» — выглядит коряво и вызывает больше ассоциаций с «Белоруссией», чем хотелось бы. Но что поделаешь?»

Вариант третий: беларуский

Директор KYKY Агния Лойка непреклонна и с аргументацией обходится просто: «Версия «беларуский» – чисто идеологическая, и мне плевать на русский язык!». Как ясно из цитаты, всё сдобрено доброй долей искренней эмоциональности, которая хочешь не хочешь, а подкупает.

Помимо плевка в лицо традиционной норме, в этом аргументе есть следующее рациональное зерно: пользуясь мовай, мы спокойно, не нарушая ничего, прибегаем к написанию «беларускі». В принципе, можно списать этот, третий, вариант на транслитерацию белорусского слова. Этакое вкрапление-экзотизм, который делает русский язык Беларуси отличным от русского языка России.

Хотя точно такое же явление, когда оно касается других слов, мы называем «трасянкай». Но что поделать, такие уж мы, беларусы (белорусы?), языковые лицемеры.

Что об этом всем говорят специалисты

Ольга Зуева, преподаватель кафедры современного русского языка (филфак, БГУ): «По правилам современной орфографии – белОруССкий, и точка. Традиционное написание. То, что при этом страна называется Беларусь – своеобразный парадокс, собственно, и вызванный появлением в 1990-х современного названия… Которое я поддерживаю обеими руками!»

На вопрос, какой из трёх вариантов написания кажется более правомерным, преподаватель того же факультета с кафедры классической филологии отвечает KYKY: «По правилам русского языка – первое. Остальное – на уровне обсуждения!».

Адам Мальдис, доктор филологических наук, профессор и живая легенда, в комментарии для TUT.by, данном девять лет назад: «Если слово ‘Белоруссия’ имеет свою традицию (например, газета ‘Советская Белоруссия’), это одно. Но когда речь идет о названии страны, закрепленном в Конституции и международных документах, тут однозначно — Беларусь. Заключение топонимической комиссии ООН только подтверждает это.

На мой взгляд, правильным было бы писать ‘беларус’, а не ‘белорус’, и ‘беларуский’ вместо ‘белорусский’. Думаю, со временем мы к этому придем».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

kyky.org

Как правильно писать белорусский или беларуский?: slon_p — LiveJournal

Вот как правильно на русском языке написать белОрус или белАрус, белОруССкий или белАруСкий?

Могу быть уверен, что многие сейчас не согласятся с тем, что писать, например слово белОруССкая теперь правильно как белАруСкая. И тот же Word будет не согласен с этим утверждением и подчеркнет при написании слова беларус красной волнистой линией при проверке орфографии. Но подождите, не все так просто. Прочитайте ниже статью, где идет разъяснение и пройдитесь по ссылкам и думаю мнение изменится.

Скопировано отсюда

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Как правильно писать – Белоруссия или Беларусь, белорус или беларус, белорусский или беларуский?

Мы уже обсуждали эту тему в статье «Беларуские национальные реалии» (№10, 2008). Ряд беларуских изданий и писателей сегодня используют термины «беларус» и «беларуский», это стало известно в России – и вызвало там неприятие и издевки. Видимо, из-за того, что в России (да и в Беларуси) многие не понимают самой сути вопроса.

Например, летом этого года известный московский журнал «Родина» выступил с суровой критикой книги «История имперских отношений: беларусы и русские» (под редакцией А.Е. Тараса), многие главы которой публиковались на страницах нашей газеты. «Изобличающая» эту книгу статья кандидата исторических наук Юрия Борисенка «Как белый аист уткой обернулся» начинается так:

«И дня не проходит в этом чудесном подлунном мире, чтобы кто-нибудь хитроумный не подкинул новое симпатичное словечко. Не знаю точно, как там с диалектами амхарского или суахили, но русскому языку часто достаётся и по нескольку раз на дню. Вот и минский многостаночник гуманитарного фронта (составитель, переводчик и научный редактор в одном лице) Анатолий Ефимович Тарас обогатил намедни великий и могучий одним чудесным существительным и одним не менее увлекательным прилагательным. Бдительная корректура может спать спокойно: в объёмистой книге с загадочным названием «История имперских отношений» «беларусы» и «беларуский» упорно пишутся через «а». Но «жжот» наш герой почему-то только в этом пункте, а ведь так заманчиво продолжить и разослать сию книжицу (третьим, так и быть, изданием) во все школы Российской Федерации, сделать из 300 экземпляров несколько десятков тысяч. Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной — типа «абразавания», «балонскава працэса» и «ЯГЭ» (к слову, проницательный читатель на пороге лета 2009 года узрит здесь нечто пугающе-сказочное и прав будет: «защекочут до икоты и на дно уволокут», а дно у нашего «абразавания» болотистое, так сразу и не выплывешь)».

На самом деле эти великодержавные издевки выдают безграмотность самого автора статьи в журнале «Родина», так как по нормам русского языка надо писать «беларус», а не «белорус».

СОГЛАСНО НОРМАМ РУССКОГО ЯЗЫКА – «БЕЛАРУС»

Одновременно с провозглашением суверенитета БССР в 1991 году – следовало рассмотреть вопрос о названии страны, так как, согласно международным нормам ООН, название страны должно писаться ПО ПРАВИЛАМ ЕЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА. То есть – в нашем случае – по нормам беларуской мовы. А прежнее название «Белоруссия» – было написанием по нормам русского языка, а не беларуского. В беларуском же должно звучать «Беларусь».

Это было равно крайне важно и для укрепления международного авторитета нашей страны (к тому же – члена-соучредителя ООН) и ее статуса суверенной державы. Ранее в английском, немецком и других языках наше название звучало не как «Белоруссия», а буквально как «БЕЛАЯ РОССИЯ» – то есть, даже не так, как в русском языке. Это «колониальное название» создавало неверные представления о Беларуси как о каком-то «туземном придатке» Российской Федерации, где живут россияне, а не беларусы, и где у народа российское этническое лицо, а не уникальное беларуское.

Существенно и то, что название «Белая Россия» создавало путаницу в иностранных МИДах, особенно стран Африки, Востока и Южной Америки, на что жаловались их представители в ООН.

Верховный Совет БССР 19 сентября 1991 года принял «Закон Белорусской Советской Социалистической Республики о названии Белорусской Советской Социалистической Республики». В этом Законе еще до распада СССР наша БССР была переименована в Республику Беларусь (мой перевод на русский):

«Белорусскую Советскую Социалистическую Республику далее называть «Республика Беларусь», а в укороченных и составных названиях – «Беларусь».

И обращаю внимание на продолжение текста этого Закона:

«Установить, что эти названия транслитеруются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием».

Транслитерация (Transliteration) – перевод одной графической системы алфавита в другую, то есть передача букв одной письменности буквами другой. Что означает, например, для русского языка, что в нем нет больше никакой «Белоруссии», а обязана быть только и именно одна «Беларусь».

Сегодня во всех официальных международных мероприятиях (саммиты СНГ, спортивные соревнования, торговые соглашения и пр.) это строго соблюдается: есть только название «Беларусь». В паспортах и прочих документах РБ на русском языке – тоже только «Беларусь», никакой «Белоруссии».

Общероссийский классификатор стран мира OK (MK (ИСО 3166) 004—97) 025-2001 (ОКСМ) (принят и введен в действие постановлением Госстандарта РФ от 14 декабря 2001 г. № 529-ст) тоже категоричен: он предусматривает только формы «Республика Беларусь» и «Беларусь», а какая-то фантастическая «Белоруссия» им не предусмотрена – такой страны не существует.

Главным в Законе о названии страны является пункт о ТРАНСЛИТЕРАЦИИ ее названия на другие языки мира (включая русский). Дело в том, что некоторые страны такого пункта не имеют и потому могут по-разному называться в разных языках: например, в русском нет никакой Норге, а есть Норвегия, вместо Данмарк – Дания, Суоми – Финляндия, Дойчланд – Германия, вместо Летува – Литва. Ни Финляндия, ни Германия, ни Летува не заявляли о том, что их самоназвания Суоми, Дойчланд и Летува транслитеруются на другие языки – и не просили другие страны их отныне называть именно так. А вот Беларусь именно это заявила в своем Законе. И точно так в свое время Персия попросила называть её Ираном, Цейлон – Шри-Ланкой, Берег Слоновой Кости – Кот д’ Ивуаром, Бирма – Мьянмой, Северная Родезия – Замбией, Бенгалия – Бангладеш, Верхняя Вольта – Буркина Фасо. Именно под новыми названиями эти страны известны сегодня во всем мире, в том числе в РФ.

Если бы противники термина «Беларусь» в русском языке показали нам, что Россия пренебрегает этими правилами и продолжает называть Иран Персией, а Шри-Ланку Цейлоном – то в таком случае их мнение имело бы какую-то аргументацию. А в данном случае такая избирательность непонятна: чем же мы хуже Ирана или Шри-Ланки, если в России СМИ и просто россияне не желают признавать наше новое название и упрямо именуют старым несуществующим «Белоруссия»?

Тем не менее термин «Беларусь» все-таки СТАЛ ЯЗЫКОВОЙ РЕАЛИЕЙ русского языка, так как активно используется в ООН (где один из языков – русский) и всем государственным аппаратом РФ: всеми министерствами. Не менее строго следит за использованием термина «Беларусь» телеканал СНГ «Мир» (который равно следит за использованием «Молдова» вместо «Молдавия», «Туркменистан» вместо «Туркмения» и т.п.), а также телепрограммы и печатные СМИ Союзного государства Беларуси и России.

Таким образом, слово «Беларусь» стало частью русской лексики. Причем – используется не столько в быту, сколько в официозе, а это означает тенденцию вытеснения со временем старого слова «Белоруссия» и в разговорном русском. Пишется слово именно через «а», как этого и требует наш Закон о транслитерации названия страны – нигде в официальных документах РФ не используется слово «Белорусь» – ЕГО ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ в русском языке.

В спорах со мной на эту тему многие российские «тугодумы» соглашались, что слово «Беларусь» стало частью русского языка из-за его использования российским официозом, но все равно упорствовали: мол, это слово «неправильное», а правильно – делать русскую соединительную «о».

Но если слово только ТРАНСЛИТИРУЕТСЯ на русский язык – то о каких же «нормах русского языка» можно говорить? Вот прямая аналогия: французское Кот д’ Ивуар. Почему же никто равно не возмущается и не говорит, что по-русски правильно писать по-старому «Берег Слоновой Кости»? Или беларуский язык – это не такой же иностранный язык, как французский? Или Беларусь – это не суверенное государство, как Кот д’ Ивуар, а часть РФ?

Коль «Беларусь» – языковая реалия русского языка, то как по правилам русского языка должно образовываться название гражданина Беларуси? Правильно: белАрус.

Здесь возражения о соединительной «о» вообще неуместны, так как изначальное слово «Беларусь» образовано не по правилам русского языка. А на этот счет в русском языке свои нормы: корнем слова является в таком случае все слово «Беларусь» (а не два тут корня).

Вместо того чтобы воспринимать слово «Беларусь» как ЗАИМСТВОВАННОЕ из другого языка, россияне по инерции его делят на два корня – что противоречит правилам русского языка о заимствованных словах. Таким образом, издевки Юрия Борисенка в журнале «Родина» по поводу слова «беларус» – безграмотны с точки зрения правил русского языка.

А как быть со словом «беларуский»? Напомню, автор статьи на нем изрядно «попрыгал»: «Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной…»

Давайте и с этим словом разберемся.

СЛОВО «БЕЛАРУСКИЙ»

Вначале приведу мнения беларуских специалистов в этой теме.

Адам МАЛЬДИС, доктор филологических наук, профессор, почетный председатель Международной ассоциации беларусистов:

«Если слово «Белоруссия» имеет свою традицию (например, газета «Советская Белоруссия»), это одно. Но когда речь идет о названии страны, закрепленном в Конституции и международных документах, тут однозначно — Беларусь. Заключение топонимической комиссии ООН только подтверждает это. На мой взгляд, правильным было бы писать «беларус», а не «белорус», и «беларуский» вместо «белорусский». Думаю, со временем мы к этому придем».

Александр ШАБЛОВСКИЙ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языкознания им. Я. Коласа НАН Беларуси:

«Введение в русскоязычный оборот слова «Беларусь» считаю полностью правомерным и оправданным. Что касается рекомендаций Института русского языка, то у нас в Беларуси свой ориентир — Институт языкознания имени Якуба Коласа. И в этом вопросе мы все придерживаемся совершенно определенной позиции: только Беларусь! Россиянам, естественно, мы диктовать не можем.

Если говорить о производных от слова «Беларусь», то, конечно, последовательным было бы написание «беларус» и «беларуский». Но в этом вопросе мы принимаем позицию российских академиков, которые в своих оценках очень традиционны. Еще в 1933 году выдающийся русский лингвист Евгений Дмитриевич Поливанов писал: «Чем более развит язык, тем меньше он развивается». Потому не знаю, закрепится ли в будущем «беларус» и «беларуский». Ведь для того, чтобы у слова «кофе» в русском языке помимо мужского появился и средний род, потребовалось почти 100 лет! Так это всего лишь род…»

На мой взгляд, автор московского журнала «Родина» вообще ничего в вопросе не понял и посчитал, что мы тут просто «переводим» русские слова на «прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется»».

На самом деле слово «белАрус» просто производно от слова «Беларусь» в русском языке – что было показано выше. Но есть и другой аспект темы, который не стали детально раскрывать в приведенных цитатах Адам Мальдис и Александр Шабловский. А заключается он в следующем.

Наш Закон 1991 года о введении названия страны Беларусь и его транслитерации на все языки мира означал ОДНОВРЕМЕННО и ИЗМЕНЕНИЕ ВСЕХ СЛОВ В ЯЗЫКАХ МИРА, ПРОИЗВОДНЫХ ОТ НАЗВАНИЯ СТРАНЫ.

То есть, мало изменить название страны с «Белая Россия» (на английском, немецком и пр.) на «Беларусь». Надо еще, чтобы везде изменили название НАРОДА с «белых русских» на «беларусов», а его языка с «белого русского» на «беларуский язык». Это тоже крайне важно – как и само изменение названия страны. Ведь ранее на английском наш язык назывался «белорашен лэнгвич», а теперь стал называться «беларус лэнгвич». Житель БССР был «белорашен», стал «беларус». (Кстати, в Беларуси при преподавании иностранных языков по-прежнему учат советским терминам типа «белорашен», что и устарело, и ошибка, и не соответствует названию страны Беларусь.)

Как видим, СМЕНА ПОНЯТИЙ КАРДИНАЛЬНАЯ. Отныне никакой «рашен»!

С 1991 года во всем мире нас больше не называют с добавкой «рашен»: в энциклопедиях ЕС, США, Китая и прочих стран мира: страна Беларусь, от ее названия производится там название народа и его языка – с корнем «Беларус».

Следуя этому правилу, и в русском языке равно транслитерации подлежит не только слово «Беларусь», но и производные понятия народа этой страны и ее языка – как политическое значение, НЕОТДЕЛИМОЕ от названия страны. Они РАВНО ТРАНСЛИТИРУЮТСЯ в рамках транслитерации названия страны «Беларусь». Таким образом, автоматически подлежат транслитерации слова «беларус» и «беларуский язык».

Это тоже строго в рамках правил русского языка. Равно как слово «Беларусь» является заимствованным транслитерацией в русском языке и не подлежит делению на два корня – точно так заимствованное слово «беларуский» является КОРНЕМ до буквы «к» (согласно правилам русского языка, заимствованные слова являются корнями до своих окончаний).

И, как заимствованное слово русского языка, не подлежит аналогично ни делению на два корня, ни правилу русского языка по удвоению «с» между «с» в корне и суффиксом. Так как этого правила нет в исходом для транслитерации беларуском языке – а транслитерация, напомню, сохраняет нормы грамматики исходного языка СВОЕЙ СТРАНЫ. А главное: само слово «беларуский» – заимствованное, и в нем русский язык не имеет права вычленять суффиксы.

Что касается окончаний (автор статьи в журнале «Родина» утрировал: «ну нет, тогда уж «беларускава»), то вот как раз в этом вопросе, согласно нормам русского языка, должны уже соблюдаться нормы русского языка. Заимствованные в русский язык слова сохраняют свои иностранные корни, но имеют падежные формы уже по русским правилам. Так что и тут «мимо»…

СМЕНА НАЗВАНИЙ

Международная конференция экспертов ООН по топонимике, состоявшаяся 9-13 октября 2006 года Таллинне, постановила: беларуские названия на иностранных картах ДОЛЖНЫ ПЕРЕДАВАТЬСЯ С НАЦИОНАЛЬНОЙ ФОРМЫ НАПИСАНИЯ. Это значит, что на немецких автодорожных картах вместо Weissrusland (еще не исправленная там для автодорожников калька с Белоруссии) появится Belarus’ (с апострофом, показателем мягкости). Вместо Gomel, Mogilev и Vitebsk — Homiel’, Mahiliou и Viciebsk.

Российские великодержавники могут сколько угодно подтрунивать над «неграмотными» терминами «Беларусь», «беларус» и «беларуский», но, согласно требованиям ООН, на всех автодорожных картах мира – и РФ в том числе – будет не русский вариант названия городов Беларуси, а БЕЛАРУСКИЙ. С беларуского языка. Это уже давно принято, это уже реализуется – к этому надо привыкать.

Конечно, иные товарищи и после этого решения экспертов ООН будут цепляться и настаивать великодержавно, что по-английски ПРАВИЛЬНО писать не Homiel’, а Gomel, не Mahiliou и Viciebsk – а Mogilev и Vitebsk. То есть – в ретрансляции с русского языка, а не с беларуского. А более всего будут выступать против того, чтобы на российских автодорожных картах появились Махилеу, Вицебск и прочее «новое» для русского языка.

Однако это решение ООН обязательно и для России – поэтому там будут изменены на автодорожных картах названия беларуских населенных пунктов в соответствии с их написанием на языке их страны. Не только Беларуси, но и Украины. А в отношении стран Балтии на автодорожных картах на русском языке давно отражаются как раз их местные названия топонимов – примечательный момент (например: не Ковно, а Каунас, не Вильно, а Вильнюс – хотя еще в романе А. Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» писалось «Ковно» и «Вильно»).

Но раз не «Ковно», а «Каунас» – то тогда и Махилеу, а не Могилев.

«БЕЛАЯ РУСЬ» – НЕЛЕПЫЙ ТЕРМИН

Теперь о термине «Белая Русь», который сегодня активно используется как якобы синоним «Беларуси». Его эксплуатируют в песнях, в пафосных статьях, в названии водки и общественных объединений. На самом деле Беларусь не расшифровывается как «Белая Русь» – это глубокая ошибка. Ведь точно так мы не ищем корня «Русь» в названиях Пруссия или Боруссия. Во-первых, НИГДЕ ни в одном документе страны не зафиксировано, что термин «Беларусь» может подменяться термином «Белая Русь» – так что такая подмена юридически незаконна. Во-вторых, Беларусь НИКОГДА не была никакой «Русью» – так что с исторической точки зрения такая подмена просто абсурдна.

Русью была Украина – и ее народ назывался русинами. На 70-90 лет Полоцкое государство было захвачено киевскими князьями – но эта оккупация не делает Полоцкое государство «Русью», а наш народ – русинами (то есть украинцами).

К моменту кровавого захвата Полоцка киевским князем Владимиром (Вальдемаром) там правила шведская династия Рогволода. С 1190 в Полоцке правит выбранный полочанами на княжение ятвяг Мингайла или Мигайла, затем его сын Гинвилло (Юрий в православии, умер в Орше в 1199), потом его сын Борис, женатый на дочке поморского (Померании) князя Болеслава. (Любопытная подробность: поморский князь Богуслав I в 1214 году имел печать, которая почти идентична печати ВКЛ «Погоня», а также титуловался как princeps Liuticorum, то есть «князь лютицкий», о чем подробнее в моей статье «Откуда появилась Литва?» в №24 за 2008 г. и №№1, 2, 3 за 2009 г.) Потом княжил его сын Василько. (См. книгу В.У. Ластовского «Короткая история Беларуси», Вильня, 1910.)

Итак, потомки князя Изяслава, рожденного в результате изнасилования Владимиром шведки Рогнеды, правили в Полоцке до 1181 года (при этом уже через 70-90 лет полностью освободились от Киевского ига – то есть от Русского ига). С 1181 по 1190 была Полоцкая Республика. А затем вплоть до вхождения Полоцкого Государства в состав ВКЛ им правили нерусские князья-ятвяги, не имевшие никакой связи с Киевской Русью и не вступавшие в брак с киевскими родами. Учитывая, что князьям Полоцка служили ятвяжско-полоцкие дружины, – то ни о какой «Руси» в Полоцке не может быть и речи.

Никакие Рюриковичи в Полоцке с 1181 года уже не правили. Но раз нет Рюриковичей – то и нет никакой Руси.

Кроме того, я весьма сомневаюсь, что акт изнасилования шведки Рогнеды киевским князем Владимиром – на глазах ее связанных родителей и братьев, которых после изнасилования сей русский князь убил, – якобы являлся АКТОМ ПРИОБЩЕНИЯ ПОЛОЦКА К РУСИ.

Кстати говоря, киевского князя Владимира Русская православная Церковь сделала святым за то, что он затем крестил Русь. Как святым может быть человек, совершивший изнасилование девушки на глазах ее семьи и убивший затем всю ее семью, – удивительная загадка представлений РПЦ о МОРАЛЬНЫХ НОРМАХ…

Сей святой РПЦ и в будущем креститель Руси – бежит сразу при штурме Полоцка насиловать шведскую девственницу, а в результате АКТА рождается сын Изяслав, который хочет своего святого «героического» папашку убить – и едва это не сделал. Но при чем тут беларусы? Один демагог, беларуский профессор «идеологической школы ЦК КПСС» писал, что «брак князя Владимира с Рогнедой нес беларусам древнерусское сознание». Как изнасилование украинским князем шведки может нести беларусам «древнерусское сознание»? Уму не постижимо…

Иные возражают, что Владимир был не украинским князем, а «руським» – но ведь и никаких «беларусов» тогда не было: были только кривичи и ятвяги – западно-балтские племена. От того, что кривичами правили шведы Рогволод и Рогнеда, – они не становились автоматически шведами. И точно так с захватом Полоцка киевлянами – кривичи не стали ни «руськими», ни «украинцами», а с вхождением в состав Речи Посполитой – не стали от этого поляками. Но зато с 1230-х с миграцией к нам поморских лютичей во главе с князьями Булевичами и Рускевичами сначала ятвяги, а затем и кривичи именуют себя ЛИТВИНАМИ и ЛЮТВОЙ-ЛИТВОЙ. Именно эти новые названия заменяют наши старые – Ятва, Дайнова, Крива. И именно с этого периода начинает складываться наш этнос как объединение ятвягов, дайновичей и кривичей. И если, скажем, кто-то кривичей еще может относить к «данникам Древней Руси» (то есть к данникам варягов, ибо кривичи лежали на пути «из варяг в греки»), то вот ни Ятву ятвягов (столицы Новогрудок и Дарагичин в Белосточчине), ни Дайнову дайновичей (столица Лида) – никто в здравом уме «Русью» называть не станет. А ведь это – предки всех нынешних беларусов Минской, Гродненской и Брестской областей!

При первом разделе Речи Посполитой Екатерина II называет захваченный у нас кусок ВКЛ (Полоцк, Витебск, Могилев) новым названием «Белорусская губерния», а остальную часть нынешней Беларуси, захваченную позже, именует «Литовской губернией». То есть – исторической Литвой (до 1840 года). Уже один этот факт именования нас со стороны России – ярко показывает, что даже при царизме большая часть нынешней Беларуси еще называлась Литвой. То есть, в первой половине XIX веке якобы не было нашего народа, а было на территории нынешней Беларуси ДВА РАЗНЫХ народа: в Западной Беларуси (Литовской губернии) продолжали жить литвины ВКЛ, а в Восточной Беларуси (Белорусской губернии) – якобы жили уже «белорусы».

Это – ненаучный нонсенс, который одиозно противоречит тому, что пишет Энциклопедия «Беларусь», Минск, 1995, стр. 529: «Процессы консолидации беларуской народности в беларускую Нацию начались в 16 – начале 17 века».

Простите, о каких процессах может идти речь, если Нация была с разделами Речи Посполитой «разбита» на 70 лет царизмом на две части – «Литву» и «Белоруссию» одноименных губерний? И куда делась литвинская Нация Литовской губернии – Минска, Гродно, Бреста, Вильно? Энциклопедия «забыла», как называлась формируемая беларуская нация «в 16 – начале 17 века». То есть, в эпоху Статутов ВКЛ, в которых нет НИ СЛОВА о каких-то «беларусах», зато все жители территории нынешней Беларуси там именуются только литвинами. На самом деле формировалась нация под другим названием – не беларуская, а литвинская.

Что уже СТРАННО с научной точки зрения. Давайте посмотрим на эту чехарду наших названий в рамках представлений этой же Энциклопедии, которая на стр. 529 указывает, что процесс формирования беларуской нации окончился в 1910-1920-х годах.

Формирование нашей нации шло, примерно, с 1501 по 1920 год. Это 420 лет, из которых наша формируемая нация ВСЯ называлась «литвинами» и «Литвой» 271 год, потом ее ТОЛЬКО восточная часть именовалась в процессе этого формирования нации «беларусами» 148 лет, а ее западная часть именовалась «беларусами» лишь 80 лет.

Как видим, в процессе формирования нашей общей нации Беларуси восточные беларусы назывались «литвинами» всю первую половину этого периода, а западные беларусы назывались «литвинами» более 80% этого периода. Это ясно показывает, что наша нация – формирование которой в последних этапах было исковеркано имперской политикой русификации со стороны царизма – нами создавалась как нация литвинов Литвы, а не как некая нам навязанная российской оккупацией «нация белорусов Белоруссии». Навязанная именно с лишением нас своей Государственности ВКЛ и всех наших прав и свобод, всего нашего исторического и культурного наследия нашей независимой от царизма жизни.

Всю лживость царского термина «Белоруссия», насильно подменившего после наших антироссийских восстаний самоназвания «Литва» и «литвины», выпукло показывает тот факт, что после нашего очередного восстания 1863-1864 годов генерал-губернатор Муравьев запретил и навязанное нам царизмом колониальное название «Белоруссия», вводя вместо него – до февраля 1917 года! – название «Северо-западный край». Это создает уже ТРЕТЬЕ название для нашей нации: «северо-западчане». Что ничем не лучше и ничем не хуже, чем равно царское «белорусы».

А ведь и не удивляет: в ином «историческом раскладе» ныне Энциклопедия «Беларусь» написала бы на стр. 529: «Процессы консолидации северо-западной народности в северо-западную Нацию начались в 16 – начале 17 века». И, мол, наши предки писали и говорили на древне-северо-западном языке. Вроде бы – правда. А по сути – издевательство.

Становится ли от этого историческая Литва – «Русью»? Да нет, конечно! Поэтому абсолютно нелепо Беларусь «раскрывать» термином «Белая Русь», так как в «матрешке» под названием «Беларусь» скрывается никакая не «Русь», а угробленная и русифицированная царизмом ЛИТВА и ее нация литвинов. То есть – наши предки, которые и создавали нашу нацию. Нацию ВКЛ и Литвы – а вовсе не какой-то «Руси» или тем более, России с ее «северо-западными краями».

* * *

Что же касается юридической точки зрения, то ныне популярный (по невежеству) термин «Белая Русь» АБСОЛЮТНО противоречит ДУХУ, СОДЕРЖАНИЮ и СМЫСЛУ Закона Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь.

Напомню то, о чем говорилось выше: смысл Закона о нашем новом названии был в том, чтобы нас больше не именовали колониальным названием «Weissrusland», буквально – «Белая Россия» в немецком, английском, французском и прочих языках мира, включая русский. Смысл Закона в том, что мы – не часть «Rusland», а самостоятельное государство Беларусь самостоятельной беларуской нации – соучредителя ООН.

Термин «Белая Русь» – полностью перечеркивает и этот Закон, и все наши усилия быть самостоятельным Государством. Он – калька с «Weissrusland».

Вся беда в том, что беларусы, использующие термин «Белая Русь», в силу, как мне кажется, своих ограниченных знаний на эту тему – просто НЕ ОЩУЩАЮТ и НЕ ПОНИМАЮТ, что тем самым нарушают Закон Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь. Они этим термином «Белая Русь» называют беларускую нацию – нацией «белых россиян», а саму Беларусь называют «Weissrusland». Что и есть на немецком языке эта пресловутая «Белая Русь».

Но мы для всего мира – уже давно не Weissrusland, мы – Belarus’. Хотя бы потому, что так название нашей страны пишется на НАШЕМ языке.

Ссылки по теме:

ТАК «БЕЛАРУС» ИЛИ «БЕЛОРУС»?

http://www.my-minsk.ru/novosti-respubliki/6002-tak-belarus-ili-belorus.html

http://www.secret-r.net/forum/viewtopic.php?t=623&

slon-p.livejournal.com

Белорус или беларус?. Тайны Беларуской Истории.

Белорус или беларус?

Продолжим эту тему. С 1991 года наша страна официально называется «Беларусь». Как должен называться житель этой страны по нормам русского языка? Ответ очевиден: беларус. При этом, казалось бы, автоматически в русском языке появляются два разных значения: старое «белорус» означает национальность, а новое «беларус» — гражданскую принадлежность человека. То есть появилось различие, аналогичное различию между терминами «русский» и «россиянин». При этом «белорус» имеет чисто этнический смысл, а «беларусом» может быть русский, поляк, еврей, татарин и любой другой, имеющий гражданство Республики Беларусь.

Именно такой трактовки придерживаются знакомые мне российские лингвисты, но вопрос «запутывается» тем, что в беларуском языке такой двойственности понятий нет. В нем (равно как у поляков в Польше и украинцев в Украине) существует только беларус — это и этническое название, и гражданская принадлежность. Поэтому беларуские лингвисты настаивают на том, что в русском языке следует тоже ввести общее понятие «беларус», то есть сохранить прежний смысл слова, заменив в нем букву «о» на «а».

Попутно замечу, что разный смысл понятий «русский» и «россиянин» вызывает критику российских лингвистов, которые хотели бы видеть полное тождество этих терминов. Однако, на мой взгляд, для России это как раз необходимо, ибо, в отличие от Беларуси или Польши, она страна не унитарная, а федеративная. Например, те же татары никогда не согласятся с тем, чтобы их называли «русскими» (или «русскими татарами»), но вполне согласны с термином «россияне», обозначающим гражданство.

Что касается термина «русский», то он искусственный (придуман евреем Свердловым) и безграмотный: в русском языке все названия национальностей — существительные. Так, во всех документах BKЛ указывались не «русские», а именно русины — ныне украинцы (нынешние «русские» России в прошлом себя называли московитами). «Русины» по нормам словообразования как раз соответствует термину «россияне», который впервые стал активно использовать президент России Борис Ельцин.

Институту русского языка РАН вместо озабоченности сохранением термина «Белоруссия» лучше бы заняться заменой безграмотного термина «русские» на соответствующий нормам русского языка термин «русины».

Но вернемся к вопросу перехода от «белоруса» к «беларусу». В предыдущих главах я уже привел историю появления самого термина «белорус» в царской России, не стану повторяться. Официально термин «белорус» существовал только 23 года (с 1840 по 1863) и был запрещен генерал-губернатором Муравьевым, по прозвищу «вешатель». Ясно, что тогда писали только «белорус», так как сам наш язык был запрещен указом царя в 1839 году. Однако в то же самое время Константин Калиновский использовал в своих нелегальных изданиях термины «Беларусь» и «беларус», органичные для нашего языка.

После 1863 года «Белоруссия» именовалась в России «Северо-Западным краем». И только на рубеже XX века термин «Беларусь» стал входить в употребление в неофициальных изданиях. Причем писали на беларуском языке его именно так, а не через букву «о». Например, в 1910 году Ластовский издал в Вильне свою книгу «Кароткая гісторыя Беларусі».

Но вот что интересно: в 1920 году Декларацию о независимости БССР опубликовала минская газета «Советская Белорусь», которую через несколько лет переименовали в «Советская Беларусь». Лингвисты Москвы и Минска договорились тогда, что в русском языке существует термин «Белоруссия», аналогичный в нашем языке термину «Беларусь», но не может быть ни «Беларуссии», ни «Белоруси». Выходит, что еще тогда Москва транслитерировала в русский язык термин «Беларусь», ибо термин «Белорусь» после 1920 года никогда больше не использовался в СССР.

Это показательный факт: от термина «Белорусь» (имеющего соединительную «о») отказались в СССР еще в 1920-е годы — и ввели в русский язык «Беларусь». В беларуском языке нет соединительной «о», как нет и правила русского языка удваивать «с» для образования суффикса. И раз уж в русском языке в обиход вошло с 1920-х годов противоречащее нормам русского языка «Беларусь» вместо «Белорусь», то равно должно войти и «беларуский» вместо «белорусский», где странным кажется уже не «а» вместо «о», а именно одна «с». (Но раз мы отрицаем соединительную «о», то автоматически должны отрицать и удвоенную «с» — ведь и то и это есть транслитерация. )

Неизбежность транслитерации признает и цитировавшийся выше скептик А. В. Фролов:«А если признать недопустимость в русском языке слова Белоруссия, то логично следует необходимость и дальнейшего коверкания языка — изменения и образованных от слова Белоруссия производных, т. е. написания по-русски «беларуское» государство и национальность «беларус»… »

Но что Фролов называет «коверканьем языка»?

БелОрус является жителем БелОруси. А такой страны с 19 сентября 1991 года не существует (точнее — с 1920-х годов, а с 1991 года не существует Белоруссии), есть только БелАрусь. Соответственно, ее жители являются белАрусами. По нормам, подчеркиваю, русского языка.

Коверканье языка мы видим как раз сегодня, когда термин «Беларусь» ставится во фразах вместе с термином «белорусы». Однозначно безграмотно выглядит само словосочетание: «белорусы Беларуси». Почему там «о», а тут «а»? Где логика? Где система? Какой-то лингвистический бардак. Оспорить написание слова «БелАрусь» никто уже не в силах, так как оно — единственное официальное название нашего государства. Это абсолютно правильно, так как страна должна иметь международное название, взятое из ее национального языка, а не из языка соседей — россиян или поляков.

Вот характерный пример: журналист Павел Шеремет в статье «Белоруссия — Беларусь. Одна страна — два названия» заметил, что «один знакомый писатель спросил: «Почему Белоруссию вы все время называете Беларусь? Беларусь — это же трактор такой! ».

Люди в России не понимают, что у беларусов вообще есть свой собственный язык, на котором не только трактор, но еще и страна имеет право называться. Поэтому, чтобы эту безграмотность ликвидировать, нет иного способа, кроме как изменить написание «белорус» на «беларус». Тогда лингвистически все будет в норме: «беларусы Беларуси».

Теперь о прилагательном «беларуский». Этот момент кажется «самым спорным», потому что он ярко нарушает нормы русского языка, у любого грамотного человека, пишущего по-русски, вызывает неприятие: не в букве «а» (что легко принимается как производное от «Беларусь»), а именно в отсутствии удвоенной «с».

Однако лингвисты (как сторонники, так и противники этой транслитерации) правы. Читателям этой книги, вряд ли разбирающимся в законах лингвистики, объясню следующую вещь. Слово «беларусский» (с двумя «с») в принципе не может существовать по законам лингвистики, так как оно одновременно и продукт транслитерации с беларуского языка (что отрицает соединительную «о»), и продукт грамматики русского языка (сохраняет удвоенную «с»). Но так не бывает, это то же самое, что быть «чуть-чуть беременной».

Раз уж термин — продукт транслитерации с беларуского языка, то он обязан быть им полностью, а не выборочно — то есть не только в вопросе соединительной «о», но и в вопросе удвоенной «с». Это аксиома для лингвистов: если слово транслитерируется, то полностью. А «гибридом» двух языков оно быть в принципе не может.

По этой причине беларуские лингвисты и историки цитированный выше Закон Республики Беларусь («установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием») трактуют шире, чем только термины «Республика Беларусь» и «Беларусь». Они равно трансформируют на русский язык и название нашего языка (и вообще прилагательное «беларуский»), находя его производным от указанных в Законе терминов.

Соответственно, новое написание терминов должно войти и в русский язык. Не только через «а» (что производно от названия страны Беларусь), но и с одним «с», что является реализацией принципа транслитерации. Например: «беларуский спортсмен», «беларуский климат» и т. д. Ибо раз мы употребляем «а» вместо «о», то автоматически должны употреблять и одно «с» вместо двух. То и другое, как говорится, «идет в комплекте».

Наконец, просто странным кажется выражение «белорусская Конституция» или «белорусский язык» — когда это Конституция Беларуси (не Белоруссии) и язык Беларуси (не Белоруссии). Это то же самое, что говорить: «персидская Конституция Ирана» или «персидский иранский язык».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

«Белорусский» или «беларусский»: как правильно?

Жизнь

Давайте сначала разберёмся со словом «правильно». Чаще всего мы опираемся на школьное понимание неправильности: ошибочно то, что не соответствует кодифицированной языковой норме – тому, что закреплено академическими грамматиками и словарями.

Немного теории. Жизнеспособность языковой нормы обеспечивается двумя противоположными свойствами: её устойчивостью и изменчивостью. Правила фиксируют и сохраняют сложившиеся общепринятые способы и письма и говорения, то есть узус (с латинского usus – употребление).

Однако норма не статична: она чутка к изменениям узуса и закрепляет «новые правила», если они укоренились в языке. Вспомним хотя бы недавнюю историю со средним родом слова «кофе»: какую бы боль ни вызывало «крепкое кофе» у экспертного сообщества, оно (сообщество) не может игнорировать реальность.

Проще говоря, если все долгое время произносят и пишут «неправильно» (в разрез с нормой), то норме ничего не остаётся, кроме как измениться. Потому что языковая система для нас инструмент. Сложный, многоаспектный, но инструмент.

Конечно, есть довольно большой «люфт», когда новые изменения уже вошли в обиход, но еще не закреплены на бумаге. Чем больше пользователей у языка, тем больше этот люфт, тем инертнее языковая система в каждом частном вопросе.

Вокруг написания топонима «Беларусь», соответствующих этнонимов и прилагательного в русском языке сложилась парадоксальная ситуация. С точки зрения кодифицированной нормы, на данный момент принято писать «БелАрусь», но «белОрус/ка» и «белОрусский». Именно в таком виде эти слова зафиксированы в академической литературе, а также в официальных названиях учреждений и организаций (например, в названии Белорусского государственного университета).

Сразу оговорюсь: через «о» пишу и я, поскольку мне, так сказать, по статусу преподавателя кафедры русской литературы БГУ положено строго соблюдать текущую орфографическую норму.

Слово «Белоруссия» постепенно (хоть и очень медленно) вытесняется из активного запаса. По крайней мере в Беларуси – для наших носителей русского языка оно и вовсе нежелательно и даже стигматизировано. А образованные от него «белОрусский», «белОрус» как бы «повисли в воздухе». В то же время пришедший на смену неотопоним «Беларусь» вынужден «донашивать» производные слова своего предшественника.

Безусловно, такой разнобой в написании – расточительность, поскольку любой язык как система стремится к экономии своих средств, в том числе к снижению количества исключений.

Именно потому, что язык крайне неохотно принимает новые исключения из правил, иногда встречаемое написание «беларуСкий» с одним «С», игнорирующее морфологический принцип русского языка, не имеет связи с реальностью. В правилах сказано: если основа существительного оканчивается на «-с» с предшествующей согласной, то перед суффиксом «-ск-» одно «с» опускается (например: Уэльс – уэльский). В нашем случае, поскольку перед «-с» в основе «беларус-» идет гласная, должен использоваться суффикс «-ск-».

А вот закрепление нормой написания «белАрус/ка» и «белАрусский» стало бы как раз случаем унификации и избавления от балласта исключений. Думаю, это произойдёт не ранее, чем из активного употребления выйдет слово «Белоруссия», мотивирующее написание «О» в производных словах. А это уже вопрос не только языковой, но и дипломатический.

Вообще, обсуждаемый вопрос крайне интересен с точки зрения истории языка: за одной частной орфограммой здесь стоит серьёзный культурный контекст, и написание «А» в данном случае нагружено социальными задачами и является частью стратегии утверждения национальной идентичности.

Поэтому судьба «спорных» лексем крайне важна для нашего общества, и нет ничего удивительного, что в нашем медиа-пространстве слова «белАрус/ка» и «белАрусский» используются активно и осознанно. Здесь мы имеем дело не просто с намеренным нарушением кодифицированной нормы, а с оспариванием её, выдвижением альтернативной словообразовательной цепочки: от существительного «Беларусь» по вполне стандартной модели с помощью суффикса «-ск-» образуем прилагательное «беларусский».

Тем не менее, до изменения нормы ещё далеко, и, чтобы приблизить его, логично создавать прецедент, «раскачивать» узус. Ведь медиа формируют общественное мнение и, кроме прочего, влияют на речевые традиции. Аргумент о том, что, дескать, русский язык «управляется» и регулируется только гражданами России, звучит нелепо: узус языка формируется всеми его носителями. Кстати, в Беларуси достаточно сильная школа русистики.

Импульс к изменению нормы может исходить от общественных деятелей или групп, но инициируемое нововведение должно «прижиться», то есть быть принято большим числом носителей языка. По мере того, как вариант словоупотребления будет становиться привычным, он будет постепенно смещаться от периферии к ядру нормы, что и происходит на наших глазах с написаниями «белАрус/ка» и «белАрусский».

Поскольку с точки зрения системности языка такое написание представляется более перспективным, можно ожидать, что в обозримом будущем язык примет новое написание как словарную норму, освободившись от очередного анахронизма.

journalby.com

«БЕЛОРУС» ИЛИ «БЕЛАРУС»? — Redaktar.by — LiveJournal

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Как правильно писать – Белоруссия или Беларусь, белорус или беларус, белорусский или беларуский?

Мы уже обсуждали эту тему в статье «Беларуские национальные реалии» (№10, 2008). Ряд беларуских изданий и писателей сегодня используют термины «беларус» и «беларуский», это стало известно в России – и вызвало там неприятие и издевки. Видимо, из-за того, что в России (да и в Беларуси) многие не понимают самой сути вопроса.

Например, летом этого года известный московский журнал «Родина» выступил с суровой критикой книги «История имперских отношений: беларусы и русские» (под редакцией А.Е. Тараса), многие главы которой публиковались на страницах нашей газеты. «Изобличающая» эту книгу статья кандидата исторических наук Юрия Борисенка «Как белый аист уткой обернулся» начинается так:

«И дня не проходит в этом чудесном подлунном мире, чтобы кто-нибудь хитроумный не подкинул новое симпатичное словечко. Не знаю точно, как там с диалектами амхарского или суахили, но русскому языку часто достаётся и по нескольку раз на дню. Вот и минский многостаночник гуманитарного фронта (составитель, переводчик и научный редактор в одном лице) Анатолий Ефимович Тарас обогатил намедни великий и могучий одним чудесным существительным и одним не менее увлекательным прилагательным. Бдительная корректура может спать спокойно: в объёмистой книге с загадочным названием «История имперских отношений» «беларусы» и «беларуский» упорно пишутся через «а». Но «жжот» наш герой почему-то только в этом пункте, а ведь так заманчиво продолжить и разослать сию книжицу (третьим, так и быть, изданием) во все школы Российской Федерации, сделать из 300 экземпляров несколько десятков тысяч. Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной — типа «абразавания», «балонскава працэса» и «ЯГЭ» (к слову, проницательный читатель на пороге лета 2009 года узрит здесь нечто пугающе-сказочное и прав будет: «защекочут до икоты и на дно уволокут», а дно у нашего «абразавания» болотистое, так сразу и не выплывешь)».

На самом деле эти великодержавные издевки выдают безграмотность самого автора статьи в журнале «Родина», так как по нормам русского языка надо писать «беларус», а не «белорус».

СОГЛАСНО НОРМАМ РУССКОГО ЯЗЫКА – «БЕЛАРУС»

Одновременно с провозглашением суверенитета БССР в 1991 году – следовало рассмотреть вопрос о названии страны, так как, согласно международным нормам ООН, название страны должно писаться ПО ПРАВИЛАМ ЕЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА. То есть – в нашем случае – по нормам беларуской мовы. А прежнее название «Белоруссия» — было написанием по нормам русского языка, а не беларуского. В беларуском же должно звучать «Беларусь».

Это было равно крайне важно и для укрепления международного авторитета нашей страны (к тому же – члена-соучредителя ООН) и ее статуса суверенной державы. Ранее в английском, немецком и других языках наше название звучало не как «Белоруссия», а буквально как «БЕЛАЯ РОССИЯ» — то есть, даже не так, как в русском языке. Это «колониальное название» создавало неверные представления о Беларуси как о каком-то «туземном придатке» Российской Федерации, где живут россияне, а не беларусы, и где у народа российское этническое лицо, а не уникальное беларуское.

Существенно и то, что название «Белая Россия» создавало путаницу в иностранных МИДах, особенно стран Африки, Востока и Южной Америки, на что жаловались их представители в ООН.

Верховный Совет БССР 19 сентября 1991 года принял «Закон Белорусской Советской Социалистической Республики о названии Белорусской Советской Социалистической Республики». В этом Законе еще до распада СССР наша БССР была переименована в Республику Беларусь (мой перевод на русский):

«Белорусскую Советскую Социалистическую Республику далее называть «Республика Беларусь», а в укороченных и составных названиях – «Беларусь».

И обращаю внимание на продолжение текста этого Закона:

«Установить, что эти названия транслитеруются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием».

Транслитерация (Transliteration) — перевод одной графической системы алфавита в другую, то есть передача букв одной письменности буквами другой. Что означает, например, для русского языка, что в нем нет больше никакой «Белоруссии», а обязана быть только и именно одна «Беларусь».

Сегодня во всех официальных международных мероприятиях (саммиты СНГ, спортивные соревнования, торговые соглашения и пр.) это строго соблюдается: есть только название «Беларусь». В паспортах и прочих документах РБ на русском языке – тоже только «Беларусь», никакой «Белоруссии».

Общероссийский классификатор стран мира OK (MK (ИСО 3166) 004—97) 025-2001 (ОКСМ) (принят и введен в действие постановлением Госстандарта РФ от 14 декабря 2001 г. № 529-ст) тоже категоричен: он предусматривает только формы «Республика Беларусь» и «Беларусь», а какая-то фантастическая «Белоруссия» им не предусмотрена – такой страны не существует.

Главным в Законе о названии страны является пункт о ТРАНСЛИТЕРАЦИИ ее названия на другие языки мира (включая русский). Дело в том, что некоторые страны такого пункта не имеют и потому могут по-разному называться в разных языках: например, в русском нет никакой Норге, а есть Норвегия, вместо Данмарк – Дания, Суоми – Финляндия, Дойчланд – Германия, вместо Летува – Литва. Ни Финляндия, ни Германия, ни Летува не заявляли о том, что их самоназвания Суоми, Дойчланд и Летува транслитеруются на другие языки – и не просили другие страны их отныне называть именно так. А вот Беларусь именно это заявила в своем Законе. И точно так в свое время Персия попросила называть её Ираном, Цейлон – Шри-Ланкой, Берег Слоновой Кости – Кот д’ Ивуаром, Бирма – Мьянмой, Северная Родезия – Замбией, Бенгалия – Бангладеш, Верхняя Вольта – Буркина Фасо. Именно под новыми названиями эти страны известны сегодня во всем мире, в том числе в РФ.

Если бы противники термина «Беларусь» в русском языке показали нам, что Россия пренебрегает этими правилами и продолжает называть Иран Персией, а Шри-Ланку Цейлоном – то в таком случае их мнение имело бы какую-то аргументацию. А в данном случае такая избирательность непонятна: чем же мы хуже Ирана или Шри-Ланки, если в России СМИ и просто россияне не желают признавать наше новое название и упрямо именуют старым несуществующим «Белоруссия»?

Тем не менее термин «Беларусь» все-таки СТАЛ ЯЗЫКОВОЙ РЕАЛИЕЙ русского языка, так как активно используется в ООН (где один из языков – русский) и всем государственным аппаратом РФ: всеми министерствами. Не менее строго следит за использованием термина «Беларусь» телеканал СНГ «Мир» (который равно следит за использованием «Молдова» вместо «Молдавия», «Туркменистан» вместо «Туркмения» и т.п.), а также телепрограммы и печатные СМИ Союзного государства Беларуси и России.

Таким образом, слово «Беларусь» стало частью русской лексики. Причем – используется не столько в быту, сколько в официозе, а это означает тенденцию вытеснения со временем старого слова «Белоруссия» и в разговорном русском. Пишется слово именно через «а», как этого и требует наш Закон о транслитерации названия страны – нигде в официальных документах РФ не используется слово «Белорусь» — ЕГО ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ в русском языке.

В спорах со мной на эту тему многие российские «тугодумы» соглашались, что слово «Беларусь» стало частью русского языка из-за его использования российским официозом, но все равно упорствовали: мол, это слово «неправильное», а правильно – делать русскую соединительную «о».

Но если слово только ТРАНСЛИТИРУЕТСЯ на русский язык – то о каких же «нормах русского языка» можно говорить? Вот прямая аналогия: французское Кот д’ Ивуар. Почему же никто равно не возмущается и не говорит, что по-русски правильно писать по-старому «Берег Слоновой Кости»? Или беларуский язык – это не такой же иностранный язык, как французский? Или Беларусь – это не суверенное государство, как Кот д’ Ивуар, а часть РФ?

Коль «Беларусь» — языковая реалия русского языка, то как по правилам русского языка должно образовываться название гражданина Беларуси? Правильно: белАрус.

Здесь возражения о соединительной «о» вообще неуместны, так как изначальное слово «Беларусь» образовано не по правилам русского языка. А на этот счет в русском языке свои нормы: корнем слова является в таком случае все слово «Беларусь» (а не два тут корня).

Вместо того чтобы воспринимать слово «Беларусь» как ЗАИМСТВОВАННОЕ из другого языка, россияне по инерции его делят на два корня – что противоречит правилам русского языка о заимствованных словах. Таким образом, издевки Юрия Борисенка в журнале «Родина» по поводу слова «беларус» — безграмотны с точки зрения правил русского языка.

А как быть со словом «беларуский»? Напомню, автор статьи на нем изрядно «попрыгал»: «Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной…»

Давайте и с этим словом разберемся.

СЛОВО «БЕЛАРУСКИЙ»

Вначале приведу мнения беларуских специалистов в этой теме.

Адам МАЛЬДИС, доктор филологических наук, профессор, почетный председатель Международной ассоциации беларусистов:

«Если слово «Белоруссия» имеет свою традицию (например, газета «Советская Белоруссия»), это одно. Но когда речь идет о названии страны, закрепленном в Конституции и международных документах, тут однозначно — Беларусь. Заключение топонимической комиссии ООН только подтверждает это. На мой взгляд, правильным было бы писать «беларус», а не «белорус», и «беларуский» вместо «белорусский». Думаю, со временем мы к этому придем».

Александр ШАБЛОВСКИЙ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языкознания им. Я. Коласа НАН Беларуси:

«Введение в русскоязычный оборот слова «Беларусь» считаю полностью правомерным и оправданным. Что касается рекомендаций Института русского языка, то у нас в Беларуси свой ориентир — Институт языкознания имени Якуба Коласа. И в этом вопросе мы все придерживаемся совершенно определенной позиции: только Беларусь! Россиянам, естественно, мы диктовать не можем.

Если говорить о производных от слова «Беларусь», то, конечно, последовательным было бы написание «беларус» и «беларуский». Но в этом вопросе мы принимаем позицию российских академиков, которые в своих оценках очень традиционны. Еще в 1933 году выдающийся русский лингвист Евгений Дмитриевич Поливанов писал: «Чем более развит язык, тем меньше он развивается». Потому не знаю, закрепится ли в будущем «беларус» и «беларуский». Ведь для того, чтобы у слова «кофе» в русском языке помимо мужского появился и средний род, потребовалось почти 100 лет! Так это всего лишь род…»

На мой взгляд, автор московского журнала «Родина» вообще ничего в вопросе не понял и посчитал, что мы тут просто «переводим» русские слова на «прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется»».

На самом деле слово «белАрус» просто производно от слова «Беларусь» в русском языке – что было показано выше. Но есть и другой аспект темы, который не стали детально раскрывать в приведенных цитатах Адам Мальдис и Александр Шабловский. А заключается он в следующем.

Наш Закон 1991 года о введении названия страны Беларусь и его транслитерации на все языки мира означал ОДНОВРЕМЕННО и ИЗМЕНЕНИЕ ВСЕХ СЛОВ В ЯЗЫКАХ МИРА, ПРОИЗВОДНЫХ ОТ НАЗВАНИЯ СТРАНЫ.

То есть, мало изменить название страны с «Белая Россия» (на английском, немецком и пр.) на «Беларусь». Надо еще, чтобы везде изменили название НАРОДА с «белых русских» на «беларусов», а его языка с «белого русского» на «беларуский язык». Это тоже крайне важно – как и само изменение названия страны. Ведь ранее на английском наш язык назывался «белорашен лэнгвич», а теперь стал называться «беларус лэнгвич». Житель БССР был «белорашен», стал «беларус». (Кстати, в Беларуси при преподавании иностранных языков по-прежнему учат советским терминам типа «белорашен», что и устарело, и ошибка, и не соответствует названию страны Беларусь.)

Как видим, СМЕНА ПОНЯТИЙ КАРДИНАЛЬНАЯ. Отныне никакой «рашен»!

С 1991 года во всем мире нас больше не называют с добавкой «рашен»: в энциклопедиях ЕС, США, Китая и прочих стран мира: страна Беларусь, от ее названия производится там название народа и его языка – с корнем «Беларус».

Следуя этому правилу, и в русском языке равно транслитерации подлежит не только слово «Беларусь», но и производные понятия народа этой страны и ее языка – как политическое значение, НЕОТДЕЛИМОЕ от названия страны. Они РАВНО ТРАНСЛИТИРУЮТСЯ в рамках транслитерации названия страны «Беларусь». Таким образом, автоматически подлежат транслитерации слова «беларус» и «беларуский язык».

Это тоже строго в рамках правил русского языка. Равно как слово «Беларусь» является заимствованным транслитерацией в русском языке и не подлежит делению на два корня – точно так заимствованное слово «беларуский» является КОРНЕМ до буквы «к» (согласно правилам русского языка, заимствованные слова являются корнями до своих окончаний).

И, как заимствованное слово русского языка, не подлежит аналогично ни делению на два корня, ни правилу русского языка по удвоению «с» между «с» в корне и суффиксом. Так как этого правила нет в исходом для транслитерации беларуском языке – а транслитерация, напомню, сохраняет нормы грамматики исходного языка СВОЕЙ СТРАНЫ. А главное: само слово «беларуский» — заимствованное, и в нем русский язык не имеет права вычленять суффиксы.

Что касается окончаний (автор статьи в журнале «Родина» утрировал: «ну нет, тогда уж «беларускава»), то вот как раз в этом вопросе, согласно нормам русского языка, должны уже соблюдаться нормы русского языка. Заимствованные в русский язык слова сохраняют свои иностранные корни, но имеют падежные формы уже по русским правилам. Так что и тут «мимо»…

СМЕНА НАЗВАНИЙ

Международная конференция экспертов ООН по топонимике, состоявшаяся 9-13 октября 2006 года Таллинне, постановила: беларуские названия на иностранных картах ДОЛЖНЫ ПЕРЕДАВАТЬСЯ С НАЦИОНАЛЬНОЙ ФОРМЫ НАПИСАНИЯ. Это значит, что на немецких автодорожных картах вместо Weissrusland (еще не исправленная там для автодорожников калька с Белоруссии) появится Belarus’ (с апострофом, показателем мягкости). Вместо Gomel, Mogilev и Vitebsk — Homiel’, Mahiliou и Viciebsk.

Российские великодержавники могут сколько угодно подтрунивать над «неграмотными» терминами «Беларусь», «беларус» и «беларуский», но, согласно требованиям ООН, на всех автодорожных картах мира – и РФ в том числе – будет не русский вариант названия городов Беларуси, а БЕЛАРУСКИЙ. С беларуского языка. Это уже давно принято, это уже реализуется – к этому надо привыкать.

Конечно, иные товарищи и после этого решения экспертов ООН будут цепляться и настаивать великодержавно, что по-английски ПРАВИЛЬНО писать не Homiel’, а Gomel, не Mahiliou и Viciebsk – а Mogilev и Vitebsk. То есть – в ретрансляции с русского языка, а не с беларуского. А более всего будут выступать против того, чтобы на российских автодорожных картах появились Махилеу, Вицебск и прочее «новое» для русского языка.

Однако это решение ООН обязательно и для России – поэтому там будут изменены на автодорожных картах названия беларуских населенных пунктов в соответствии с их написанием на языке их страны. Не только Беларуси, но и Украины. А в отношении стран Балтии на автодорожных картах на русском языке давно отражаются как раз их местные названия топонимов – примечательный момент (например: не Ковно, а Каунас, не Вильно, а Вильнюс – хотя еще в романе А. Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» писалось «Ковно» и «Вильно»).

Но раз не «Ковно», а «Каунас» — то тогда и Махилеу, а не Могилев.

«БЕЛАЯ РУСЬ» — НЕЛЕПЫЙ ТЕРМИН

Теперь о термине «Белая Русь», который сегодня активно используется как якобы синоним «Беларуси». Его эксплуатируют в песнях, в пафосных статьях, в названии водки и общественных объединений. На самом деле Беларусь не расшифровывается как «Белая Русь» — это глубокая ошибка. Ведь точно так мы не ищем корня «Русь» в названиях Пруссия или Боруссия. Во-первых, НИГДЕ ни в одном документе страны не зафиксировано, что термин «Беларусь» может подменяться термином «Белая Русь» — так что такая подмена юридически незаконна. Во-вторых, Беларусь НИКОГДА не была никакой «Русью» — так что с исторической точки зрения такая подмена просто абсурдна.

Русью была Украина – и ее народ назывался русинами. На 70-90 лет Полоцкое государство было захвачено киевскими князьями – но эта оккупация не делает Полоцкое государство «Русью», а наш народ – русинами (то есть украинцами).

К моменту кровавого захвата Полоцка киевским князем Владимиром (Вальдемаром) там правила шведская династия Рогволода. С 1190 в Полоцке правит выбранный полочанами на княжение ятвяг Мингайла или Мигайла, затем его сын Гинвилло (Юрий в православии, умер в Орше в 1199), потом его сын Борис, женатый на дочке поморского (Померании) князя Болеслава. (Любопытная подробность: поморский князь Богуслав I в 1214 году имел печать, которая почти идентична печати ВКЛ «Погоня», а также титуловался как princeps Liuticorum, то есть «князь лютицкий», о чем подробнее в моей статье «Откуда появилась Литва?» в №24 за 2008 г. и №№1, 2, 3 за 2009 г.) Потом княжил его сын Василько. (См. книгу В.У. Ластовского «Короткая история Беларуси», Вильня, 1910.)

Итак, потомки князя Изяслава, рожденного в результате изнасилования Владимиром шведки Рогнеды, правили в Полоцке до 1181 года (при этом уже через 70-90 лет полностью освободились от Киевского ига – то есть от Русского ига). С 1181 по 1190 была Полоцкая Республика. А затем вплоть до вхождения Полоцкого Государства в состав ВКЛ им правили нерусские князья-ятвяги, не имевшие никакой связи с Киевской Русью и не вступавшие в брак с киевскими родами. Учитывая, что князьям Полоцка служили ятвяжско-полоцкие дружины, — то ни о какой «Руси» в Полоцке не может быть и речи.

Никакие Рюриковичи в Полоцке с 1181 года уже не правили. Но раз нет Рюриковичей – то и нет никакой Руси.

Кроме того, я весьма сомневаюсь, что акт изнасилования шведки Рогнеды киевским князем Владимиром – на глазах ее связанных родителей и братьев, которых после изнасилования сей русский князь убил, — якобы являлся АКТОМ ПРИОБЩЕНИЯ ПОЛОЦКА К РУСИ.

Кстати говоря, киевского князя Владимира Русская православная Церковь сделала святым за то, что он затем крестил Русь. Как святым может быть человек, совершивший изнасилование девушки на глазах ее семьи и убивший затем всю ее семью, – удивительная загадка представлений РПЦ о МОРАЛЬНЫХ НОРМАХ…

Сей святой РПЦ и в будущем креститель Руси – бежит сразу при штурме Полоцка насиловать шведскую девственницу, а в результате АКТА рождается сын Изяслав, который хочет своего святого «героического» папашку убить – и едва это не сделал. Но при чем тут беларусы? Один демагог, беларуский профессор «идеологической школы ЦК КПСС» писал, что «брак князя Владимира с Рогнедой нес беларусам древнерусское сознание». Как изнасилование украинским князем шведки может нести беларусам «древнерусское сознание»? Уму не постижимо…

Иные возражают, что Владимир был не украинским князем, а «руським» – но ведь и никаких «беларусов» тогда не было: были только кривичи и ятвяги – западно-балтские племена. От того, что кривичами правили шведы Рогволод и Рогнеда, – они не становились автоматически шведами. И точно так с захватом Полоцка киевлянами – кривичи не стали ни «руськими», ни «украинцами», а с вхождением в состав Речи Посполитой – не стали от этого поляками. Но зато с 1230-х с миграцией к нам поморских лютичей во главе с князьями Булевичами и Рускевичами сначала ятвяги, а затем и кривичи именуют себя ЛИТВИНАМИ и ЛЮТВОЙ-ЛИТВОЙ. Именно эти новые названия заменяют наши старые – Ятва, Дайнова, Крива. И именно с этого периода начинает складываться наш этнос как объединение ятвягов, дайновичей и кривичей. И если, скажем, кто-то кривичей еще может относить к «данникам Древней Руси» (то есть к данникам варягов, ибо кривичи лежали на пути «из варяг в греки»), то вот ни Ятву ятвягов (столицы Новогрудок и Дарагичин в Белосточчине), ни Дайнову дайновичей (столица Лида) – никто в здравом уме «Русью» называть не станет. А ведь это – предки всех нынешних беларусов Минской, Гродненской и Брестской областей!

При первом разделе Речи Посполитой Екатерина II называет захваченный у нас кусок ВКЛ (Полоцк, Витебск, Могилев) новым названием «Белорусская губерния», а остальную часть нынешней Беларуси, захваченную позже, именует «Литовской губернией». То есть – исторической Литвой (до 1840 года). Уже один этот факт именования нас со стороны России – ярко показывает, что даже при царизме большая часть нынешней Беларуси еще называлась Литвой. То есть, в первой половине XIX веке якобы не было нашего народа, а было на территории нынешней Беларуси ДВА РАЗНЫХ народа: в Западной Беларуси (Литовской губернии) продолжали жить литвины ВКЛ, а в Восточной Беларуси (Белорусской губернии) – якобы жили уже «белорусы».

Это – ненаучный нонсенс, который одиозно противоречит тому, что пишет Энциклопедия «Беларусь», Минск, 1995, стр. 529: «Процессы консолидации беларуской народности в беларускую Нацию начались в 16 – начале 17 века».

Простите, о каких процессах может идти речь, если Нация была с разделами Речи Посполитой «разбита» на 70 лет царизмом на две части – «Литву» и «Белоруссию» одноименных губерний? И куда делась литвинская Нация Литовской губернии – Минска, Гродно, Бреста, Вильно? Энциклопедия «забыла», как называлась формируемая беларуская нация «в 16 – начале 17 века». То есть, в эпоху Статутов ВКЛ, в которых нет НИ СЛОВА о каких-то «беларусах», зато все жители территории нынешней Беларуси там именуются только литвинами. На самом деле формировалась нация под другим названием – не беларуская, а литвинская.

Что уже СТРАННО с научной точки зрения. Давайте посмотрим на эту чехарду наших названий в рамках представлений этой же Энциклопедии, которая на стр. 529 указывает, что процесс формирования беларуской нации окончился в 1910-1920-х годах.

Формирование нашей нации шло, примерно, с 1501 по 1920 год. Это 420 лет, из которых наша формируемая нация ВСЯ называлась «литвинами» и «Литвой» 271 год, потом ее ТОЛЬКО восточная часть именовалась в процессе этого формирования нации «беларусами» 148 лет, а ее западная часть именовалась «беларусами» лишь 80 лет.

Как видим, в процессе формирования нашей общей нации Беларуси восточные беларусы назывались «литвинами» всю первую половину этого периода, а западные беларусы назывались «литвинами» более 80% этого периода. Это ясно показывает, что наша нация – формирование которой в последних этапах было исковеркано имперской политикой русификации со стороны царизма – нами создавалась как нация литвинов Литвы, а не как некая нам навязанная российской оккупацией «нация белорусов Белоруссии». Навязанная именно с лишением нас своей Государственности ВКЛ и всех наших прав и свобод, всего нашего исторического и культурного наследия нашей независимой от царизма жизни.

Всю лживость царского термина «Белоруссия», насильно подменившего после наших антироссийских восстаний самоназвания «Литва» и «литвины», выпукло показывает тот факт, что после нашего очередного восстания 1863-1864 годов генерал-губернатор Муравьев запретил и навязанное нам царизмом колониальное название «Белоруссия», вводя вместо него – до февраля 1917 года! – название «Северо-западный край». Это создает уже ТРЕТЬЕ название для нашей нации: «северо-западчане». Что ничем не лучше и ничем не хуже, чем равно царское «белорусы».

А ведь и не удивляет: в ином «историческом раскладе» ныне Энциклопедия «Беларусь» написала бы на стр. 529: «Процессы консолидации северо-западной народности в северо-западную Нацию начались в 16 – начале 17 века». И, мол, наши предки писали и говорили на древне-северо-западном языке. Вроде бы – правда. А по сути – издевательство.

Становится ли от этого историческая Литва – «Русью»? Да нет, конечно! Поэтому абсолютно нелепо Беларусь «раскрывать» термином «Белая Русь», так как в «матрешке» под названием «Беларусь» скрывается никакая не «Русь», а угробленная и русифицированная царизмом ЛИТВА и ее нация литвинов. То есть – наши предки, которые и создавали нашу нацию. Нацию ВКЛ и Литвы – а вовсе не какой-то «Руси» или тем более, России с ее «северо-западными краями».

* * *

Что же касается юридической точки зрения, то ныне популярный (по невежеству) термин «Белая Русь» АБСОЛЮТНО противоречит ДУХУ, СОДЕРЖАНИЮ и СМЫСЛУ Закона Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь.

Напомню то, о чем говорилось выше: смысл Закона о нашем новом названии был в том, чтобы нас больше не именовали колониальным названием «Weissrusland», буквально – «Белая Россия» в немецком, английском, французском и прочих языках мира, включая русский. Смысл Закона в том, что мы – не часть «Rusland», а самостоятельное государство Беларусь самостоятельной беларуской нации – соучредителя ООН.

Термин «Белая Русь» — полностью перечеркивает и этот Закон, и все наши усилия быть самостоятельным Государством. Он – калька с «Weissrusland».

Вся беда в том, что беларусы, использующие термин «Белая Русь», в силу, как мне кажется, своих ограниченных знаний на эту тему – просто НЕ ОЩУЩАЮТ и НЕ ПОНИМАЮТ, что тем самым нарушают Закон Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь. Они этим термином «Белая Русь» называют беларускую нацию – нацией «белых россиян», а саму Беларусь называют «Weissrusland». Что и есть на немецком языке эта пресловутая «Белая Русь».

Но мы для всего мира – уже давно не Weissrusland, мы — Belarus’. Хотя бы потому, что так название нашей страны пишется на НАШЕМ языке.

scjapan.livejournal.com

Беларуска по Русский, перевод, Белорусский-Русский Словарь

be Купляйце беларускае!

tatoebaru Если она реальна, то она здесь, и она открывается

be Усе свае надзеі беларускі народ ускладае выключна на першага Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь Аляксандра Лукашэнка і яго сына Колю.

tatoebaru Не знаю, как мне благодарить тебя, что помогла выполнить моё обещание

be 13 і 14 чэрвеня ў горадзе Маладзечна пройдзе XIV Нацыянальны фестываль беларускай песні і паэзіі «Маладзечна-2014».

tatoebaru Ты же знаешь меня!Ты знаешь, кто я!

be Аповесьць Адама Міцкевіча «Пан Тадэвуш», што так ясна, так шчыра малюе характар, звычаі і абычаі нашых беларускіх паноў часу Напалеона, ужо цяпер (1859 год) перакладаецца на расійскую мову.

tatoebaru Я тебя люблю

be Спроба бара «Тутэйшыя» падтрымаць беларускую мову зніжкай у 15% сутыкнулася з нечаканай рэакцыяй расійскіх шавіністаў, якія ўбачылі ў гэтым «дыскрымінацыю рускамоўных», — хаця насамрэч дыскрымінуемымі з’яўляюцца беларускамоўныя.

tatoebaru Нет времени удивляться, Ичиго!

be Беларускі рубель

KDE40.1ru Были такие мысли

be Усе фатаграфіі і відэазапісы самалёта, які раскідваў плюшавых мішак, беларускія ўлады называюць фальсіфікацыяй і правакацыяй.

tatoebaru Я путешествую по времени и по земле,….. чтобы попасть туда, где был

be Выставу «Купляйце беларускае!» рэкламавалі з дапамогай спаму.

tatoebaru Остановись!

be Праз татальную русіфікацыю ў Беларусі беларуская мова знаходзіцца на мяжы знікнення.

tatoebaru Ты просто этого ещё не знаешь

be Уладальніцай Гран-Пры першага фестывалю беларускай песні і паэзіі «Маладзечна-1993» стала Алена Саўленайтэ.

tatoebaru Она огромная ведьма, занимающая мое пространство

be 68,4% апытаных беларусаў адказалі, што не абралі б версію кнігі на беларускай мове ні пры якіх умовах.

tatoebaru Он привозил мои любимые конфеты

be Патрэбна перакласці тэкст на беларускую мову.

tatoebaru Нет, мне чего- то не хватало

be Пакуль Яўген заняты перакладам сказаў з рускай на англійскую, я хуценька падабаўляю беларускіх перакладаў і абганю уйгурскую.

tatoebaru Столько страданий для малюток, только вступающих в мир

be Беларускія феміністкі правялі акцыю супраць сэксізму ў рэкламе.

tatoebaru Шоу написал ее в # году

be Купацца на беларускіх «Мальдывах» — у мелавых тэхнічных кар’ерах з бірузовай вадой — небяспечна.

tatoebaru Кcтaти, тaк этo и пpoиcxoдит

be Вера склала мангольска-беларускі слоўнік.

tatoebaru Это были времена, когда Бен думал, что откуда- то знает этого парня

be Чарльз не выказваў сваіх думак пра Нацыянальную бібліятэку, каб не пакрыўдзіць сваіх беларускіх сяброў.

tatoebaru Почему ты так говоришь?

be Андрэй Хадановіч — велічыня беларускай паэзіі.

tatoebaru А вот и ваши друзья

be Шкада, што ніхто тут не вывучае беларускую.

tatoebaru Разве я похожа на тех, кто был изнасилован?

ru.glosbe.com

Как правильно пишется слово БЕЛОРУСКА. Ударение в слове БЕЛОРУСКА


белору́ска

Делаем
Карту слов лучше вместе




Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать
Карту слов. Я отлично
умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Когда-нибудь я тоже научусь различать смыслы слов.


В каком смысле употребляется прилагательное густой в отрывке:

И хотя его лицо закрывала густая растительность, но глаза задорно блестели.

В прямом
смысле

В переносном
смысле

Это устойчивое
выражение

Это другое
прилагательное

Предложения со
словом «белоруска»:

  • Отряды партизан действовали по всей белоруской земле.
  • Например, муж — грек, жена — белоруска, а дети записаны русскими.
  • (все
    предложения)

Оставить комментарий


Текст комментария:

Электронная почта:


Дополнительно:

Слово
«белоруска» входит в списки слов:

kartaslov.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о